Doctor Who: Night terror

Объявление

Результаты переклички, обновление списка внешностей, новости по сюжету и очень важная просьба от редакторов цитатника ВК!
Солнечный ветер неизменно прибивает к берегам обломки старых кораблей и заблудших душ, одни берега опасны настолько, что лучше погибнуть в шторм, чем оказаться на этой суше, другие же, наоборот, приветливы и дружелюбны, как наш. Так пусть судьба принесет тебя к нам, пусть волны холодной космической пыли не поглотят тебя в дальнем пути, пусть Космический Нептун окажется к тебе благосклонен, а Прокламация Теней не занесет в список преступников. Держись до последнего и не отпускай. Geronimo!
[...]интересный страх дыма, отдает таким легким привкусом, свежим, кажется едва уловимым, вот странно даже[...]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Doctor Who: Night terror » Экскурсия по Террору » live in the never


live in the never

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

» live in the never «

http://s6.uploads.ru/d9JBu.png

» В ГЛАВНЫХ РОЛЯХ «
Siriana & John Hart
» ДЕКОРАЦИИ «
Геа. Планета задтерянаая среди миллиарда звезд
» А ДЕЛО БЫЛО ТАК «
Геа прекрасная плане с аномалией в виде энергии, которую местные жители считают не иначе как магией.
Но каждая "магия" однажды приходит к своему завершению, и планета разрываема войной за власть. Каждый хочет быть королем мира, владеть угасающей магией и править всеми.
Именно в этот заос войны попадает бывший агент времени Джон Харт, агент ЮНИТ и таймледи - Сириана.
Вот только вопрос, - готовы ли они дать бой всему миру?

+2

2

В последние несколько недель складывалось ощущение, будто всё это не с проста. Каждое дело, будь оно заданием ЮНИТа или же приключением таймледи, как ей казалось, приближало что-то важное в будущем. Что-то, что всё изменит. События следовали одно за другим с пугающей скоростью; раньше такого никогда не было. Они сменяли друг друга, переплетались, тянули таймледи следом за собой в неизвестность. Она-то надеялась спокойно пожить, помогая ЮНИТу полезной информацией о потенциальных опасностях! Иногда ей думалось, что само мироздание против такого расклада.
Солнце ещё не взошло, а повелительница времени уже неторопливо шла по улицам серого города под мелким дождём. Пока она лишь смутно представляла, куда именно приведёт её эта дорога. Впрочем, к этому она уже успела привыкнуть. Даже знай она с точностью до мельчайших деталей, куда именно придёт, обязательно нашлось бы нечто абсолютно неожиданное. Однако, осторожно заходя в пустующий дом рыжая изо всех сил постаралась сделать вид, что перед ней предстало именно то, о чём она подумала, в первый раз прочитав подсунутую под входную дверь записку. Корявым почерком на ней было выведено интригующее приглашение.
- И зачем я тебе понадобилась? - поинтересовалась девушка у пустоты, прикрывая за собой скрипящую дверь с облезшей краской. Одноэтажный домик был зажат между двумя более презентабельного вида многоэтажками и по сравнению с ними казался очень неприметным. Возможно потому что взгляд упорно не желал признавать наличие этого разваливающегося "сарая" рядом с новостройками.
Из комнаты навстречу шагнула знакомая фигура. Сириану передёрнуло от вида хозяйки дома.
- Напомни, почему я тебя не сдала ЮНИТу на опыты? Ты должен был сгинуть и больше не появляться поблизости, - взяв себя в руки проворчала Сириана, проходя в дом. Идеальная обитель для живого ночного кошмара.
- Мне нужна твоя помощь.
Вот как.
Рыжая почти вплотную подошла к своей более страшного вида копии.
Интересно, как Осгуд терпит своего двойника?
Не смотря на то, что существо приняло облик женского пола, таймледи не могла перестать обращаться к нему как к мужчине.
- А я тебе помогу потому что...?
Она хитро прищурилась и вопросительно изогнула бровь. Здесь явно потребуется аргументы получше, чем "я никому не вредил" или даже "я соблюдал договор".
- Потому что я тебя знаю и доверяю. К тому же тебе это будет интересно.
Наглость в чистом виде. Не удивительно. Приняв облик Сирианы, пришелец забрался к ней в разум и явно позаимствовал некоторые повадки. Анна согласно кивнула, приготовившись для начала хотя бы выслушать.
После непродолжительного разговора, местами больше похожего на допрос Сириана знала практически всё, что требовалось.
- Геа, значит... Не буду спрашивать, как ты об этом узнал и какими ветрами тебя самого тебя туда занесло по пути на Землю. И как я должна туда попасть? Я, знаешь ли, без транспорта.
Существо загадочно улыбнулось и пообещало, что таймледи найдёт способ, если как следует осмотрится вокруг. Больше ничего полезного добиться не удалось.
- Если всё получится, будешь мне должен. И... Смени уже этот вид! Тебе больше шло быть тараканом-переростком. Это очень подойдёт под интерьер.
К счастью для рыжей, пришелец был совершенно не в том положении, чтоб обижаться на её поведение. Или как минимум не мог себе позволить показать своё недовольство. .

И дня не прошло, как - совершенно случайно! - Анна буквально свалилась на голову одному старому знакомому. Для решения проблемы потребовалось всего лишь запнуться и схватиться за оказавшегося рядом человека, дабы совсем не потерять равновесие.
- Изви... Джон Ха-а-арт, - расплылась в довольной улыбке девушка, сделав вид, что падение было частью некого хитрого плана, как не вызывая подозрений можно повиснуть на мужчине.
А вот и транспорт...
- Ну-ка пойдём со мной. У меня есть одно любопытное дельце. Обещаю, тебе будет интересно.
Невольно, она повторила недавно услышанную фразу, мысленно отметив этот любопытный факт. Оставалось только придумать, чем же именно она собирается заинтересовать Харта. Оставалось положиться на своё рыжее очарование и наглость и, не вдаваясь в подробности, обрисовать причину и цель задания.


Как-то так... Если что, я всегда готова исправить х)
Оффтоп: Хартище, оцени уже ответы в Выборах, я хочу уже вылететь победить х)

+ то самое существо. могу рассказать их историю.. если интересно)

https://67.media.tumblr.com/0febc07b70c2c046a05fd36f2fc7816d/tumblr_nd540889F71qj7u8ao1_500.gif

+1

3

Жизнь это один сплошной фарс, который не меняется из века в век. Всем, что-то от кого-то да нужно, и не важно порой что этот кто-то думает касательно всего этого. Унося ноги с Крии, я как-то не предполагала, что все закончится Лондоном двадцать первого века, да еще в какой-то из подворотни, и это все лишь потому что мой браслет решил слегка взбрыкнуть, показывая свой нрав, под стать хозяину, что не говори. Да и браслет не виноват, что я плохо ввожу координаты, когда на меня нацелено пару десятков орудий, и все, что хочется, это убраться из этого дерьма подальше.
Кто же знал, что на тот момент, на Крии такой ужас происходит с ползучими гадами. Мало того, что пришлось собственноручно помогать этим идиотам, колонистам, защищать базу, так потом меня же еще и выставили виновником всего, якобы, по мнению самого «умного» я был агентом ползучих гадов. А все потому что, я понимал их и мог с ними говорить. Вот как неандертальцам, из сорок второго, объяснить все красоту и прелесть работы в Агентстве Времени, которое появиться лишь через девять лет, и то, будет рекрутировать лишь избранных, или пытаться контролировать маньяка, только потому что его навыки кому-то казались тогда интересными. Им не объяснить и того, что это самое агентство, в свое время, интегрировала чип в какую-то часть мозга, который помогает не только понимать, но и разговаривать на множестве языках миров и народов, не важно в каком времени или пространстве. И даже без браслета, который брал на себя функцию «переводчика» в нужные моменты. Они не желали понимать, что я просто им не враг, ну и не друг, просто помощник из космоса. В итоге, пришлось сматываться под прицелом всякого оружия. Не самое веселое в жизни занятие, но, бывало и хуже.
Впрочем, люди правы, когда говорят, не бросай вызов судьбе. Стоило мне решить, что «хуже уж точно не будет», как на мою голову, практически в прямом смысле сего понятия, свалилась Сириана, ослепительно улыбаясь при этом, и не собираясь отпускать мой доломан. Прекрасно. Просто замечательная возможность угробить свою жизнь еще раз. Помниться, тогда на корабле, она без зазрения совести спалила весь гениальный план пиратов, ну и меня заодно к этому приплела, хотя, в упор не помню, чтобы я спал с дочерью их босса. Ладно, стоит признать, любовниц или любовников, я не стремился запомнить.
- Какая встреча, - оскалился в ответной, максимально приветливой, улыбке девушке и перехватил ее по удобнее, не растягивать же рукава доломана, из-за ее любви к красному цвету.
- Предположим, ты меня заинтересовала, - в конце концов, не каждый день красивая леди предлагает дело, которое может быть крайне интересным, так что я даже с удовольствием направился следом за ней, перехватив ее руку и теперь мы ни чем не отличались от множества парочек, встречающихся по дороге. Разве что, не у всех из этих парочек был доломан, красивая рыжая бестия рядом, и две кобуры с пистолетами и катана на поясе, справа. Право дело, оружие, такая мелочь, что я слишком часто «забывал» про него, и то, что могу таким образом шокировать кого-то или чего-то. Это была моя безопасность, мое объявление об аккуратности, да к тому же, наивные существа, иногда, покупались на эту провокацию, лишали меня лишь видимого оружия, оставляя большую часть арсенала мне для удобного использования в бою или в случае, когда нужно было выпутаться из оков.
- И так, что за дело? – мы оказались в каком-то здании, предположительно даже квартире самой Анны, и теперь, сидя на стуле, и балансируя его на задних ножках, в великой опасности свалиться и приложиться головой о пол, я любовался девушкой и ждал от нее то самое, интересное дело. Заказов, на ограбление, все равно не было, как не было и предложений кого-то убрать, так что избавившись от неприятного осадка, оставленного мной Крией, я готов был к новым приключением, и желательно с самого рыжей бестией за компанию, ведь иначе все удовольствие казалось поддельным и не верным. К тому же, еще там, на корабле, мне показалось, что мы можем быть друг другу полезны, в разных проявлениях и направлениях, разумеется. Не смотря на достаточно хреновую репутацию, я умел видеть выгоду там, где другие видели просто удачное стечение обстоятельств.
- Рыжая, поведай что у тебя на душе. Хотя, стой, люди средних веков считали, что души у рыжих, как раз, и нет. Удиви меня, - подмигиваю ей и широко улыбаюсь.

