Doctor Who: Night terror

Объявление


18.09 : Чистка неигровых профилей, эпизодов, списка лоу и обновление хронологии. Готовимся к Дню рождения Террора!

18.08 : Обновление сюжета и система урегулирования потенциальных конфликтов на форуме.

18.07 : Опрос о рубриках цитатника, полезная информация о поиске игры, подсчёт постов за июнь месяц.

08.06 : Обновление хронологии, чистка эпизодов, подсчёт постов за май месяц.

Солнечный ветер неизменно прибивает к берегам обломки старых кораблей и заблудших душ, одни берега опасны настолько, что лучше погибнуть в шторм, чем оказаться на этой суше, другие же, наоборот, приветливы и дружелюбны, как наш. Так пусть судьба принесет тебя к нам, пусть волны холодной космической пыли не поглотят тебя в дальнем пути, пусть Космический Нептун окажется к тебе благосклонен, а Прокламация Теней не занесет в список преступников. Держись до последнего и не отпускай. Geronimo!
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
Missy: Она обязательно нажмёт на кнопку, если он зарвётся. Или если других занятий не окажется, и она затоскует. Ей это запросто, что чихнуть или моргнуть, при всей несомненной к Алену симпатии. Она воспринимала его своей куклой, захочет — поцелует или правда устроит ему постельный марафон до утра, захочет — искалечит, отрежет все конечности и без них выбросит в океан. Не исключено, что на минутку всплакнёт, но не то, чтобы такая утрата нанесла ей серьёзную психологическую травму. Так сильно Мисси зависит только от Доктора, лишь его смерть обладает настоящим значением.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Doctor Who: Night terror » Взаимопомощь » Manhattan


Manhattan

Сообщений 121 страница 130 из 130

121


http://i71.fastpic.ru/big/2015/0603/5b/ecd39ca651c71c2edf9fe52d5c41165b.png


Вы готовы снова испытать свою память и эрудицию? Повстречаться со своими любимыми героями и, может быть, узнать что-то новое? Но, самое главное, хорошенько повеселиться?

0

122

З А Я В К А   О Т   М А Р С Е Л Я

https://i105.fastpic.ru/big/2018/0723/b3/7ba97c8b368015874bd8ff76d4113ab3.png

Имя персонажа: На Ваш выбор
Возраст: 25-30
Внешность: James Mcavoy ONLY
Род деятельности: медбрат


Описание персонажа

Ты – мое сердце из чистого золота (с).
Мой персонаж – крайне, крайне проблемная личность со сложной судьбой и не менее сложным характером, вынести который большинству людей нелегко. Именно поэтому обычно он и остается у разбитого корыта, остро ощущая пришедшую жизненную черту. Вот и на этот раз, не оправившись от серьезной болезни, он смиренно дожидается рецидива, который и укладывает его на больничную койку в чужом городе, где нет семьи, друзей и будущего. Там он и встречает твоего персонажа – молодого медбрата с голубыми глазами и мягкой улыбкой.
Я вижу этого персонажа очень добрым, мягким, терпеливым. Он всегда знал, чем хочет заниматься и долго учился, чтобы прийти к своей цели; ему нравится работа в клинике, он общителен и приветлив, но при этом не теряет самообладания в сложных ситуациях. Он – не пуська, не трепетная няша, он – цельная, состоявшаяся личность, которая умеет трудиться и добиваться вопреки чертам своего характера и некоторым слабостям того, чего хочет. Он умный, начитанный, лучистый. К неприятностям относится с виду легко, хотя в душе довольно чувствителен. Его сложно разозлить или по-настоящему огорчить, он легко видит людей насквозь и старается держать дистанцию с окружающими, считая, что «миссия его жизни» (служение людям, работа в больнице) заслуживает каждой свободной минуты его времени. Но с друзьями все же легок на подъем, любит хорошую музыку, не пьет, не курит, плохие слова употребляет очень редко.
Не имел серьезных, долгосрочных отношений. Хочет помогать всем и каждому, и потому легко ловится на крючок моего проблемного персонажа, проникаясь к нему теплотой, доверяясь.
Их отношения я вижу сплавом нежности и безысходности, набором кровавых ран на душе и теле, тихой песней летней ночью, сладким соком персика, стекающим по рукам и перемешивающимся со слезами. Это будет ласково, жестко, честно, навзрыд. Они встретятся в очень странный период жизни, а там.. кто знает?