+2

4

Довольно хмыкнув, рыжая прицепилась к своей "добыче" и потянула в сторону своего жилья. Идти, к счастью, далеко не пришлось. Разве что по дороге Сириана вспомнила, какой там творится бардак... Но, в конце концов, она ведь не на свидание его пригласила. К чертям уборку.
Уже около самой двери им встретился многострадальный сосед повелительницы времени. Тот, казалось, уже привык ко всем странностям. На этот раз он выглянул из-за своей двери, начав было говорить что-то том, что им срочно надо поговорить. Но, заметив Харта и с удивлением осмотрев гостя целиком, предпочёл молча скрыться в своей квартире. Анна лишь усмехнулась. Интересно, о чём это он собирался поговорить? Да ещё таким серьёзным тоном...
- Ты проходи, располагайся. Чай, кофе? Обойдёшься?
Последнее пришлось добавить самым невозмутимым тоном. Не из вредности, вовсе нет. Таймледи вдруг вспомнила, что гостю предложить совершенно нечего. Что же, придётся обойтись вкусным и соблазнительным рассказом о том, зачем ей внезапно потребовалась помощь.
- Рыжая, поведай что у тебя на душе. Хотя, стой, люди средних веков считали, что души у рыжих, как раз, и нет. Удиви меня.
Сириана устроилась в кресле напротив, хитро прищурившись и невольно расплываясь в ответной улыбке.
- Я в этом не виновата! Боюсь, не с меня люди начали так думать. Меня тогда там не было. Кажется...
Девушка сорвалась с места, не успев там удобно устроиться. Дальше говорить она продолжала, копаясь в вещах в поисках того, что будет необходимо с собой захватить.
- Я сама пока толком не знаю, что предстоит сделать. Один старый...друг попросил меня об одолжении. Да где оно?!
В сторону полетела подушка, а девушка почти полностью забралась под матрас на кровати. Довольно что-то пробормотав, она вернулась оттуда ещё более лохматая, зато со странным прибором в руках. Находка сразу же была отправлена в карман.
- Так вот. Ему с некой планеты Геа пришла одна крайне неутешительная новость. Цивилизация там гибнет и я пока точно не знаю, в чём дело. Знаю только, что когда-то жители там обнаружили странный источник энергии, на котором с тех пор и выстраивалась вся их жизнь. А теперь, кажется, источник иссякает.
Проверив содержимое карманов, рыжая вернулась на своё место, теперь уже более спокойно и сосредоточенно выдавая всю информацию.
- Моя задача туда добраться и выяснить, что там происходит. По возможности предотвратить гибель цивилизации. Об отдельных её представителях меня не просили, так что в методах мы не ограничены... Впрочем, если не захочешь меня сопровождать, достаточно будет довезти меня туда и через некоторое время забрать обратно. Прыгать придётся в пространстве и времени, послание шло долго, так что надёжнее будет отправиться в прошлое.
Сириана склонила на бок голову, хитрым взглядом изучая Джона и пытаясь угадать, о чём он думает. Продолжать? Сдаваться?
- В итоге я получу очень благодарного друга... Смертельно благодарного, я бы сказала. Что же касается тебя... Наверняка на Геа найдётся что-нибудь в твоём вкусе. Уверена, благодарные жители планеты будут только рады подарить тебе всё, что пожелаешь. А если нет, то их никто не будет спрашивать, - рыжая хитро подмигнула и поднялась на ноги.
- Можем отправляться прямо сейчас, координаты я знаю.
Она хотела было без спросу потянуться к браслету но, наученная неприятным опытом с Греем, благоразумно предпочла пока не проявлять самодеятельности и хотя бы дождаться согласия Харта. 


Полетели! х)

+2

5

Интерес бывает разным. Сексуальным, материальным, личным. Когда все три складываются воедино, случается вот такая вот встреча, с рыжей, которая интересна во всех трех аспектах жизни. В конце концов, она сексуальна и хороша, чем не повод приударить да попытаться создать из этой встречи интересные вероятности жизни? Игра, она всегда привлекала меня чуть больше, чем что-то еще. Игра в жизнь, игра в смерть, игра в хорошего и плохого, просто игра ради игры. Не важно, главное ощущать азарт и адреналин, что бежит по крови , выжигая после себя километры вен. И единственное правило во всей этой игре, - выжить любой ценой. Адреналин, пожалуй лучшее что есть в человеке, по мимо крови и информации. И интереса, что снова нас свел.
Опасно балансируя на задних ножках стула, смотрю на девушку, которая тараторит при чем, автомат явно выдает очередь медленнее, чем рыжая свою информацию. Роюсь в толще памяти, пытаясь вспомнить что-то про эту самую планету, где вроде как все прекрасно, и не нужны никакие гости, но увы, ничего. То ли забыл, то ли просто не встречался с ней в системе своих координат и путешествий. Прищурившись, слежу за ее мимикой, как будто, хочу поймать на лжи. Срочность всегда настораживает, но, не верить ей нет повода. Не знаю почему, что-то внутри говорит, что можно вполне себе довериться, если уметь рисковать, к тому же, пользоваться браслетом она может и умеет, но, его еще получить нужно будет, при случае, а я не имею привычки разбрасываться своими игрушками, и тем более терять бдительность в компании красивых рыжих особ. Пусть даже и имею к ним личный интерес. Путешествие в неизвестность, и возможность примерить на себя роль героя, не это ли влекло всегда людей, толкая их на легкие, и не очень, безумия. Пожалуй, стоит рискнуть, терять мне нечего, а бродить по известным тропинкам времени и пространства бывает порой слишком скучно и предсказуемо. Под ее диктовку забиваю координаты, как конечную точку прибытия. Усмехаюсь, ловя ее за запястье и мягко тяну, заставляя оказаться ближе. Какой джентльмен упустит шанс оказаться рядом с рыжей бестией?
Переход выходит странным. Нет, к легкому дискомфорту от всех этих прыжков привыкнуть проще простого, тем более, когда знаешь толк в еще более изощренных методах причинить ее. Но, кажется, координаты не слишком верны, точнее, не помешало бы сместить их на пару градусов, потому что приземляемся мы на самом краю обрыва. Лишь тот факт, что я все еще держал рыжую за запястье, и быстрота реакции, не дает нам с ней рухнуть с этого самого края, когда пальцы цепляются за выступающий и явно давно всеми позабытый корень дерева, давно уже спиленного, я очень надеюсь, но все еще крепко вгрызающегося в землю.
- Блядь. Держись. Не на это я рассчитывал, - выдыхаю переводя быстро дыхание и кидаю взгляд вниз. Под ногами не видно даже земли, или это просто слишком густой туман? Да и не похоже, что под нашими ногами воды моря или океана. Хрен поймет что там ждет, но выбираться нужно, ждать маны небесной в виде вдруг появившейся руки помощи не стоит, да и я не сильно бы доверял подобной руке.
- Ползи наверх, - и не на такой контакт с ней. Но, когда на кону жизнь, привередничать не стоит. - Сири, ты хоть и не тяжелая, но деревяшка выдержит не долго, - чуть строго и холодно. Извиниться за грубость успею позже. - Аккуратнее, - шиплю на девушку, когда та не очень приятно проезжается по тему и напрягающее руку чуть сильнее. Даже ногой не зацепиться за стену, слишком гладкая, словно и не самой природой созданная. А над головой тот самый, не сильно надежный выступ, до которого можно добраться лишь перекинув вес собственного тела вверх.
- Так что ты там говорила про спасения этих несчастных?
Не слишком добродушно, но, мы только что выбрались с края жизни и смерти, сейчас бы по закону жанра земных фильмов, нам обниматься и целоваться. Кажется, я пересмотрел старую классику. Ладно, стоять героями неизвестной земли тут тоже не лучшая из идей.
- Тебе там карту случайно не подкидывает вместе с информацией о бедствии? - кошусь на девушку, откидываясь крышку на браслер, чтобы провести анализ местности, хоть какой-то, дабы не двигаться в полной неизвестности.

+1

6

Рыжая на мгновение засомневалась, пересчитав в уме координаты точки прибытия. Слишком много неизвестных ей факторов! Мартин, конечно, снабдил её основной и самой важной информацией, но всё-таки был риск небольших погрешностей. Оставалось лишь надеяться, что просчиталась она не очень сильно... Наверное, стоило предупредить об этом Джона. "Ой, только нас может закинуть в жерло вулкана или мы окажемся вне атмосферы планеты". Да, конечно, отличное выйдет начало! Так что Сир решила, что будь, что будет.
И почти не ошиблась. Ничего особо страшного не случилось, хоть сначала показалось совершенно иначе.
- Блядь. Держись. Не на это я рассчитывал.
Да, я тоже... И где та хреновина?..
В иной ситуации Сириана для начала высказалась бы по поводу перемещения при помощи браслета. Но ругать этот метод перемещения было глупо - она сама его выбрала, в конце концов! - и просто не было на это времени. Пришлось сразу же ориентироваться на новом месте, куда-то лезть и стараться не полететь в пропасть, казавшуюся бездонной. Поворчать она потом успеет.
Забравшись на выступ, девушка отползла подальше от края и, наконец, смогла нормально осмотреться. Больше всего её заинтересовало небо. Абсолютно пустое, что вызвало недовольство нахмурившейся таймледи. В небе не было кое-чего очень важного. Впрочем, раз того, что не так давно рыжая мысленно описала как "ту хреновину", всё равно не было, стоит описать саму местность.
Всё вокруг было практически лишено цвета. Серое небо, практически абсолютно чистое, если не считать нескольких лёгких облаков и тусклого светила, которое тоже казалось серо-желтым. Расстояние от местного солнца до планеты было несколько больше, так что привыкшим к освещению на Сол-3 могло показаться, что на планете царят вечные сумерки. По ту сторону воистину гигантской пропасти, практически невидимый с расстояния, над скалистой местностью возвышался городок, называемый местными жителями совершенно не оригинально: Старый Город. Просто потому что он действительно был значительно старше того, что располагался практически за спиной у путников, но пока был скрыт от их взглядов. Оба города, как ни странно, внешне друг от друга практически не отличались. Главным их различием был народец, населяющий эти места... Но знакомиться ни с теми, ни с другими Анна пока не собиралась. Её целью было кое-что другое...
- Тебе там карту случайно не подкидывает вместе с информацией о бедствии?
- А?.. Не... Нет. Только положение и кучу чужих воспоминаний об этом месте, - задумчиво пробормотала Сириана, недовольно крутясь практически у самого обрыва. Того и гляди сейчас катится обратно...
- Да как так-то? Где оно?! - не выдержав воскликнула она и тут поняла, что стоит хотя бы пояснить Харту, что именно они должны были здесь встретить. Вдруг он сможет помочь?
- Нам нужно было попасть на...
Повелительница времени не успела даже начать объяснять, как снизу раздался протяжный гул, больше похожий на рёв огромного раненого зверя. Рыжая расплылась в довольной улыбке и снова вернулась к самому краю, вглядываясь в бездну. Туман ожил, когда из глубины начало что-то подниматься, прорезая темноту ослепительно яркими лучами прожекторов, излучающих серебристый свет.
- На это. Внутрь...
Медленно и торжественно из тумана выплывал дирижабль. Впрочем, на обычный земной дирижабль этот созданный местными технологиями монстр был похож лишь отдалённо. Гигантских размеров, казалось, эта машина способна вместить в себя целый город. практически так оно и было. Это была обитель местных богачей и знати, сбежавших от жестокой реальности погибающей планеты и многие годы находящейся в бесконечном воздушном путешествии, полном бездумной траты драгоценной, исчезающей энергии и ресурсов планеты. Вечный маскарад, беззаботный пир. И именно там можно было найти нескольких личностей, с которыми следовало переговорить. Двое гениальных учёных, что создали это воздухоплавательное чудо, тоже должны были находится на борту. Кому, как не им должны быть известны все до последнего свойства энергии, которая и послужила причиной визита туда таймледи со спасательной миссией? А ещё там был Правитель. И по воспоминаниям Кошмара ему и его охране попадаться на глаза совсем не стоит. С этим может выйти проблема... Сир покосилась на своего спутника, который, в отличие от всего окружающего мира, не смотря на тусклое освещение сохранил все цвета. Как и сама рыжая.
- Прыгаем во-о-о-он на тот уступ, когда дирижабль поднимется, - она указала на выступающий от корпуса балкон, богато украшенный и подсвеченный всё тем-же мягким, перламутровым светом из невидимого источника.
Рыжая без предупреждения прыгнула первая. Впрочем, промахнуться было сложно, а бок судна прошел, едва ли не задевая стены ущелья.
- Вот теперь мы на месте, - радостно выдохнула она. Кажется, пора было объяснить хоть немного из происходящего, так что Сир коротко выложила всё, что сама знает об этом месте и зачем они должны были оказаться именно там. О том, что в первый день каждого цикла корабль останавливается здесь пополнить запас, чтоб потом в течении минимум двухсот дней не опускаться на землю вновь.
Девушка осторожно приблизилась к ведущей внутрь двери. Та на удивление легко поддалась, так что повелительница времени осторожно пробралась внутрь. Помещение встретило почти полным мраком. Лишь вдалеке у стены слабо светилось несколько ламп, окружающих сидящего на простеньком железном стуле старика. Эта мрачная и безжизненная картина никак не вязалась со звуками музыки и веселья, что раздавались откуда-то поблизости. Сам старик издалека мог показаться скелетом. Серо-белая, тонкая кожа обтягивала кости и немного светилась сама. Действительно светилась, а не отражала свет ламп! Сир нахмурилась и сделала несколько шагов навстречу. Вытянутая голова, неестественно большие глаза, крошечный рот и практически отсутствующие пальцы на руках, продолжение которым заменяли длинные металлические спицы, образующие хитрый механизм - далек со всем с этим! Непривычно, но не так уж и странно. Странно было то, что он светился. Казалось, он спит, но эта иллюзия развеялась, когда он скрипучим голосом грозно рявкнул на весь зал:
- Взять их!
- Но мы даже не начали вас спасать! - возмутилась рыжая. - Бежим!