Ваш пост

пост

Втайне от своей семьи и родителей, Марсель провел в частной клинике Парижа около двух недель. Результаты обследований стали известны ему еще на первой неделе, но решение не приходило еще какое-то время; доктора предлагали уже испытанные на других виды терапии, а так же экспериментальное лечение, но и то, и другое таило в себе слишком много тоски и неизвестности, так что, едва он сумел встать на ноги, как побежал. Побежал прочь от этого места, чтобы не закончить свои дни преждевременно, упеченным в Шато де Гарш. Одна лишь мысль о последствиях лечения сводила его с ума: точно так же его мучила необходимость признаться во всем близким и друзьям. Нет, это слишком. Они не переживут. Не простят. Не позволят ему сбежать от страха, они, привязав его к кровати, сделают это насильно. Распяв на жестком матрасе больничной койки, они подпишут ему приговор, прижгут чело клеймом, окончательно позволив болезни прогрессировать и стать прошенной гостьей в его теле. Нет. Он любил свою мать, еще более крепкой любовью был привязан к детям, но не готов был открыть им правду. Признать проблему означало позволить ей взять верх. Официально, как по контракту. Много чести. Мало времени.
Приехав в Лимож, желая залечь на дно, он попал на праздник жизни, к которому не был готов. Семейные тайны поглотили его и без того ослабленный организм, и еще неделю Марсель провалялся в своей старой постели, на кровати, где спал еще ребенком. В его комнате мало что изменилось с тех пор, как он в последний раз сидел на деревянном лакированном полу, выстукивая слова на клавиатуре ноутбука, как пил газировку, чуть пролив там, у окна, как мечтал о чем-то, что сейчас казалось смешным. Детскими мечтами была пропитана подушка, к которой его голова не прикасалась уже так много лет. Он уснул замертво, напичкав себя таблетками: белыми, голубоватыми, оранжевыми; маленькими, капсулами, большими и круглыми, похожими на жевательную резинку, которая продается в небольших автоматах в каждом супермаркете.
- Ты выглядишь изможденным. - присев на его постель и потрогав горячий, покрытый испариной лоб, произнесла Мелани. Ее глаза цвета горячего шоколада смотрели внимательно, но спокойно.
- Много работы. Простудился. - ответил Марсель, приоткрыв один глаз. Голубой, как у дедушки.
- Отдыхай. В холодильнике индейка с салатом, если проголодаешься. - женщина окинула взглядом свернувшегося под одеялом сына.
- Рене уехал? - с некоторых пор он не мог называть отца отцом.
- Да, пару часов назад. Он хотел попрощаться, но ты спал.
- Не больно уж и хотел. А эти?..
- Они тоже уехали.
Потрясения родительского прошлого и насущного настоящего раздражали Марселя. Почему судьба позволила ему тридцать лет жить спокойно, а затем нежданно-негаданно обрушила все и сразу?
Когда Мелани ушла, он выпрямился на кровати. Губы казались вырезанными из пергамента для табака, они склеивались, стоило шершавому языку пройтись кончиком по сухой коже. Глаза жгло, в носу чесалось. Он не был способен даже надеть очки, а потому предметы в спальне виделись расплывчатыми, их обманчивые очертания приводили Марселя в растерянность. Быть может, он ослепнет раньше, чем сойдет с ума. Темными ночами в голову приходили темные мысли, и он задыхался от ужаса, щипая себя за руки, чтобы вернуться в реальность. Если это сон - пусть он уйдет, пусть останется во вчерашнем дне, в прошлой жизни, в другой галактике. Но ужас не уходил даже с рассветом. И он задыхался, спускаясь голыми ступнями по деревянным ступеням дома матери. Нужно было уехать. Иначе она заподозрит неладное.
Казалось, искрящийся воздух Парижа пошел ему на пользу. Новые таблетки вперемешку с наркотиками и сексом со смазливыми любовниками пошли Коти на пользу. Вкус алкоголя прогонял кошмары, даря часы беспросветной темноты, забытья, из которого не хотелось выныривать, как из прохладного бассейна в самый разгар лета. Но долго так продолжаться не могло: осознавая, что песок из часов вытекает, Марселю хотелось заняться тем, на что он так и не решился в своей жизни. И, вернувшись в Нью-Йорк, он устроился работать в ресторан.
- Что это ты вытворяешь?! - если бы Дуглас Лэмб умел шипеть, как змея, он бы уже делал это. Но Дуглас Лэмб был крепкого сложения мужчиной, а потому его голос бил по вискам, как молот Тора. Коти даже прищурил один глаз, как нашкодивший мальчишка, не боясь наказания, но осознавая, что оно неизбежно.
- Ты не должен был бежать за ним! Ты не имел права оставлять кухню! - продолжал Дуглас, в дружбе хороший человек, но в рабочих моментах - тиран и сатрап.
- Я вышел покурить и увидел, как он сбежал. Охранники этого даже не заметили. - ответил Коти невозмутимо и без вызова. После пробежки и пары сигарет, у него не было сил спорить, к горлу подступал кислый вкус тошноты, и ему хотелось поскорее скрыться в подсобке, чтобы наглотаться привычных таблеток.
- Иди разберись с ним! А потом мы с тобой договорим. - велел шеф-повар, и Коти, кивнув, устремился туда, где заперли не заплатившего бедолагу.
Прижавшись спиной к полке с овощами, Марсель наблюдал за мужчиной, на чьем лице застыла кровь и гримаса отчаяния. Он ждал, пока тот заметит его - и дождался, как он и думал, просьб простить его, понять и не осуждать. Он говорил о смерти так легко, как Коти - о выпивке. Так легко, как говорят о цене на капусту на рынке. Так просто, как о чем-то будничном, о рассвете или закате, который придет неминуемо. Так и будет, но для этого мужчины не скоро - линзы помогали Коти видеть его четко, и увиденное представляло из себя человека примерно его возраста, растерянного и отчаявшегося, но без видных отпечатков конца. Ему не о чем было переживать, но взгляд так и метался, пальцы так и путались в темных кудрях непослушных волос.
Медленно, как во сне, Марсель взял с разделочного стола бумажные полотенца и протянул их нарушителю:
- Умойся и вытри лицо, ты хорошенько приложился об асфальт.
Можно было бы вызвать копов, отдать его им, вынудив выплатить штраф или заперев на трое суток за решетку вместе с хулиганами и проститутками, но подобные действия не были политикой ресторана. Чем меньше шумихи, тем лучше - никому не нужны были неприятности, а потому в таких случаях обычно расходились полюбовно.
- Никто не станет толкать тебя на плаху. Перемоешь посуду - и часа в три ночи будешь свободен. Но, ты уж извини, все эти часы тебе придется провести в компании со мной. Вдруг ты вновь попытаешься сбежать. - Марсель хмыкнул и достал из кармана брюк небольшой оранжевый пузырек с таблетками. Достав три штуки, он проглотил их, запив водой. Впереди была долгая ночь, а глаза неудачливого бегуна глядели насквозь так печально. В любой другой ситуации незнакомец показался бы ему отличным объектом для флирта и последующего секса на одну ночь, но сейчас не было сил даже думать об этом - тошнота подступала, и он открыл дверь, ведущую в подворотню, куда обычно он выходил покурить. Свежий ночной воздух ударил в лицо, и он с жадностью вдохнул. Быть может, пробежка была не очень хорошим вариантом продолжить рабочий вечер, но инстинкты не позволили Коти стоять и смирно наблюдать.
- У тебя что, совсем нет денег? - спросил он кудрявого, держась пальцами за раму дверей, пока в окнах соседнего дома загорался свет. - Вкусно поесть можно было и в более дешевом месте. Или тебе нужно было не это? Верно, ты не за едой сюда пришел.
Он знал таких людей. Он сам был точно таким. Звоня в 911, бродя по краю подоконника, он просил приехать и спасти его. Или рассказать сказку. Ну хоть что-нибудь, чтобы избавиться от причин встречаться лицом с асфальтом.
- Тебе нужно было, чтобы тебя поймали. Я ведь прав? - Коти повернулся, прильнув поясницей к раме. - Фартук можешь взять с того стула. Лучше сними пиджак.