+1

7

Тихо шипя то ли от злости, то ли от нерадивого неизвестного, кто так хреново передает информацию, устало отряхиваю доломан, не слишком уж добро смотря на рыжую. И послал же ее Дьявол на мою голову. А, все, так прекрасно было. Провернул дельце, оттянулся в баре, совратил юную особу, открыв ей красоту секса, и на тебе, рыжая бестия со свои «давай спасем гибнущий мир», где люди не могут понять, что испытывают друг к другу, ненависть или любовь и что ими на самом деле движет, желание покататься спасая свою шкуру, либо просто тупая и ослепляющая зависть чужим благам. Мне оставалось лишь послать этот мир к Дьяволу, но он сам дёрнул меня посмотреть на избиение детей на войне. А может, мне просто не хватало этой дрожи в кончиках пальцев от адреналина. Словом, кося на Сири, я думал о том, что хорошо бы убраться с этого дранного утёса.
- Прекрасно, - хмыкнул иронически, оживляя браслет, хотелось все же знать, в какой задницы этой планеты мы оказались.
- Сири!
Куда уж там. Слушать агентов времени, пусть и бывших ведь совсем не интересно. Куда выгоднее прыгать на балкон не внушающего доверие летательного аппарата. Право дело, проще простого. Впрочем, долго размышлять о том, что делать дальше не стал, тут же шагнув за ней, и цепляясь за даму, для безопасности, как говориться. Я не обещал быть приличным мальчиком. Впрочем, мальчиком тоже не был.
- Спасать?! Этот скелет?
Раздраженно хмыкаю, рванув в дверь и ринувшись следом по длинному коридору. «Хоть рпз в жизни, мне может достаться гребанное приглашение туда, где меня не постараются убить через минуту?»
- Стой.
Ниша кажется удобной, и именно туда мы заруливаем, что бы скрыться от преследователей, которые слегка заплутав, успели отстать на пять шагов, чем я тут зе воспользовался. Вжав девушку в стену, сам облокотился на нее ладонями. Что я не ожидал, так это скрытого замка, который активировался от тепла ладони, и сработал, давая нам шанс уйти от преследователей. Кинув взгляд на девушку, я лишь пожал плечами. Разберемся потом.
Едва дверь за спиной с тихим шипением закрылась, как над головой замигало освещение. Перемигиваясь, лампы залили тусклым светом то, где мы оказались. Это была комната, достаточно не удобного, как мне казалось, формата, большее походившая на коридор, почти в точности, по габаритам, повторяющийся тот, по которому мы удирали еще секунду назад. Не то, чтобы я сильно разбирался в дирижаблях, не моя специфика и тема, но, мне всегда казалось, что они немного иначе устроены. Слишком мало пространства под пузырем, чтобы размещать хоромы или делать тайники. Впрочем, повидав множества всякого в своих путешествиях, я мало чему мог удивиться. Но, жизнь и путешествия, не всегда ведут к знакомым окончания и поворотам.
- И так... - начал я, стараясь осмотреться, но коридор, или что это в итоге, было, был пуст, а стоять на одном месте, привлекая к себе, возможное, внимание, не хотелось. - Они не выглядят нуждающимися в спасении, - подытожил я, и цокнул языком, кладя ладони на ремень, задумчиво перебирая пальцами.
Одна из дверей, недалеко от нас, открылась, выпуская переливы струнных инструментов, а после пару, что выглядело достаточно молодо и легкомысленно. Девушка заливисто смеялась, хоть и старалась сдержать смех, прикрыв рот ладонью, второй придерживая подол платья. Молодой мужчина, следовавший за ней, выглядел довольным, и поддерживал ее за локоть. Они едва ли замечали кого-то, пьяные своей молодостью и свободой. Схватив Сири, я потянул ее к двери, из которой вышла парочка, что ушла по коридору дальше и не давая себе и ей время для долгих размышлений или сомнений, толкнул дверь, чтобы оказаться в зале. Это был роскошно убранное и прекрасно декорированное большое помещение, с роскошными деталями украшения, как стен, так и самих гостей, собравшихся в зале. На наше счастье, никто не обрати внимание на явление чужаков, продолжая наслаждаться музыкой, едой и компанией друг друга.
- Твой товарищ точно не прогадал с координатами? - мимо проплыл официант с бокалами, и я быстро взял два, вручая один девушке. Люди без выпивки в руках, в таких компаниях вызывают сомнения. Бегать опять по неизвестным коридорам не хотелось. Нужно было разузнать все, а после уже действовать. Спасать или убивать.
- Встречаемся тут же, минут через сорок. Я ушел на разведку, и тебе того же советую. В любое время, информация, самый ценный ресурс жизни.
Подмигнув своей странице, я отпил белого вина из бокала и скользнул в толпу. Уж разговорить людей не должно составить проблему.

+1

8

Бежать было вовсе не обязательно. Они наверняка справились бы с местной охраной, пусть и не без некоторых усилий. Всё равно все присутствующие на корабле в скором времени были обречены погибнуть. А вот гостям планеты не стоило пока привлекать к себе слишком много внимания.
- Нет, не его. Его как раз можно будет прирезать при первом случае за его чрезмерную гостеприимность, - выдохнула девушка на бегу, то и дело оглядываясь через плечо. Охрана изрядно от них отстала - отсутствие практики и тренировок давало о себе знать. Уже несколько веков на корабле царил полный порядок. Если то, чем занималась местная знать можно назвать порядком, конечно. На Земле добрая часть их развлечений была бы названа незаконной и, несомненно, их осуждали бы все. Некоторые благодаря своим якобы правильным моральным устоям, а остальные из зависти прекрасного чёрного цвета.
Побег - вовсе не позорное бегство! - завершился там, что Харт затянул рыжую в какую-то каморку и прижал к стене. Она вопросительно подняла бровь, но ничего ничего не подходящего ляпнуть не успела. Путникам открылся проход в новый коридор. Пустой, к счастью.
- Они не выглядят нуждающимися в спасении.
Нашелся эксперт по нуждающимся в спасении, посмотри-ка!
Но рыжая лишь ухмыльнулась. В целом, она была с ним полностью согласна. Довольно неприятно появляться со спасательной миссией там, где тебя первым делом желают проткнуть чем-нибудь острым пару раз прежде, чем принять помощь.
- Не они. Этих я спасать даже не собираюсь, им всем жить осталось не больше часа. Здесь живёт вся элита этого мира. Избалованная, сходящая с ума от своего авторитета и власти. И пара учёных, что лучше всех присутствующих здесь, притом вместе взятых, понимают устройство этого мира. И почему он погибает. Найдём их, расспросим, и можно будет идти в город, - как всегда протараторила таймледи, пока благоразумно умалчивая о потенциальных проблемах с поиском учёных и их расспросами, которые очень быстро могут перейти в допрос. А ведь на всё это у них максимум час! Но ничего. Всё так и должно быть. Они успеют сделать всё, и, может, немножко больше. По крайней мере, шансы у них весьма неплохи, ведь они уже нашли главное скопище всего народа на корабле.
Бал. Роскошный. Такой, будто всем присутствующим жить осталось один день и терять им уже нечего. Сир придирчиво понюхала содержимое протянутого бокала и поморщилась.
- Мерзость какая. Много не пей, - посоветовала она. Это пойло кого угодно может заставить пожалеть о содеянном, даже великого и ужасного Джона Харта.
- Тридцать, и не опаздывай, иначе оставлю тебя с этими,- она нахально ткнула в мужчину указательным пальцем и направилась в противоположную сторону, надеясь, что её помощник хоть кого-нибудь найдёт. В теории, учёных здесь будет не трудно отличить от всех остальных, очень уж особенными привычками и экстравагантным внешним видом они обладают.
Одно плохо - чужаки по-прежнему привлекали к себе ненужное внимание среди этого серого мира. Светлые наряды, серебристые роскошные платья - практически всё здесь было бесцветным. А уж рыжую дамочку среди всей этой серости было видно издалека. Но она старалась не подавать вида. Подумаешь, рыжая! Вдруг это новая мода, а они просто не в курсе? Или часть её наряда?
А наряды окружающих заслуживали отдельного внимания. Светлая ткань сливалась с серой кожей, создавая с силуэтом одно целое. Но больше всего повелительницу времени заинтересовали украшения. У одной из дам вся рука, от предплечья до кисти была обвешана громоздкими браслетами, тонко позвякивающими при каждом движении. Стеклянные прозрачные сферы, внутри которых извивалась та же энергия, что и в лампах. Разве что кое-где Анна разглядела странного вида осадок. Тёмно-серый, он плавал под потоками света, переплетался с ними и его становилось всё больше.
Такой же процесс происходил со всей энергией на планете. Она умирала, будучи веками заточена в искусственных творениях жителей. Геа погибала вместе с ней. Отравленная "тьмой" энергия считалась проклятой, она несла смерть и разрушение всему, что с ней соприкоснётся. Все это понимали. Все это видели. Но слепо шли к концу одним тупым стадом. Впрочем, винить их было бессмысленно - они просто не знали, как спасти ситуацию и остановить процесс. Не знала пока и сама Сириана. Она медленно обходила скопища людей: пьяные, с пустыми глазами и животными гримасами на лицах, они пили, жрали и уединялись в каждом доступном уголке, пока могли двигаться. Среди них сновала прислуга. С напитками, одурманивающими веществами и маленькими белыми капсулами. Таймледи проследила за одним из них. Как оказалось, эти капсулы поднимают на ноги тех, кто больше не в состоянии потакать своим желаниям. Тогда-то она и решила кроме слежки набрать себе несколько полезных вещичек. Никто её не остановил и ни о чём не спросил.
Но один из присутствующих сверлил гостью внимательным, настороженным взглядом. Ей потребовалось минут пять, чтобы заметить мужчину со всклоченными, серыми волосами; его радужки глаз были разного цвета и размера; уши были покрашены едва ли не во все цвета радуги. Обнаженную грудь украшал огромных размеров медальон всё с той-же энергией внутри. Взгляды встретились, и незнакомец бросился бежать.
- Чтоб тебя!
Рыжая пару раз едва не упустила его из виду, но каждый раз мужчина выдавал себя. Он стремился выбраться из зала через одну из дверей вроде той, через которую Сир и Джон не так давно попали внутрь. Практически полчаса назад. Рыжая выругалась. Не хватало ещё, чтоб её личный транспорт не увидел её на нужном месте и свалил подальше от всех местных психов. К счастью, среди толпы мелькнуло что-то цветное. Был ли это Харт или необычный гобелен на стене разбираться времени не было. Она громко свистнула, привлекая к себе внимание. Беглец обернулся на звук, едва не запутался в собственных толстых ногах и вывалился и зала наружу. Рыжая выскочила следом за ним, по пути схватив со стола довольно острый шампур, на котором когда-то красовались куски жаркого.
Этот коридор украшали с десяток дверей, за которыми раздавались звуки страсти. Девушка открыла первую попавшуюся дверь и за шкирку затащила учёного внутрь. Он сопротивлялся, пинался и даже попытался её укусить, но безрезультатно.
К счастью, там было пусто, иначе одна из сладких парочек имела бы удовольствие наблюдать за весьма неприятным зрелищем. Некая рыжая особа толкнула несчастного на белоснежную кровать и проткнула плечо железкой, приковав свою жертву к постели, будто жука булавкой. Сама она устроилась верхом и насильно запихала в рот учёного белую капсулу. Оставалось только дождаться эффекта и начать милую беседу. Постепенно мутные от алкоголя, страха и боли глаза прояснились. Рот незнакомца открылся, но вместо надменной речи мудрого человека присутствующие долго слушали изысканные проклятия.
- Ну, всё, достаточно, - оборвала его Анна.
- Энергия, её источник и причина смерти. Выкладывай быстро и просто, и тогда я отдам тебе вот это, - девушка достала из кармана ещё одну позаимствованную у прислуги капсулу. - Вроде, это должно остановить боль, да?

+2

9

Пожалуй, можно было смело сказать, что собравшееся общество выглядело бесцветным, более того, оно как нельзя лучше изображало ту самую серую биомассу, которую я больше всего не любил в жизни. Эти люди, мнившие себя важными персонами и руководителями, на деле не владели и десятой долей власти, которую желали иметь. Они были слабы, действовали чаще из страха и исключительно во имя собственных целей и хорошего имени. Такие люди губили целую республику, пропагандируя общественные блага, душили предпринимателей, и забивали своими указами и законами тех немногих, кто осмеливался жить согласно своей чести и морали. Такое общество мне было противно, от такого общества хотелось избавиться единственным, хоть и радикальным, путем, перерезать всех к чертовой матери. Но, было множество причин, по которой зачастую приходилось держать себя в руках, не лезть на рожон, и делать вид, что оно хотя бы мило.
Симпатичная, со спины, дама с выцветшим цветом волос, выглядела достаточно скучающей, чтобы не рискнуть завязать с ней разговор. На ее фоне, как и на фоне собравшихся, мы с Сири выглядели слишком яркими, слишком полными жизни, как насмешка над умирающим любом, который ожидал своего великого шанса существовать. Беседа о политике, во время которой я лишь кивал понимающе головой, стремясь при этом не выпустить из вида копну рыжих волос своей спутницы, была самым скучным занятием, так что когда в зале наступило оживление в виде убегающего несчастного, мне оставалось лишь сорваться с места, не дав этой бесцветной особе завершить свою великую речь о том, что общество обязано понимать, насколько они стремятся его спасти. На деле, это были лишь слова, и ничего иного.
- Ловко, - хмыкаю, наблюдая проткнутое плечо ученого, реакцию на препарат, и со скучающим видом устроившись на краю вполне себе приличной и даже роскошной кровати, подогнул под себя ногу, излучая добродушие и миролюбивость. Право дело, это лучшее, что можно сделать с человеком, который пытается задеть честь и совесть бранью, в которой ему не помешало бы еще и попрактиковаться. Слишком часто он повторялся в оборотах речи и построению фраз. Скучный экземпляр.
- Глупо. Крайне глупо.
Очередная «добрая» усмешка, которую не замечает ученный на моем лице, наблюдая во все глаза за Сири и снова разражаясь очередной бранью. Молча вытаскиваю один из своих ножей, и так же, не говоря более не слово, вонзаю его в бедро несчастного, чуть ниже очаровательных форм Сирианны, что сидит на бедолаге. Брань прерывается долгим криком, переходящим в скулеж, когда я чуть толкнул лезвие в ране.
- Милейший, - мне правда скучно, а когда скучно я нахожу себе игрушки. Когда-то, это привело меня в тюрьму. Сегодня, я больше не подчиняюсь никому. Ни законам Теней, ни Агентству Времени, ни Нейву Блэку. Я могу продолжать нести смерть с той же легкостью и точностью, как делал это все прошедшие годы, только нынче над мной не давлеет слово закона или куратора. – По глазам вижу, ты понимаешь, куда я попал, - нежно улыбаюсь незнакомцу, изображая из себя сплошное добродушие и заботу. Голос так и сочится ядом сладости и заботы. – И вижу, ты понимаешь, что стоит мне немного повернуть лезвие в сторону, - пальцы ловко перехватывают рукоять ножа и немного разворачивают его в ране, лишь на пару миллиметров, но по его позе и напряженной ноге я вижу, он знает к чему это приведет, и чувствует, как лезвие касается стенок большой подкожной вены и наружной подвздошной артерии, мягко и почти любовно их лаская. Лезвие ножа с профессиональной точностью высококвалифицированного хирурга вошло как раз между этих, едва ли не самых важных кровеносных сосудов ноги, да и всего тела, в целом. – То, ты истечешь кровью меньше чем за пару минут. Согласись, крайне глупая смерть для человека твоих талантов и знаний. Не проще ли, сделать доброе дело, спасти планету, людей, свою никчемную жизнь?
Наклонив голову к плечу, я выжидаю, когда до него дойдет все, что я говорю, Боль, иногда, притупляет понимание слов и расстановку приоритетов. Но, этот малый, явно оказался смышленым, по крайней мер, в его глазах, в которых читалось легкое наркотическое опьянение, проступал еще и интеллект и самые базовые инстинкты жизни. С таким можно работать.
- Я расскажу все, только убери нож, нужно перевязать раны и дать мне эту капсулу, - начал ученный смотря уже на меня, и словно не замечал Сири. Торговаться об условиях это последнее, что стоит делать с людьми моего склада ума и взгляда на жизнь.
- Я не говорил о том, что мы с тобой будем торговаться, - подушечка пальца снова описала ленивый круг на основании ручки ножа, а взгляд, брошенный изподлобье на жертву, говорил красноречивее любых слов. – Тик-так. Время идет. Либо ты начинаешь говорить, либо я тебя убиваю прямо сейчас, и нахожу на корабле твоих других коллег. Думай. И думай быстрее.
Перехватив рукоять ножа, я вытащил лезвие на пару миллиметров, вроде как предлагая облегчение боли. Но, кто же меня знает, может рука вдруг дрогнет, и все-таки он отдаст Дьяволу душу. При этом полное безразличие на лице, и скучающая ленца, с которой я ласкал рукоять ножа, давала красноречивое понимание факта, - я убью, не подумав дважды. Сири даже мне не указ. На корабле я видел еще парочку гениальных умов серой массы, на которых мне любезно указала моя не менее серая и бесцветная незнакомка. Найти новую жертву будет не сложно.
- Хорошо, я все скажу, - в голосе проступила мольба. Бравада и самоуверенность покинули его перед лицом реально смерти, которая держала его жизнь в руках.
- Дорогая, он весь твой. И, гарантирую, он будет хорошим мальчиком. Послушным, покладистым, и щедрым на ответы, - на сей раз мои слова были обращены к Сири, которой я нежно и ласково улыбнулся. Еще мгновение, и я даже ее тонкую кисть украсил бы сдержанным поцелуем признательности и чести. Но, скорее проще будет найти спальню без свидетеля, чем я вспомню все хорошие манеры джентльмена.
Оставив бедолагу ученного в компании с Сири, которая вполне терпеливо повторила свои вопросы, я внимательно впитывал и запоминал каждое сказанное им слово, каждое предположение и рассуждения, теории и тезисы, не доказанные идеи, и некоторые домыслы. Все было, не ново. Жадность людей привела к тому, что источник стал возможностью стать властелином мира. Сильные мира сего развязали друг с другом войну, превратив когда-то цветущий мир в хаос, а победитель, заплатив не малую цену, наконец-то смог развернуть промышленное добывание энергии, выкачивая, буквально, ее из Геа, превращая ее в элемент роскоши, оружия. Постепенно планета стала увядать, - сначала война, а потом и подобное пренебрежение ее же детей.
- Ты все узнала? – я вновь оказался у постели, успев за все это время осмотреть всю спальню, и не найти в ней ничего интересного и стоящего. Здесь все было для утехи плоти, но ничего для питания души. Зато шкаф оказался полон одежды, которую я с удовольствием перебирал, демонстрируя заинтересованность скорее в ней, чем в чем-то еще. Навык, прикидываться невеждой. Получив положительный ответ, я лишь улыбнулся, и не добавляя больше ни слова, свернул шею ученому. Свидетели нам не нужны, а вот время очень даже важный союзник. Едва освободившись, ученый мог понять не нужный шум и без того стоящая под ударом операция, грозила обернуться крахом.
- Как смотришь на предложения немного вписаться в круг этих идиотов? – кивком головы указав на софу, где лежало несколько нарядов, Наклонился над трупом, вытаскиваю из его бедра свой нож, вытерев лезвие о штанину брюк неизвестного, который в страхе за свою жизнь предал своих сородичей.

+2

10

Она практически чувствовала, как местный всезнайка всем своим блистательным умом сомневается в словах Харта. Доброе дело, спасение планеты... Да они все здесь уже давно обречены!
Несомненно.
Рыжая украдкой взглянула на часы. Тик-так, приближается кое-что плохое и им, по-хорошему, уже пора бы собирать вещички и искать способ эвакуироваться с дирижабля, но нет. Её спутнику захотелось поиграть с добычей, а Сир лишь с любопытством наблюдала за процессом, даже не думая сдвинуться с места и совсем уступить Джону право творить с учёным всё, что вздумается. Глупо, безрассудно и крайне безответственно! Зато как приятно после такого количества времени побыть плохой. Не той занудной повелительницей времени из ЮНИТа, что старается обойтись минимальными жертвами. Там, понятное дело, она считает себя обязанной подавать хороший пример и хоть как-то повлиять на жестокую натуру людей, что так много раз несла зло всему миру, и самой Сириане в том числе. Но здесь, на далёкой планете, которая без её наглого, рыжего вмешательства вовсе канет в небытие, она может позволить себе любые методы. Наконец-то.
- Дорогая, он весь твой. И, гарантирую, он будет хорошим мальчиком. Послушным, покладистым, и щедрым на ответы.
Девушка расплылась в довольной улыбке. Раз уж Харт затеял это шоу с наигранной вежливостью и манерами, почему бы не поддержать? В этом месте, полном лживой красоты и иллюзорной власти такому поведению самое место, будто бы путешественники ничуть не лучше и не хуже всех остальных, кто отмечает последние минуты своей жизни, будто праздник.
Ты сама-то только не заиграйся. Четыре минуты осталось.
Вопросы были заданы вновь, один за другим. Сириана получила практически всё, что ожидала и немного меньше, чем хотелось бы. По меньшей мере теперь ей стало известно несколько ключевых факторов, которые стоит учитывать в этой спасательной миссии. Во-первых, внизу ещё действительно осталось несколько городов, где живут вполне нормальные гуманоиды, которым хочется жить, и жить долго и счастливо. Во-вторых, источник энергии находится совсем недалеко. Именно там жизненная сила Геи бьёт ключом из сердца планеты. Именно там началась жизнь и смерть этого мира. Мужчина называл это болезнью. Энергия, по его словам, была живой и практически разумной; она чахла и задыхалась в их машинах и инструментах, связанная и подчинённая эгоистичной воли правителей.
- Ты все узнала?
Она не была уверена. Может, она неправильно поставила вопрос и этот хитрец, желая получить свободу и исцеление от боли, упустил важные детали. Чего уж таить, скорее всего так оно и было! Но пора было прекращать. Сир кивнула и слезла с учёного. С его трупа.
- Как смотришь на предложения немного вписаться в круг этих идиотов?
- Хреновый предлог меня раздеть, Харт, - поморщилась она. - Да и не пригодятся нам эти клоунские наряды. Уходим отсюда.
Она опоздала всего чуть-чуть. Опять подвела информация о времени. Не успела таймледи выйти из комнаты, как весь корабль тряхнуло так, что она едва смогла удержаться на ногах. Сириана выругалась, невольно повторив пару формулировок учёного, но быстро взяла себя в руки. Они на огромной высоте! Прежде, чем все разобьются, они успеют выбраться. Девушка кивком указала на браслет агента:
- Подбросишь или развлечёмся?
Конечно, никакой ответ кроме второго не принимался. С трудом передвигаясь по рушащейся летающей машине, Анна привела Джона практически туда же, где всё и началось - в практически полностью тёмное помещение, только это было завалено всяким хламом. Корпус дирижабля скрипел и стонал; обшивка разваливалась. Где-то позади, в зале раздались тревожные крики, но быстро утихли - инстинкт самосохранения у большинства уже давно впал в спячку. Едва удерживая равновесие, Сир шарилась в завалах вещей, пытаясь найти ещё одно технологическое чудо, порождённое умами этого мира многие годы назад. К тому времени, как она нашла два комплекта механических крыльев, с треть дирижабля уже полыхала адским пламенем, а взрывы с белоснежными вспышками энергии грозили вот-вот разорвать в клочья остатки стремительно падающей конструкции.
- Кажется, эти рабочие... Надевай на спину, как рюкзак. Вот ремни, - таймледи на своём примере показала, как это должно выглядеть. - А дальше там разберёмся.
Она прыгнула. Несколько секунд, всё разгоняясь, летела в земле; конструкция скрежетала и похрустывала за спиной, бездействуя. Если оно окажется сломано, от неё даже мокрого места не останется! Под ними простирались горы, которые окружали город. Если не разобьёмся, то окажемся ровно на месте, - Сир ещё даже не успела испугаться бездействию искусственных крыльев. От падения захватывало дух, бьющий в лицо воздух не давал ни вдохнуть, ни вскрикнуть от восторга или страха. Постепенно скорость стала замедляться - конструкция за спиной ожила, ловя потоки воздуха и выравнивая полёт; стремительное падение прекратилось, и два силуэта парили под облаками, огибая высокие шпили резных городских башен из серого мрамора и медленно спускаясь. Сир махнула рукой в сторону одной из крыш, достаточно плоской и просторной для приземления. Честно признаться, она так и не поняла, как эти крылья работают, и уж тем более не представляла, как с ними приземляться, но всё получилось как нельзя лучше. Уже на земле крылья сложились, последний раз сверкнув металлом на тусклом солнце, и больше признаков жизни не подавали. Рыжая сняла бесполезную конструкцию с плеч, недовольно отметив, что прожилки технологии, которые только что были белоснежными, стремительно чернеют. Жаль, конечно. Зато они добрались именно туда, куда нужно - перед ними простирался Старый Город, самые нижние уровни которого тонули в тёмной энергии.