Личные требования к игроку
От соигрока мне хотелось бы средней активности (сам не выплескиваюсь в день десятком постов, довольно много работаю, так что вполне пойму реаловую загруженность), постов от 3,5к знаков (можно больше, меньше – если решим играть спидпостингом), инициативности в продумывании сюжетов, самостоятельности в продумывании деталей персонажа. Посты я привык писать ярко и красочно, от первого, либо от третьего лица, используя минимум ненужной воды и погружая во внутренний мир персонажа. Этого же жду от своего соигрока. В свою очередь, поддержу во всех начинаниях, выслушаю идеи и пожелания, иду на уступки. Единственное, что для меня является в этой заявке обязательным – это внешность, а именно Джеймс Макэвой. Молодой Джеймс Макэвой, раз на то пошло (смотрите «Искупление»).


Связь с вами
гостевая

0

123


http://s3.uploads.ru/HTfP6.png

http://s8.uploads.ru/bJpU3.png

Вместе с откровенностью, большую часть жизни Хэйвуда остававшейся непозволительной, не роскошью даже, а каким-то табу, сейчас его накрывало с головой понимание – никому и ничего не надо доказывать, и изображать из себя невесть кого тоже не надо. Потому что Джиневра, абсолютно внезапно и до сих пор недоступно для Флинна, хотела его самого. Всё прошлое, своё или чужое, не играло никакой роли, а желание исключительно производить впечатление оставалось за дверью этого небольшого домика, едва-едва просочившись на подоконник букетом цветов и упакованными в бумажный пакет яблоками и печеньем. Не требовалось прыгать выше головы и будто бы смотреть на самого себя со стороны; отпадало всякое желание контролировать собственные действия и желания. Если бы… Всего несколько минут назад, или полчаса, или в то время, когда он вообще мог цепляться за пока ещё связные мысли, Хэйвуд думал о давно минувшем дне первого слушания,  прерванном не личным выбором, а  набором обстоятельств, против которых он не сумел выстоять. Однако чувствуя на своём лице тёплое дыхание мелкой, отвечая на каждое из прикосновений, Флинн выбирался из поля упущенных возможностей, чтобы полностью погрузиться в возможности реализованные. Насколько бы банально это ни звучало, собирая целый букет из высказываний и цитат, надёрганных у известных личностей или придуманных самостоятельно. В любом случае, вместо целой корзины, заполненной скомканными планами, написанными Хэйвудом на призрачное будущее, он выбрал один единственный верный вариант, становящийся прецедентом, к которому следовало обращаться вместо бессильных и пустых «если бы».
читать продолжение: «Sorry, I need time»

Дорогой мой человек, я поздравляю тебя с постом недели. Джин и Флинн – пара, у которой всё будет, пусть и через 546 постов, и обязательно логично. Им ещё через многое предстоит пройти, но сделать это предстоит не порознь, а, наконец-то, вместе. Здесь и сейчас они счастливы, и тебе прекрасно удаётся дать прочувствовать это счастье, тёплое, яркое и очень нужное им обоим. Я редко читаю посты Флинна один раз, обычно перечитывая их по нескольку, а потом возвращаясь к ним ещё, чтобы снова ощутить эту лёгкость, эту радость и эту надёжность, которыми они пропитаны от и до. И откликом именно на посты Флинна чаще всего бывают спонтанные, незапланированные реакции, когда ответ получается совсем не такой, какой представлялся, а более откровенный и открытый. Это, конечно, парадокс, но так оно и есть.
Ты талантливый и многогранный игрок. Твои персонажи отзываются, откликаются на малейшее действие, и это прекрасно. Я очень люблю с тобой играть, и очень рада, что ты у меня есть. Сколько ещё не отыгранных событий ожидают своего часа, сколько персонажей с уже прописанными историями терпеливо мнутся в сторонке. Как иногда приходится жалеть, что нет дополнительных часов в сутках, чтобы поддерживать быстрый темп игры, но так или иначе, мы обязательно закончим всё, что начали, а заодно, придумаем новое.
Здесь, конечно, не обошлось без Стаса Михайлова, саундтрэком играющего на заднем фоне. Он затягивает своё: «Всё для тебя», - а я теперь буду искать постер с ним, чтобы было и чтобы было не напрасно.
Мне бы хотелось сказать тебе гораздо больше, но вместить это всё разом не получится. Так много слов, а они все не выражают и сотой доли той радости, которую ты приносишь мне ежедневно. Спасибо, что ты есть у меня. Спасибо, что поддерживаешь любую идею и развиваешь любую историю, добавляя к ней таких деталей, на которых меня никогда бы не хватило. Ты давно для меня не просто соигрок, а близкий друг. И я очень рада, что ты есть у меня, что ты пишешь для меня, и пишешь так, что захватывает дух, и хочется перечитывать снова и снова.
   
(с) Джиневра

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://sf.uploads.ru/1oaGt.png
Вероника

http://s3.uploads.ru/SEDKN.png
Макс

http://se.uploads.ru/OnP8S.png
Дарья

http://s9.uploads.ru/OwxCK.png
Элеонор

http://s5.uploads.ru/R9qg3.png
Нина

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Но подержав в руках тяжелые вещи, пощупав и развернув их, в конечном итоге решившись накинуть шубейку на плечи, девушка оказалась буквально поражена не только тяжестью северной одежды, но и ее теплом. На деле это оказалась не просто куртка, а меховая шуба, отчего-то сшитая так, что мягкий лоснящийся мех оказался внутри, а сверху же была пропитанная каким-то составом кожа, наверняка тем самым защищенная от пронизывающего ветра. Штаны были сшиты по тому же принципу, а натянув их вниз под юбку, Радея сразу почувствовала себя располневшей мамашей как минимум шестерых, а то и восьмерых спиногрызов. Даже походка ее изменилась, заставляя по магазину передвигаться вразвалочку, то и дело подтягивая сползающие без ремня штаны и спотыкаться о метущие по полу манжеты, которые пришлось заправить в странного вида обувь до колена, тоже будто сотканную из мокрой шерсти и меха, ноги в которой не сгибались совершенно, потому Радея утомившись примеркой встала посреди зала не в состоянии даже руки на груди сложить, показывая все свое неудовольствие подобными издевательствами. Порадовал ее разве что только платок, пушистый, невесомый, из шерсти сотканный кружевным узором,  варежки ему под стать, да плащ с меховым воротником, не столь красивый, каким был плащ у мага, но тоже ничего, правда длинноват для низкорослой девушки, ну да этот изъян поправить было не долго.
«Все, что нас не убивает, делает большую ошибку» Медея/Радея

И Рокки Мун идёт за своим Богом, внимательно изучая место, куда они невольно попали. Провидение? Маловероятно. Злой рок – не иначе. Каждый раз когда они хотят стать незаметными и перевести дух, судьба как бы говорит: «Хуй вам, ребята! Развлекайтесь!»
Но это уже не смешно, честное слово. Они в реальной опасности, и вряд ли Энджел знает, как найти из неё выход, хотя и является головой их маленькой семьи. Семья… Лоутон – родственник рыжего, но Рокки верил в родственные связи ещё меньше, чем в Бога.
Лоутон оказался именно таким, каким Рокс его представлял – скользким, благоухающим, омерзительным. От него ничего хорошего ждать не приходилось, но бежать было поздно. Ангел говорил бесцветным голосом, говорил вежливо, но как-то отчуждённо непривычно, и Мун глянул на любовника.
Смерть матери явно ранила его, но предаваться горестным размышлениям было не место. Возможно, позже рыжий захочет об этом поговорить, но, скорее всего, нет. Громила, которого называли Давидом, вышел, послушный приказу, и Мун едва сдержал глумливую ухмылочку. Нет, потом. Всё потом.
Сейчас он не в том положении, чтобы выёбываться. Мун сжал пальцы любовника в ответ, безмолвно передавая ему поддержку, и остался с Лоутоном один на один.