тык.

http://s020.radikal.ru/i706/1703/74/3ea5b9819cd6.jpg

+2

11

Усмехаюсь, в ответ на ее колкую фразу. Я никогда не скрывал восхищение красивым телом, да и желание обнажить его тоже казалось более чем естественным и нормальным. Зачастую, одежды все только портила, сковывая в движениях, в грации, в точности фигуры. Я всегда был таким, умеющим оценить красоту, умеющим подать это красоту под самым изысканным и прекрасным соусом. Я дарил людям ощущения своего тела, своей чувственности, раскрывая новые грани их сексуальности, позволяя хоть на одну ночь ощутить себя королями и королева и, и в тайне надеялся, что это ощущение они унесут на долгую жизнь. Меня называли развратником, ходоком и бесчувственной сволочью, но при этом, ни один партнер не мог упрекнуть меня в невнимательности, в эгоизме в постели. Я был честен там с ними, как они были раскрыты для меня. Я не скрывал количество любовных утех, но и не считал это поводом для гордости или бравадой. Нейва это бесило, Джека заставляло ревновать когда всем, мне же просто было скучно с кем-то одним, я всегда хотел чуть-чуть больше, чем позволено человеку. Поэтому, я лишь усмехаюсь, считая, что однажды заставлю одежду скатиться с ее плеч, и буду любоваться россыпью рыжих локонов по ее спине. Мечтать ведь не запрещено, это подстерегает к действию.
Сейчас, к этому само у действует, меня подчинено задрожавший под ногами пол, и крен корабля на правый борт. Я только успел подумать, что вот он, шанс походить по стенам без специального оборудования, но меня уже успели дернуть за плечо, тяня в неизвестном направлении. Чувство самосохранения, вовремя затянулось, впрочем, как и всегда, а ноги быстро понесли за пыжей, ловко лавируя в толпе перепуганных вельмож, мечтающих спасти свои шкуры. Разумеется, мы могли уйти из этого хаоса при помощи манипулятора, но это казалось крайне скучно, и абсолютно бессмысленно. Я пришел помочь рыжей, и получить наслаждение, зачем же лишат себя столь прекрасной возможности. Схватить ее за шиворот и утащить всегда успею, реакция, благо прекрасная.
- Доисторический раритет, однако.
Работа агента времени, подразумевала понимать многое, еще больше знать, а лучше вбить в голову, чтобы не забыть. Любой механизм, будь то древнейшие образцы паровых ранцов, или современные, для меня, аккуратные и комфортные транспортники, работали на идентичном, в большинстве своем, принципе: где-то достаточно было дернуть кольцо и раскрыть купол, где-то хватало нажат пару кнопок. Гибкий ум, любовь к головоломкам и шустро соображая смекалка, играли на руку тогда, когда корабль несся на встречу своей гибели. Крылья быстро оказались зафиксированные за спиной, а свободный полет уже маячил в шаговой доступности, одно движение вперед, и вот оно.
Первые несколько секунд, казалось, что дыхание перехватило, а глаза полны облаков. Но, ощущение невесомости тела, того, что небольшой поворот им менял траекторию самого полета было непередаваемо. В расцвет парашютной спорта на Земле, в конце двадцатого века, я не раз прыгал с рюкзаком за спиной, просто потому что хотелось увидеть стремительное приближение земли, как она тянет на себя, распахивая объятья в виде зеленых густых лесов, водной глади, такой обманчиво мягкой и гостеприимный, или просторных лугов. Здесь, этого не было. Здесь все было иначе. Облака расступились, крылья раскрыты и свободный полет уходил в контролируемое движение вперед. Тело быстро приспособились к новым возможностям, и я просто вытянулся, следуя за пыжей бестией вперед, плавно двигаясь к земле, к той, что не была рада непрошенным гостям.
Твердая поверхность, шаг, два, короткая пробежка и вот она, остановка, с которой заканчивается это чувство легкости, покоя, свободы. Мы вновь ходящие на двух ногах люди, мы больше не парит над облаками как птицы. Наверное, если бы я верил в реинкарнацию, я хотел бы быть жителем неба в следующее свое рождение. Наверное, не будь я столь палок земной красотой, я чаще тянулся бы к возможности расправить плечи и подняться ввысь.
- Надо будет прикупить у местных эти крылья, они мне понравились, - усмехаюсь, избавляясь от балласта. Они нам больше нервные, исполнили свою функцию, почувствовав перед «смертью» ветер в своих стальных перьях, они больше не коснуться облаков, не дотянутся до них. А я же... Я всегда могу повторить это, найти аналог, вновь коснуться ветра там, где его знают лишь птицы.
Город раскрывал я перед ними если не во всей, то уж максимально близкой к этому пониманию, красоте. Он был искусно сложен, а лучи солнца, не смотря на все свою слабость, медью сияло на высоких крышах. Архитектура явно была выдержана в одном стиле, что делала честь строителям этого мира, где низкие здания легко пересекали в высокие, казавшиеся тянувшиеся за облака. Мир дышал на исходе своего времени, задыхаясь своей историей, жестокостью своих детей, что в погоне за наживой, не замечали, как губят собственную Мать. В таких мирах, мне был жаль саму планету, что в агонии стремилась обеспечить детям все, отдавая им последние силы. Гея умирала, и лишь слепой не видел этой смерти. Я стоял, почти на краю, крыши и смотрел на возможно последние дни, а может и часы, жизни планеты, находя их самыми чарующими. Именно в такой час, с ощущением дыхание смерти, открывалась, истинна, скрытая годами за масками лжи, притворство, вражды. Именно в такие моменты, раскрывалась душа, обнажая дряблые струны жизни, и молила о спасении. Именно в такие мгновения, наступало откровение и честность пред самим собой. Я знал это. Я видел это множества раз, сотни душ были когда-то обнажены пред мной, и трепетали в надежде о пощаде или милости. Сотни тех, кто на пороге смерти верил в милость Богов, а не найдя ее впадал в отчаяние и проклятия. Сотни раз я наблюдал как жизнь уходит, преклонив колено перед вечной властью Смерти, и каждый раз смотрел на это с трепетом, находя в этом воодушевление, умиротворение и даже покой. Перед смертью были равны все, старики повидавшие многое, молодые, лишь начавшие свой путь жизни, города, тонущие в стонах и море рук и лиц, обращенных в молчаливое небо. Это зрелище заставляло замереть, прежде чем сделать шаг вперед, спасти или убить.
- Пошли, раз уж пришли спасать их.
Я, словно, очнулся от наваждение, или сна, пошатнулся, и отступил от края. Мое время еще не пришло. Это не моя смерть стоит у меня за спиной, в молчаливое ожидании новых душ, не мой последний вдох предстоит ей забрать. Но, в то же время, мне не утолить ее вечного голода, не дать ей того, что она так хочет, не удастся ей кататься Геей, пока тут двое отчаянных настолько, что взялись спасти мир, убиваемый своими детьми.
- Там можно безопасно спуститься, - двигаясь уверенно, словно я н этой крыше не в первый раз, я подошел к одному из краев. Ниже, расположено нечто похожее на балкон, но я был в этом не уверен. Искать вход в здание было так же не интересно, как пытаться спастись при помощи манипулятора. Я хотел спуститься по стене, почувствовать текстуру строения, ощутить его тепло, впитанное солнцем, или холод отторгаемого тепла. Зацепившись за край крыши, скрывают из вида, приземляясь на балкон и осматривают по сторонам. Осторожность еще никому не мешала, а нас она априори нужна. Зарево от рухнувшего корабля объятого пламенем было видно даже с нашей точки обзора.
- Тут не высоко, - бросаю вверх, и дождавшись безопасного, для Сири, спуска двинулся дальше, ловко перебираясь за высокий парапет. Спасение планеты мне начинало напоминать забавный квест на выживание.
Мы оказались на улице, по крайней мере, я очень надеялся, что именно на улице, а не на совсем подземных уровнях города. Здесь, свет солнца преломлялся и приобретал болезненный оттенок зеленого. Откинув крышку с манипулятора, скрытый в тени высокого здания, я быстро просканировал пространство на наличие инопланетных технологий, а так же, зафиксировал эту точку в пространстве, как идеальную, если придется быстро уносить ноги из какого нибудь здания. В таком случае, Нужно будет совершить всего несколько движений рукой, и успеть схватить Сири раньше, чем та скроется из вида.
- Пошли через центральный вход? Если что, импровизируем, - подмигиваю ей и не дожидаясь ответа двигаюсь в направлении того самого завода, который и был главным реципиентом энергии, и выкачивал ее тоннами, по словам горе-ученого, так и не увидевшего закат своей цивилизации, и встретившегося со смертью вне очереди. 

+2

12

Нужно им было, конечно же, в самый низ. Чем дальше она сможет забраться в эту живую тьму, тем лучше будет для всех. Ну или по меньшей мере для жителей планеты... Чем больше Сириана всматривалась в черноту, клубящуюся далеко под ногами, тем больше она сомневалась в благоразумности своего плана лезть прямо туда. То была не просто тьма, не искорёженная, замученная и обозлившаяся первобытная энергия. Сириана что-то упускала, только вот что? Понять бы, пока не стало поздно...
- Там можно безопасно спуститься.
Рыжая кивнула и двинулась следом. Удобно, оказывается, путешествовать с таким «транспортом»! И почему ей вечно везёт на таких весьма неоднозначных личностей? И, что важнее, что в самой ней такого, что они ей помогают, а не строят козни? Может, всё дело в том, что от неё ничего нельзя получить – ведь ничего и нет. И терять нечего.
- Тут не высоко.
Сир пожала плечами и легко спрыгнула вниз, покачнувшись на краю балкона и удержавшись благодаря давно обкрошившимся камням прилегающей стены. Ещё один прыжок вниз и под ногами, наконец-то, земля. Ладно, не совсем земля – путники по-прежнему находились на приличной высоте, над ними, как и подними было царство камня и металла. Каменные мости, выглядевшие лёгкими и ажурными, соединяли стены зданий, а самые высокие из них терялись в рассеянном свете солнца. Наверное, как-то так когда-то и представляли себе рай: не слишком светлое и не тёмное место, поднимающиеся ввысь изящные постройки и спокойствие. Это было прекрасно, но и немного грустно. когда-то здесь повсюду теплилась жизнь, теперь же от неё осталось бесконечное спокойствие. Повелительница времени поймала себя на мысли, что ей ни капли не нравится это место. Пожалуй, даже меньше, чем то царство вечного бездумного веселья, что теперь полыхало вдалеке. Забавно, но из-за лёгкого тумана, даже зарево огня вдалеке казалось скорее желтовато-серым...
- Ага... Нехорошее место, - она сама не заметила, когда начала хмуриться. Казалось, атмосфера этого места заставляет стать серьёзней.
«А ведь здесь ещё должны были остаться живые...» Мысль, от которой не стало ничуть спокойней. Их должны были увидеть, услышать... Пусть бы жители этого места попрятались от чужаков, но не могли же они оставаться совершенно незаметными! У они с Хартом бы приметили тех, кто осторожно подглядывает за чужаками, прячась за тёмными проёмами окон, кто быстро ныряет за приоткрытую дверь от приближения незнакомцев. Но никого не было. Никого, даже ветра постороннего дыхания.
- Я пойду первая, - решительно заявила девушка и шагнула внутрь громоздкого здания. С каждым шагом она лишь больше убеждалась, что в мирном полумраке, который обычно показался бы ей даже уютным, было что-то нехорошее. Ненормальное. Тени шевелились и рассыпались в туман, обходя вокруг путников и отрезая путь обратно. Ничего, пусть окружают. Тут они бессильны, их слишком мало, чтоб причинить вред живому существу. Кристалльно-прозрачная крыша пропускает в квадратный, огромный зал достаточно мягкого света.
И всё-таки. Где все?
- Не может быть, что мы опоздали, - едва слышно произнесла таймледи, осторожно ступая вперёд по каменному полу. Шаг, ещё... Вдруг, кроме глухого звука касания обуви к тверди пола, стыло слышно ещё что-то. Тихий, пронзительный звук становился заметнее с каждым метром.
Плач. То был плач, но не плач взрослого или ребёнка. Ни те, ни другие так не могут. Первые, как правило, видели ещё слишком мало в своей жизни, чтобы чувствовать такое. А взрослые, в большинстве своём, не могут плакать так тихо и так отчаянно, будто оплакивают всю боль и несправедливость Вселенной. Не в этом сером мире.
Рыжая не выдержала и кинулась вперёд, туда, где плотно кружилась живая тьма. Там, в самом центре зала, где каменный купол закрывал солнечный свет, клубилась энергия. Светлая живая, она медленно опускалась на землю и темнела. Вокруг неё скопилась равнодушная тьма, желая забрать к себе, а свет уже не сопротивлялся. Но плакал, плакал так, что у таймледи от жалости сжались оба сердца. Рука невольно дёрнулась к карману, к тому прибору, что она принесла с Земли. Он способен спасти всё, но только если применить в правильном месте и в правильное время. А сейчас они ещё далеко от этого... Только вот толку не будет, если живой энергии не останется ни капли. И что делать?
- Да вашу ж мать!
Боль и тоска в момент обратились в злобу на этот мир, на его жителей и саму природу. Свет медленно затухал.
- На, - рыжая торопливо сунула в руку Джона прибор. - Зайдёшь в самый центр этого треклятого места и бросишь эту хрень в сердце энергии, как кольцо всевластия в жерло вулкана. И выметайся оттуда поскорее.
На самом деле, она просто немного подстраховалась. Совсем чуть-чуть. Что-то подсказывало, что ни тёмная, ни светлая энергия ей вредить не станет, но так глупо провалить всё было просто нельзя. Пока Харт – а вдруг? – не успел её остановить, бросилась в самый центр, коснулась затухающего света, обнимая его и проходя насквозь. Плач прекратился.
- Скажи мне, ты последнее?
Свет стал теплом, на мгновения обволакивая фигуру и заставляя рыжие волосы вспыхнуть пламенем. Ей было грустно, безгранично грустно, обидно и страшно, но всё прошло, когда свет окончательно потух. Осталась лишь тьма, обжигающая кожу холодом.
- Ай! - Сир выскочила оттуда подальше, обратно, на более освещенный участок. Её будто на несколько секунд окунули в невыносимо ледяную воду, да такую, что даже у таймледи едва не посинела кожа.
- Это было... Неприятно. Дай сюда, самоубийства не получилось, - невесело ухмыльнулась она, протянув руку за прибором. Эта выходка теперь казалась невозможно глупой и безрассудной, но явно того стоила. Они не опоздали. Там, внизу, ещё есть жизнь, она их ждёт и понимает, что чужаки пришли помочь. Но у монеты, как обычно, была и другая сторона – тьма теперь была категорически против чужаков на её территории.

+2

13

Безмолвие и тишина. В другое время, ему пришлась бы по душе эта тишина, но не сейчас. Даже в его черной и выжженной чужими проклятиями душе, эта тишина и тени не находили отголоски. Он был злом, почти таким же темным, как тьма, окружающая со всех сторон. Но к этой тьме душа не тянулась, к этой тьме неивалось нутро, в жажде почувствовать себе подобного. В нем жила тьма, и была живой. А это, больше потходила на сбежавшую смерть, что тихо скреблась по стенке, ища свой покой. Тьма неприятная, черная, слишком холодная, чтобы быть жизнью. Она была диаметрально другой, и это было самым неприятным. Как будто, мы шагнули в тихий, безмолвный ад, где у обитателей больше нет сил кричать, молить о помощи или спасении. Их даже нет в живых, лишь пять под ногами сапог, что невесомым июлем ложится на плечи. Мыть, которая не надеется найти покой.
- Сири!
Тянусь вперед, обняв пальцами воздух, вместо ее плеча. Вот упрямая рыжая дама! Ускоряют шаг, чтобы нагнав ее, остановиться. Место, как будто само пытается вытолкнуть обратно, на воздух, чтобы ему никто не мешал быть самим собой. Место, что кажется достаточно спокойным, но слишком уж переполнено ожиданием смерти. Складывается ощущение, что мир сдался, и просто ждёт, пока дама с косой заберёт его, поглотив и превратит лишь в рыть, прах на поверхности вселенной.
- Ненормальная, - сжимаю устройство в ладони, следя за ее действиями и вижу угасания жизни.
Сколько раз, я наблюдая, как жизнь покидает тела моих жертв? Десятки и сотни раз, но, признаться, это было впервые, когда я смотрел, как уходит жизнь из мира, как он не сопротивляется своей судьбе, смиренно принимая забытие. И хочется, именно сейчас, в это мгновение, ударить кулаком о стену, ударить эту жизнь, чтобы сбросить вуаль страдания и смерти и заставить жить, бороться ради тех, кто все ещё верит. Хотя бы ради нас с Сири, кто пришел из другого мира ради того, чтобы спасти этот.
- Во-первых, не указывай мне, рыжая, - фыркнул убираю руку за спину, крепче сжимая устройство в руках. - Во-вторых, выкладывай все что знаешь. И в третьих, раз мы здесь, без боя не сдадимся. Ты, вряд ли стала бы тащить меня хрен пойми куда ради того, чтобы я полюбовался на инвалида, жаждущего умереть. Мы не эвтаназию пришли проводить, а реанимировать. Так что, пока крепится энергии хочет жить, она будет жить, или я сам взорву к чертям собачьим эту планету.
Сопротивление? Глупости. Есть только собственное желание идти вперёд. Я вдруг вспомнил свой, родной клочок земли, где я был счастлив в детстве. Да, там было сложно, и порой слишком больно, но я, вопреки всему, был счастлив там, где я был. Пастор учил детей, меня, наставлял взрослых и принимал гостей как лучший хозяин на свете. Я вспомнил тот вечер, последний вечер дома, когда мы все собрались за длинным столом, и вели беседы о разном. Мне тогда было восемь, я был изгоем, но даже мне нашлось за тем столом место, и пара добрых слов, которые всегда будут в моей душе. Мир тот ушел, потому что ему не дали возможность защититься. Напали, когда все спали, но даже тогда, проснувшиеся старались защитить свой покой. Не вышло, просто силы были слишком не равны.
- Думаю, чем глубже спустился, тем больше шанс найти достаточно живой энергии, чтобы перезапустить колесо его жизни. Пошли, Сир, мы здесь теряем время.
Качнув головой, и так и не вернув устройство, мы двинулись вперёд, куда нас вела наша интуиция, наши знания. Совершенно разные, слишком для подобной операции, тем не менее, мы были лучшей командой для такого дела. Хотя бы потому что, оба умели убивать. А убийцы лучше других умеют ценить дар жизни,потому что знают, как легко его отнять.
За очередным поворотом, и пролетов лестниц вниз, нас ждала почти непроглядная тьма помещения. Густая, почти ввязкая, неприятная.
- Тс...
Я поймал девушку раньше, чем она шагнула в темноту. Какой-то звук привлек мое внимание. Тихий, едва прорывающихся сквозь шелест тишины. Это тоже был плач. Но, не покой, какой мы слышали наверху. Другой, более живой, более отчаянный. Сделав несколько шагов в сторону, идя на тихий звук всхлипов, я вскоре оказался у ниши, судя по всему, выдолбленной в самой стене. Там сидел кто-то, сжавшись и плача.
- Ей, - тихо позвал, привлекая к себе внимание. Плач резко оборвался и из темноты на меня уставился живой человек. Я услышал, как он шмыгнул носом, услышал, как зашуршало одежда. - Кто ты?
- Иго, - спасибо работе в агентстве времени, благодаря этому, я мог понимать всех жителей любых галактик. Всего лишь маленький имплант, а чудеса полиглота на лицо.
- Меня зовут Джон. Иго это твоё имя? - я стоял и едва мог выдохнуть. С одной стороны, у нас было слишком мало времени, с другой, давила тьма, гоняет нас от сюда, а с третьей, я не мог оставить живого в беде. Возможно, он смог бы сказать больше, как местный житель.
- Нет, - снова шмыгание носом. - Меня зовут Тюлилая. Но, все зовут меня Тюли.
Я встал как вкопанный. В моем детстве была одна Тюли, правда к тому моменту совсем уже в возрасте, которую все безумно любили за доброту и теплоту. Даже меня, без рода и оборванца, она быстро научила хорошим манерам.
- Красивое имя, - сдавленно выдохнул, судорожно втянув воздух в лёгкие. - У меня была в детстве знакомая с таким же красивым именем, как у тебя. Выйдешь когда мне?
Протянув ладонь, я дождался пока малышка вцепиться в нее, и вытянул на слабый свет, куда ещё не добралась тьма смерти. На меня смотрели до боли знакомые зелёные глаза. Девочка обвила мою шею руками, и казалось совсем не бриться ни чужака, ни оружия на нем.
- Сири, - я подошёл к рыжей. - Познакомься, это Тюли. И, я не оставлю ее здесь.
Последние слова можно было воспринимать, по разному. Не оставлю сейчас, или не оставлю вообще. В детстве, бабушка Тюли, как ее иногда называли, не любила рассказывать про дом, но, всегда говорила, что не забудет, как ее спасли. Может, это наивно считать, что ее спасителями оказались мы с рыжей, а может, это и была моя плата за это путешествие, найти единственную, кто относилась когда мне с теплотой в моем детстве. Сколь велик шанс того, что вот так, спасая кого-то, найдешь девочку с редким именем?
- Тюли, мы пришли помочь твоему дому. Хотим, чтобы он был таким же красивым, как раньше. Поможешь нам?
Не сказать, что у меня великий опыт общение с детьми. Всегда сторонился их, потому что считал себя не в праве портить маленьким людям жизнь. Но, когда судьба сталкивала с ними, всегда старался быть с ними мягче, ведь в будущем детей и так ждёт не лёгкая взрослая жизнь.
- Они говорили, что ничего не поможет, - она снова всхлипнула.
- Кто? - смотрю в переполненные страхом глаза. - Не бойся, мы не обидим никого. Мы правда хотим помочь.
Может быть мой тон, а может быть то, что она уже понимала, что как-то уж точно не обижу, а возможно Тюли понимала уже сейчас, на ее стороне дядя и тётя с оружием, но, помедлив, она рассказала то, что помогало собрать пазл гибели этой планеты. Оказывается, планету высасывали не только ее дети, но и те, кто их на это надоумил. А поняв, что с нее ничего не взять больше, ее оставили погибать и медленно угасать. Но, оказывается, есть ещё чуть-чуть совсем живой энергии, и она глубоко.
- Что скажешь? Ведь мы пришли помочь. А ты явно была не в восторге от того, что нас никто не встретил на поверхности. Я понял как работает твоё устройство. Тебе решать шагнуть со мной во тьму или остаться здесь и ждать.