«Everything that rises must converge» Рокки

У нее были подруги.
Были - именно это слово сейчас хлестким ударом тонкости туго сплетенных ремешков плётки нанесло почти физическую боль. Ривер поморщилась и убрала непослушную рыжую кудряшку от щеки, которая горела фантомной болью хлесткого, оставившего глубокий, кровоточащий порез, удара реальности.
Сама рыжая, пусть и не обзавелась за жизнь толпой лучших друзей, все же не стремилась скрывать от собеседников что-то из своей жизни. Наоборот, она слишком подробно и слишком много рассказывала о себе и своих приключениях, порой даже малознакомым людям, путая порой откровенность с совсем уж излишней навязчивостью, но ничего плохого она никогда не имела в виду.
Она всегда рассказывала все, что с ней происходило, пусть приукрашивая или привирая, но в рыжей голове это было равносильно правде, но никогда, никогда не скрывала ничего от тех, с кем общалась больше пары раз. Кажется, даже Шону она успела рассказать про то, как ее звали на свидание и то, что на свидании она страшно кашляла, чем сделала то свидание последним.
А он просто забыл сказать о том, что у него когда-то была бывшая невеста. И, главное, о том, что он решил временно с ней возобновить отношения, чтобы подумать, а не сделать ли ее снова нынешней невестой, а девчонку, еще даже не закончившую учиться в университете, оставить в одиночестве искать свое счастье на просторах целого мира, ведь она-то, непременно, справится.

«I need you like a heart needs a beat» Ривер

Собравшиеся умолкли в предвкушении. Он всегда производил фурор, насколько бы безобидна ни была тема его докладов - все знали, что получат зрелище, и Михаэль добивался того, чтобы вновь встряхнуть эти разжиревшие умы человечества, чтобы заставить задуматься, как бы они ни воспринимали его. С позитивом или негативом - все одно, никто не останется равнодушным, насколько бы им того ни хотелось. К его недолгим годам, у Штернберга уже набиралось порядком недругов, скептиков и просто несогласных, далеких от подобных материй, но сколько же им в противовес находилось последователей... Его идеи были резкими и жесткими, он неустанно твердил о грядущих катастрофах, о бездействии научного круга, политиков и каждого из присутствующих, доктор жарко придерживался своей нерушимой позиции, не просто провоцируя, но подкрепляя каждый тезис результатами точных исследований, данными, доступ к которым ему щедро открывала Корпорация и которые шокировали жаждущую острых эмоций публику. Он высмеивал эпоху потребления, мелочность и единоличность, он говорил о личных правах и свободах, что губили человечество скорее, нежели самые вирулентные инфекции - все их проблемы происходили от неверного взгляда на происходящее. Чего добивался он?.. Они должны были быть готовы, когда придет время. Каждый из них, весь мир - никто не останется безучастным. И только сильные способны будут выжить в неизбежном Апокалипсисе.
«Если я сказала, что не брала, значит не отдам!» Михаэль

Выпивка, ха.
Кто бы сомневался?
Любопытно взглянуть, каковы вкусы у этого проклятого дома – теперь, когда здесь есть Нэйтан, все ящики полны, все блага этого серого мира одному ему. На какую-то долю мгновения Нелл испытывает настоящую черную зависть, и это мгновение опьяняет её похлеще алкогольного напитка – она вдруг чувствует себя живой. По-настоящему, и не благодаря кому-то или чему-то, а потому что к ней возвращается нечто совсем личное, интимное, часть Нелл, принадлежащая ей и только ей. У каждой женщины есть вещи, которые она предпочитает держать в тайне.
Кстати, о вещах.
- Я тоже на это надеюсь.
Нелл усмехается и отводит взгляд. Не страшно, если Нэйту станет неловко, пока он переодевается перед незнакомкой, - страшно, что в каждой реакции Нелл, каждом жесте, да  и взгляде – тоже каждом – всем этим она выдаёт себя. Это нехорошо, это не по правилам.
Это недовольство дома.
Это большое черное существо, ворвавшееся в комнату с ошеломительной скоростью и превратившее когда-то крепкое стекло в беспорядочную груду осколков. Нэйтан мечется по спальне, пытаясь совладать с крылатой тварью, а Нелл сидит в оцепенении, скованная ужасом. Не вид летучей мыши пугает её – никогда не боялась их – а то, что он собой являет теперь. Нелл видит в этом знак, предупреждение.