+2

14

Тьма пока не желала нападать. Рыжей на глаза то и дело попадались клочья тумана, торопливо отползающие в углы, когда они проходили мимо. Может, оно было разумно и понимало, зачем они идут. Может, хотело показать, что оно ничуть не опасно, в надежде, что эти чужаки оставят её в покое. Или же тьма боялась... После краткого общения с затухшей искоркой света таймледи лучше понимала природу этого места и этих энергий, но знание это было настолько чужим и абстрактным, чтобы облачить его в слова и всё объяснить Харту казалось невозможным. Он, возможно, тоже чувствовал, что эта битва тьмы и света – отголосок чего-то древнего, первобытного и чужого, что вполне могло существовать до появления самого пространства и времени.
И тем не менее... Они шли сюда убить тьму, и отступать рыжая не собиралась.
- Конечно, не сдадимся! - с довольной ухмылкой заверила она мужчину уже на пути дальше.
- И я сказала почти всё, что знаю. Здесь жила энергия, местные людишки её убили и угробили этим всю планету. Тьма... Видишь, она поглощает свет. И у меня есть некоторые поводы полагать, что она весьма пагубно влияет на живых существ... Не убивает сразу, а меняет. Но это ещё не точно, - таймледи осторожно ступила на первую ступеньку лестницы, ведущей вниз, в неизвестность. Если подумать, то каждое важное, в корне переменившее её жизнь приключение начиналось именно с похожей лестницы в никуда. Одна вела в царство гномов, пожирателей и далеков... А ещё одна находилась на далёкой планете, где повелительницу времени однажды бросил Доктор.
- Думаю, чем глубже спустился, тем больше шанс найти достаточно живой энергии, чтобы перезапустить колесо его жизни. Пошли, Сир, мы здесь теряем время.
- Йип. Именно. А эта самая батарейка, – которую ты мне так и не отдал, попрошу заметить! – впитает в себя всю плохую энергию, отфильтрует и очистит, оживляя её. А остаток, так сказать, высококонцентрированной тьмы останется в этой штучке. И я намерена сделать из этой бесполезной штуковины украшение на память о этом знаменательном и героическом походе, где нас толком даже не пытались убить!
Последнее прозвучало даже немного разочарованно. Однако, примерно с этими словами нога соскользнула с давно стёртой каменной ступеньки и Анна едва успела схватиться за грубую стену, удерживая равновесие. Смех смехом, а надо бы быть осторожнее. Чем дальше, чем больше тьмы скапливалось в трещинах между камнями стен и ступеней, тем меньше и меньше можно было разглядеть впереди. Сириана почуяла неладное почти одновременно с Джоном. Очередной шаг остановился, незавершенно повис в воздухе, когда рука спутника легла на плечо.
«Значит, и живые есть.»
Вроде радоваться надо, но... Почти весь разговор с незнакомой девочкой Сир молчала, напряженно всматриваясь в темноту позади неё. Чтоб ребёнок один прятался в темноте? Странно это. Особенно, раз темнота в этом месте и есть главная опасность и страх всех живых.
- Что скажешь? Ведь мы пришли помочь. А ты явно была не в восторге от того, что нас никто не встретил на поверхности. Я понял как работает твоё устройство. Тебе решать шагнуть со мной во тьму или остаться здесь и ждать.
Девушка медленно вздохнула, собираясь с мыслями. Расклад был так себе. Отправлять девочку одну на свет? Самый лучший вариант, но лучше кого-нибудь отправить с ней. И выбора не очень много. Отослать с ней Харта? Упрямец ведь не станет отсиживаться в тылу и быть нянькой, пока она тут геройствует! А сама Сириана не могла уйти, отправив свой «транспорт» в неизвестность, за который чувствовала себя ответственной и к которому, чего уж скрывать, испытывала некую симпатию.
Принять решение помог тихий звук из темноты. Шаг, другой. Шаркающие звуки ног по камню приближались, поднимаясь к ним. Сириана опустилась, оказываясь на одном уровне с девочкой и внимательно смотря ей в глаза.
- Тюли, милая, там ведь ещё кто-то есть, да? Кто там?
Она явно замешкалась, сомневаясь, отвечать ли, но всё-таки решилась. Звук из темноты становился отчётливей.
- Там мои друзья прятались. Только они стали плохими, и всё время хотят кушать. Я от них убежала...- последнее прозвучало почти виновато. Таймледи напомнила себе не материться при ребёнке.
- Окей. Давайте так. Тюли, я хочу, чтобы ты сейчас побежала наверх и нашла самое-самое светлое место, которое там только есть. Такое, чтоб рядом не было ни одной тени! Хорошо? - ласково, но торопливо бормотала рыжая, взяв девочку за руку.
- А если увидишь кого-то, кроме нас, то убегай. Мы с Джоном поищем твоих друзей и постараемся их вылечить.
Конечно, она врала и не краснела. Как только Тюли послушно кинулась наверх, легко и резко перепрыгивая через ступеньку, Сир недовольно скривилась и покосилась на Харта.
- Что вряд ли получится... - тихо добавила она, когда девочка была уже достаточно далеко. Несколькими ступеньками ниже появился силуэт, низкий и хрупкий силуэт мальчишки. Таймледи никогда не любила ужасы про зомби, но, похоже, им предстояло поучаствовать в одном из них. В тускло светящихся в темноте глазах мальчишки не оставалось ничего человеческого. Не было ни страха, но сомнения, ни даже единой мысли. Из приоткрытого рта капала слюна, смешавшаяся с грязью и свежей кровью. За его спиной появился ещё один, немного старше. Они тихо подходили ближе, гонимые безудержным голодом и безразличием, что поселила в них тьма. Жадные рты открывались и тянулись к путникам. Анна с трудом подавила в себе желание просто растолкать этих двоих и двинуться дальше. Их уже не спасти. А оставлять такое за спиной всегда было плохой идеей.
Главное – не сомневаться, не давать себе времени задуматься, присмотреться к чертам лица, представить прошлую жизнь того, кто уже обречён на смерть. Шаг вперёд решительное движение, хруст шеи. Неестественно широко открывшийся при приближении «еды» рот скользнул по руке, пряча веснушки под пятнами крови – не страшно, это не те «зомби», которые заражают укусом, хоть и немного неприятно. Второй вдруг сам отшатнулся назад, а вот третьего, ещё одну девочку с пустыми глазами и тонкими цепкими пальцами, повелительница времени не заметила.


вотъ. зомби-детишки. если нарушила твои планы, ты только пни, могу переписать)

+1

15

Нет более опрометчивого решения, чем помочь тем, кто в беде. В данном, конкретном случае, ребенку. Вполне возможно, что все дело в том, что однажды я сам был в ситуации, когда нуждался в помощи взрослых, и получил ее лишь от Бука, возможно, дело в том, что таким образом я хотел изменить их будущее. Дети чувствительны к доброте взрослых и я вам гарантирую, помнят вот такие проблески внимания к себе. Это в будущем, формирует их восприятие мира и даёт надежду на лучшее, чем было у меня. Вполне возможно, если бы один из солдат тогда сжалился бы над мной, мир моего настоящего никогда не знал бы кровожадного маньяка. Вполне возможно, все вышло бы совсем иначе. Я понятия не имею. Но, Тюли я хочу помочь. Забрать у нее страх и подарить теплоту и заботу.
Следя за тем, как девочка скрывается в светлом дверном проёме, я думал о том, что координаты того островка надежды все ещё крепко сидят в моей памяти. Возможно, я вмешиваюсь в судьбу, мне плевать. Я более не агент времени, уставы мне не почём.
- Стоять.
Тихо шиплю на подростка, вонзая в его горло клинок катаны. Он почти вплотную подошёл к рыжей, он почти вцепился в ее шею руками. Сталь проходит насквозь, пронзая сначала позвоночник, а потом и трахею мальчишки, и выходит спереди, почти касаясь шеи Сири. На моем лице не дрогнул ни один мускул, а выражение осталось привычно спокойным. За упокой этой маленькой души я выпью много много позже, и обязательно попрошу Бука помолиться за него. Чего чего, а вот молитвам меня старик не учил. Знал, что лишнее и совершенно не нужное мне знание.
- Цела?
Тут слишком темно, чтобы разобрать в точности все, что нас окружает. Теперь, глаза лишь не совершенный инструмент. Слух вот что важно теперь. И остаётся надеется, что у рыжей он такой же острый, как и у меня.
- Держи.
Поймав ее ладони, в одну вкладываю батарейку, ей с ней явно будет спокойнее, а во вторую нож.
- Я знаю, что ты не пацифист, но порой лучше расправиться с врагом холодным оружием, нежели голыми руками. Вернешь потом.
Усмехаюсь ей по доброму и дружественно, снова перехватывая рукоять катаны по удобнее. Сейчас, наша задача спасти планету и не погибнуть самим. Все остальное можно отложить на потом, как и не озвученное предложение-приглашение на фондю. Как и сомнения, нужно ли спасение тем, кто сам себя погубил.
Наш путь ложиться через тьма, которая словно бы заползает в душу. По крайней мере а мою она очень стремиться. Вот только, эту тьму ожидает не менее кровожадная темнота. Тот, кто пришел спасти сейчас свет, в своё время был идеальным служителем Смерти. Тот, кто сейчас крепко сжимает рукоять катаны, когда-то предпочитал ножи и спицы. Тьме Геи не вытянуть свет из меня, потому что его там нет, и никогда не было. Он умер в детстве, когда мне было восемь и мой дом разрушили. Я даже ловлю себя на мысли, что слишком много вспоминаю о доме. Качнув головой отгоняю ненужные мысли. Несколько шагов вперед, и остриё катаны входит в очередную жертву этого мира и своей жажды наживы. Пожалуй, интересно было даже наблюдать, как клинок входит в бездушное тело, лишённое всякого сопротивление и желания жить. Они лишь скот, передвигающийся на двух ногах, мечтающий о куске мяса. Они жалкое подобие жизни и идеальная иллюстрация существования. Кто желает узнать к чему приводит потребительское отношение к жизни? Вот вам лучшая иллюстрация подобной «жизни». Упираюсь в мертвое тело, с презрением вытаскивая катану из раны.
Чем ниже мы спускались, тем чаще попадались подобные «люди». Одиночки и мелкие группы, словно намекая нам, что мы пришли слишком поздно. Я едва успел сдержаться и не убить, замерев на мгновение. Из темноты на меня выскочил мужчина. Он не истекал слюной, он не тянулся руками к шеи и голове. В слабом свете кустарного факела, что кое как освещал нам с Сири путь, его глаза пылали огнем жизни, и страхом смерти. Перепуганный, перепачканный, но все ещё живой, дышащий и жаждущий жить. Оружие замерло у его горла. Если бы не быстрота моей реакции, его голова уже каталась бы по полу.
- Уходи, - чуть посторонившись и опустив оружие, киваю нам за спину. – Трупы укажут тебе пут , - мужчина обошел нас по душе, все ещё не сводя глаз с меня. – Ей, - он замер. Даже сейчас я видел, как он бриться, и мечтает убежать. – Живые еще остались?
На что именно я надеялся спрашивая подобное? Наверное, на чудо. Даже со мной такое бывает. Но он качнул отрицательно головой и дал деру, спотыкаясь о собственные ноги. Я взглядом проследив за ним, повернулся к рыжей.
- Как далеко нужно зайти, чтобы перезапустить здесь жизнь?
Сосредоточенный и спокойный голос. Я не спрашивал, скольких ещё придется отправить на тот свет, меня интересовало другое, - насколько глубоко придется спуститься и в собственной тьме, чтобы победить эту, внешнюю и враждебную. Она уже не пыталась вытолкать меня наружу, пропитались мной, и пройдя сквозь меня, она поняла, что я такой же, - забирающий чужой свет. Она нашла ровного себе и пока что, позволяла идти вперёд, в свои чертоги.
- Ты все ещё надеешься, что им есть спасение?
Задал я внезапно вопрос, когда мы в очередной раз спускались вниз. «Стоит ли спасать тех, кто смирился с судьбой?» вот что на самом деле звучало в моем вопросе.