«s a l v a t i o n» Дарья/Нелл

http://s7.uploads.ru/o7kgF.png

nevermind

Лучшая игра недели

- А вы значит из числа тех, кто уважает личное пространство других людей, - мой взгляд сбегает по мужской фигуре вниз до самой подошвы его ботинок и буквально в миллиметрах от мысков тех мысленно рисует белую жирную линию. - И оказались здесь совершенно случайно. – Я отступаю к кирпичной кладке, что находится на одном уровне с моей талией и тушу наполовину выкуренную сигарету об отсыревший камень. Говорю с ним сквозь сцепленные зубы, потому не имею ни привычки доверять вот таким вот «союзникам».
- Что? – Не сразу понимаю я. И мне не удается скрыть свое удивление и проявившийся интерес, он так ловко цепляет меня на свой крючок, что я смотрю в указанном направлении. Именно направление моего взгляда выдает во мне человека, который отнесся к сказанному с недоверием.  Качаю головой. – Это не мой метод. Я не бегу. В моих словах ни грамма вранья, я о многом не договариваю и извращаю факты, но все, что касается моих привычек, никогда. Особенно если мне нужно предстать перед человеком женщиной с несгибаемой волей. Я снова думаю о своем покойном муже, потому что именно он научил меня не бежать, даже когда у меня не оставалось другого выхода. При мысли о Станиславе подступают слезы, и я поспешно сглатываю их. Нельзя отвлекаться: слишком многое сегодня поставлено на карту. Украдкой смотрю на своего собеседника: только бы не догадался, что у меня нервы на пределе. При словах об убийце, я слегка подаюсь вперед. Его вульгарная манера, с которой он это произнес свои слова, выбила из легких весь имеющийся в них воздух.

Вероника

Вот только холодные кончики пальцев совсем не изо льда - живые, еле заметно подрагивающие на матовом корпусе протянутой зажигалки, они уже готовы к новым подвигам выдержки. Но я не хочу проверять, насколько ровно выстоит лепесток пламени, а потому забираю zippo, чтобы прикурить со своих ладоней. Щелчок. Жадный никотиновый вдох до стянутых щёк, к губам припечатывая указательный и средний: я слишком давно отказывал себе в этом удовольствии, чтобы быстро вынырнуть из горьковатого осязания по гортани, и всё же успеваю задрать брови на реплику, пущенную в столь интимный момент...
- Вовсе нет - я куда хуже этих гиен, - струйкой дыма в сторону, тут же расплескивая обаяние в почти совестливой улыбке, - Ведь пока они топчутся по ту сторону Вашей зоны комфорта, я беспощадно терзаю её своим присутствием...
   Удивительное дело, но у меня физически не получалось лгать тёмной зелени тревожного взгляда. Там бились стёкла, там цепи рвали измученные взаперти демоны. И исключительно в знак их уважения, приходилось дополнять реплику почти чистосердечным, - Но самое ужасное - делаю это совершенно умышленно...
   Прекрасный выбор, Леман! Ещё немного, и перейдем на душещипательное "я, конечно, тварь-репортёр, но не хотите ли доверить мне все свои страдания? Да-да, прямо в эту камеру..." Вот только миссис фон Хорст не бежит.

Макс

0

124

http://s3.uploads.ru/tFf5H.png

Говорят, если хорошенько растрясти небольшой, но очень уютный остров, можно вызвать цунами позитива в сотню баллов. Так давайте трясти! О да, с вами "Меломанх" во всей красе, и мы начинаем первый выпуск нашего сейсмически опасного шоу! И пока Манхэттен тонет в трогательном похрюкивании от слова "сейсмически", переходим к рогам быка, которого непременно надо за что-то хватать...
Сегодня большой день, мои дорогие слушатели - практически первое наше свидание, а это значит, что конфетно-букетный период прямо сейчас накатит из ваших динамиков. Правда, без конфет и букетов, но зато со сладкими приветами и охапками музыкальных подборок, что, согласитесь, не растает и не завянет. Так, во всяком случае, нас убеждал еврей-директор, подписавший смету этого шоу. Но долой скучные подробности, пора уже выставить громкость на максимум - мы начинаем!