Коды проставлю уже с компа)

+2

16

Какой-то частью своего бесстыжего разума она, возможно, ещё совсем капельку сомневалась. Совсем чуть-чуть. Ровно настолько, чтоб тихо обрадоваться, когда катана Харта пронзила то, что не так давно было ребёнком, прикрывая таймледи. Ладони послушно сжимают оружие: одно против самой тьмы, а второе против тех, кого она обратила в монстров, ищущих и никогда не находящих чего-то, что тьма очень хочет. Она не знает, что это, зато Сириана уже догадывается. Тьма желает получить жизнь, настоящую, тёплую. Не убить, а именно получить себе – и не может, потому что не в этом её природа, не в этом её суть. Таймледи старалась не задумываться над этим, иначе есть риск понять больше, чем хочется и больше, чем нужно, так, что в решающий момент рука дрогнет. Странно, но в отличие от совсем недавнего времени таймледи не хотелось убивать. Она когда-то думала, что этот азарт, жажда власти над чужой жизнью её окончательно никогда не отпустит, но теперь, двигаясь на слух в абсолютной темноте и выискивая остриём лезвия тела, она была абсолютно спокойна. Неправильно спокойна, будто тьма постепенно забирала былые эмоции, но осознание этого пришло слишком поздно.
Она подобралась уже близко, так близко, что казалось, будто всё потеряно. Потому что там не было ничего, кроме темноты, полной шорохов и движения. «Где же она, ну где?» Ещё немного, и рыжая немного запаниковала бы.
- Как далеко нужно зайти, чтобы перезапустить здесь жизнь?
- Должно быть где-то здесь, но... Я не вижу света, - едва слышно выдохнула рыжая.
Свет стал виден, когда они спустились уже ниже по винтовой лестнице в никуда. Сначала она думала, что показалось, но с каждым шагом темнота – темнота, а не тьма, что по-прежнему караулила в каждой тени, – отступала, позволяя разглядеть сперва едва различимые контуры, а вскоре и всё помещение. Оно больше всего походило на огромных размеров фабрику, механический цех, в самом центре которого судорожно билось пятно света, будто громадное сердце этого мира, что вот-вот грозит сдаться и навсегда угаснуть.
- Ты все ещё надеешься, что им есть спасение?
- Сомневаюсь, что это переживут те, в кого тьма забралась слишком глубоко, - пожала девушка плечами и подошла к краю пола. Дальше начинались конструкции из металла, когда-то, возможно, бывшие довольно прочными. Теперь они вызывали лишь недоверие к одной мысли о том, что на них придётся наступать.
- Так... Не пойми меня неправильно, но нам надо расстаться. Дело не во мне, дело в тебе. Ты тяжелее, тут всё держится на честном слове...
Конечно, она могла бы не идти дальше. В теории, – а это всё, что у Сирианы на тот момент было, – должно было получиться и так. А если нет? Если она потратит единственный шанс, а потом выяснится, что подойти надо было на один-единственный метр ближе? Нет уж. Рыжая решительно избавилась от всего лишнего, включая куртку и ботинки. "Батарейка" была надёжнее запрятана в карман брюк, а у таймледи осталась одна забота: не расшибиться в лепёшку. Падать было высоко.
Шаг, ещё. Перекладины казались на удивление тёплыми, хотя во всём этом мире было довольно прохладно. Жар усиливался по мере того, как рыжая приближалась к пульсирующему пятну белого света, которое то и дело уменьшалось в размерах. Она знала, что успеет, дойти оставалось совсем чуть-чуть, но недавнее неправильно спокойствие незаметно отступало, уступая место чему-то более обжигающему, чем горящая впереди энергия, но в то же время леденящее кровь в венах. С каждым шагом чувство всепоглощающей ненависти к самой себе усиливалось, а тьма плотнее обступала повелительницу времени. К чувству добавлялись всё новые оттенки: зависть, обида, обречённость. На мгновение всё перекрыло жгучее желание жить и гореть, так, что Сир пошатнулась и едва устояла на хрупкой железке.
- Но зачем? Тебе это не нужно, неужели не понимаешь? Отступи, пока не поздно.
Но тьма либо не понимала, либо не хотела понимать. Или же сама таймледи не была в состоянии понять чего-то более важного, вечного, чем она сама, чем жизнь целого мира? Скорее всего, так оно и было, но Анна достала из кармана крохотный прибор и ногтем сдвинула в сторону переключатель и непонятным ей символом.
Тьма не исчезла. Она вилась вокруг, как хищник подбирается к жертве. Но в последний момент обходила таймледи, стягиваясь вокруг того, что было зажато в её пальцах, сжимаясь и концентрируясь сначала до абсолютного ничего, а после зажигаясь пронзительным светом. Искра отделилась от устройства – таймледи прозвала его фильтром в силу его возможностей, - и устремилась вверх, разрастаясь и сжигая остатки теней, разделяясь на десятки солнечных зайчиков, фейерверком покрывающих весь зал.
Планета содрогнулась, перенимая успокаивающееся сердцебиение энергии, а Анна бы этому обрадовалась, если бы под ногами всё не начало рушиться. Чуть позже она будет злобно ругаться и смеяться над тем, что «ну во всех же фильмах так бывает, ну какого чёрта, неужели нельзя было обойтись без этого дерьма?», но пока...  Пока она бежала. И почти успела, но уже оттолкнувшись от падающей балки поняла, что совсем немного не допрыгнет.

+1

17

Жизнь настолько же непредсказуема, как и сама смерть, так что нет ничего удивительного в том, что добравшись до самой тьмы, впустив ее в душу, позволяя найти там относительный покой, мы добрались до темноты, за которой прятался свет. Лестницы, винтовые ходы, коридоры и узкие щели. Мы пробирались дальше, глубже в недра планеты, глубже в остатки процветающего завода, чтобы добраться до сути, добраться до той искры, что все ещё теплилась и ждала спасения. Им ее нашли, небольшую часть жизни, еще не тронутую смертью и разрушением, ещё сопротивляющуюся тому хаосу, что цвел вокруг источника жизни.
Хрупкие конструкции переходов волновали меня меньше, чем одна жизнь, оставленная наверху, на поверхности. Сири была права, я найду свою награду и плату за риск. И кто же знал тогда, что этой наградой будет всего лишь жизнь той, которая в будущем будет мне как мать. Наверное, будь у нас больше времени тогда, в моем детстве, я все таки принял бы ее именно такой. Но сейчас, пробираясь сквозь темноту, я думал о том, как правильнее рассчитать время для высадки в гости к пастырю Буку.
- А я то думал у нас все серьезно и на долго.
Усмехаюсь рыжей и остаюсь на страже, ожидать ее на клочке безопасного островка, не менее ненадёжно, чем все конструкции, что остались наверху. А ведь, нам ещё возвращаться обратно. Впрочем, пара идей, как вернуться есть всегда. И именно вопросом возвращения я и решил заняться, на глаз рассчитывая пройденный путь, и делая корректировку на скачок в пространстве, но не во времени.
- Сири!
Это был скорее рык, недели оклик, когда пол под ногами задрожал, а сверху, что-то опасно надломилось. Я мог даже поспорить, что слышал скрежет метала о метал.
- Герой-самоубийца!
Не выдержал, оказываясь на самом краю и цепляя в последний момент ее за руку. Яне думал о последствиях.  Поэтому, тот факт, что теперь, я практически висел в воздухе мало меня волновал в этот самый момент. Зацепившийся носком ботинка за выступ, абсолютно при этом не надёжный, я крепко держал девушку над пропастью. Мир по ходил в движение, содрогался в начатом перерождении, требующем жертвы. Ну уж нет, сегодня ни она, ни я не погибнем здесь.
- Ты ненормальная, - прошипел, взглядом ища хоть какой-нибудь выступ, за который можно будет зацепиться надёжнее, чем сейчас держался я, свисая вниз головой. Не лучшее явление, когда нужно убираться и как можно дальше от эпицентра. Батарейка явно набирала обороты. А подобные штуки имеют тенденцию взрываться, как финальный аккорд власти света над тьмой.
- Сири, послушай меня, - я не видел ни одного выступа, куда она могла бы хотя бы носком босых ног упереться. А это означало одно, - действовать нужно очень быстро. Сколько времени выдержит платформа, неизвестно. – Рыжая, я тебя не брошу, но и держать долго не смогу. А погибать сегодня совсем не хочется. Тебе надо откинуть крышку браслета и нажать две крайние кнопки. А ещё очень крепко держать мою руку. Браслет настроен на перемещение по планете. Я вытащу нас, если только ты доверишься мне сейчас.
Полетевший сверху кусок арматуры пришелся как нельзя не вовремя, ударом по плечу, при чем руки, которой я держал рыжую над пропастью. Один взгляд вниз, где что-то, кажется, только что взорвалось и тихий шепот брани на родном диалекте языка. Оставалось надеяться, что мои расчеты оказались верны, и мы не окажемся заточенные в стене какого-нибудь завода по переработке энергии, или дома местного богача.

+2

18

Вполне может быть, что ей лишь показалось. Когда падаешь в бездну, как-то не тянет рассматривать всё вокруг, но... На мгновение таймледи показалось, будто скрывшийся за железным выступом, прикинувшийся обычной тенью обрывок тьмы метнулся к ней из своего убежища. Клочок темноты, казалось, легко подтолкнул её в спину – ровно настолько, чтобы она не рухнула камнем вниз, не успев зацепиться за руку Харта. Вполне может быть, что ей показалось, будто этот самый клочок тьмы спас ей жизнь и растворился в свете, который уже нельзя было назвать просто белым – он не имел цвета, он уже практически не светил, он просто был. Его можно было не столько увидеть, сколько ощущать всеми органами чувств, каждой клеткой. Свет, оказывается, можно было даже слышать – всё разгорающаяся за спиной вспышка тихо шипела и потрескивала, будто огромный, жуткий костёр. Признаться, во тьме было всё-таки намного уютнее, чем теперь...
- Ты ненормальная.
Крепко стиснув руку мужчины, она только выдохнула и стиснула зубы. Очевидно, высказанный Хартом факт даже не нуждался в подтверждении вслух – и так понятно, что ненормальная. Нормальные, между прочим, мира не спасают, они сидят дома, пьют чай и смотрят кино о том, как отчаянные девушки и сексуальные мужчины спасают миры. И даже не догадываются, что в настоящей жизни это нихрена не красиво и не эпично, когда ты болтаешься над пропастью и знаешь, что если от напряжения мышцы руки сведёт и ты дрогнешь, то полетишь вниз, ломая кости и далёкие выступы, и когда достигнешь дна, то не будешь красиво лежать и смотреть вверх затухающим взглядом, а рухнешь безжизненным куском мяса, костей и торчащих внутренностей.
– Рыжая, я тебя не брошу, но и держать долго не смогу. А погибать сегодня совсем не хочется. Тебе надо откинуть крышку браслета и нажать две крайние кнопки. А ещё очень крепко держать мою руку. Браслет настроен на перемещение по планете. Я вытащу нас, если только ты доверишься мне сейчас.
Дотянуться, откинуть крышку, нажать кнопки. Дотянуться – уже проблематично! Но вполне выполнимо, к счастью. Откинуть крышку ободранными в мясо в попытках зацепиться за край пропасти пальцами было неудобно – рыжая местами не чувствовала, что делает, а всё время смотреть вверх на браслет было жутко неудобно. Нащупав две кнопки, которые вроде как должны были быть крайними – с какой стороны крайние, Харт, с какой?! – Сир, недолго думая, их нажала.
А несколько мгновений спустя она рухнула на землю. Сначала даже подумала, что всё-таки отвлеклась на браслет и выпустила руку Джона, но тогда она должна была быть уже мертва, а она, кажется, вполне живая. Во всяком случае, возможность чувствовать, что на неё сверху приземлился появившийся вместе с ней мужчина, как правило, имеется только у вполне живых существ. И воздух из лёгких от падения у мертвецов не выбивает – с той высоты выбило бы вместе с самими лёгкими, пожалуй. Потом до неё наконец-то дошло, что всё получилось. Разве что батарейка так и осталась там, в центре облака из чистого света, но так оно и лучше – свет будет охранять эту маленькую тюрьму останков тьмы лучше, чем смогла бы Сириана. Значит, всё хорошо. Мир спасён, они – герои, и...
- А давай ты в следующий раз сначала скажешь, что делать, а потом будешь рассуждать о том, в какой день недели тебе хотелось бы избавить мир от своего присутствия в нём? - наконец рассмеялась рыжая, откинув голову на серую мостовую и, наконец, с трудом разжав руку, которой по-прежнему цеплялась за Джона.
- Это определённо надо отметить. Спорю на твою катану – это же она упирается мне в бедро, да? – что ты знаешь лучший бар в пространстве и времени.

+1


Вы здесь » Doctor Who: Night terror » Экскурсия по Террору » live in the never