0

125


http://s5.uploads.ru/8Jvsd.png

http://s8.uploads.ru/rOqMv.png

Точка невозврата Климовыми пройдена двенадцать лет назад. События тех дней жили, как третье лицо с ними. Спали в одной постели, сидели за столом, ездили с Егором на работу, с Ниной на учебу или просто сидели рядом с ней на диване. Они всегда были рядом, давили, уничтожали все светлое, что было в маленькой девочке, которая отражалась этим светом Климе. Мрачное покрывало окутало их двоих на долгие годы. Мало им своих проблем, еще примешалась ненависть Марины. Клавдия Макаровна не могла найти себе утешение, когда случились те события и Нина попала в больницу. Женщина молилась всем богам, мысленным и нет, мифическим и библейским, чтобы все наладилось, чтобы Нина вернулась, чтобы Егор остыл. Экономка не вмешалась в разговор Егора с Мариной, тихо сидела на стуле в углу гостиной и плакала, даже сил подняться и сказать, что давно заметила неладное, не было. Но кто ж ее бы еще слушал. Она поражалась, сколько вынесла Нина. Уж Клавдия давно поняла, что Нинуся за мужем «умирает», любит, да не смелая она, молчит. Многие видели, понимали, но только не сами супруги.
читать продолжение: «Беги, Нина, беги, или Вот тебе карандаш, ставим точки.»

Вот я и дождался: твой пост снова стал лучшим. Сюжет «Побега» родился спонтанно, и название для игры придумала ты. Я не сразу увидел в нём отсылку к песне, которую пела Нина на свадьбе Карасей, а когда заметил – улыбнулся. Помнишь, как ты описывала её состояние до и после этого разговора на улице? Серый мир снова заиграл яркими красками. Климовы наконец-то соединились после стольких лет глухой вражды, ревности, ненависти и отчаяния. Даже не верится, правда? Но они смогли, у них получилось. Что их ждёт дальше? Увы, не только радостные, счастливые события, ведь жизнь – штука сложная, а мы не ищем легких путей. Главное, они теперь вместе, навсегда. И даже смерть не разлучит их, ты ведь знаешь.
Я рад, что мы пишем эту историю, пусть это бывает нелегко, а порой по-настоящему больно. Тем острее и глубже ощущаются мгновения счастья.
Егор любит Нину, а я люблю тебя.
Это не конец, впереди еще столько интересного – и у них, и у нас.
   
(с) Георгий

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://s3.uploads.ru/SEDKN.png
Макс

http://s8.uploads.ru/JE41V.png
Аллан

http://s8.uploads.ru/dJXVZ.png
Летиция

http://sg.uploads.ru/iQNeq.png
Леонардо

http://s9.uploads.ru/RMnh5.png
Георгий

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Тягучий скрип несмазанных петель осыпается белым шумом, недоступным ни мыслям, ни слуху. Глухой вакуум. Пустота. Разбитые декорации реальности. Сколько я стою уже среди них одним из надгробий, сколько вглядываюсь в кованный узор, скрывший силуэт, разорванный ветром? Бог знает. Кажется, не остыло ещё колокольное эхо, не осело внутри выпитым до дна звуком. А значит, есть ещё время. Дышать парфюмом, тлеющим на плечах, вслушиваться в тихий молебен и тонуть, снова и снова тонуть в талых образах, оставленных ею.
    А ведь она должна была послать меня. Выбрать одно из сотни возможных орудий, как платье на вечер -  увёртки, удар под дых, откровенная ложь - да и всадить по самую рукоятку в зарвавшегося репортёра. Но не говорить. Не так. Ни в коем случае не так. Изнанкой под жгучим прожектором внимания, нутром обнажаясь - смотри. Видишь, виноградной лозой нити шрамов по тонкой руке? Это память, которую я вынашивать буду, чёрная дыра в моей груди. Прикоснись. К тому, что горит, стонет болью, страхом пульсирует.

«nevermind» Макс

Роковая перестрелка взглядов рикошетом бьет от зеркальной глади и отдает бисерным звоном в грудь. Подрагивающие пальцы соскальзывают к краю мраморной плиты, цепкой хваткой сдавливая борт. Не выдержав первой, отвести взгляд, закрывая глаза и медленно погружаясь в томящее ожидание чего-то неизбежного. Щелчок. Все внимание на часы, соскальзывающие с запястья. Ловушка захлопнулась. Ему удается привлечь мое внимание. Взгляд скользит вслед за пальцами проворно высвобождающими пуговицу за пуговицей из петли. Сдавленный стон хватает за горло, легким шелком соскальзывая с приоткрытых губ. Пульс выдает отрывистое, четкое стаккато, становясь требовательным, словно умоляя пересечь то расстояние, что имеется между нами. Чувственная грешная усмешка, рассекает мои губы. Он медленно сокращает расстояние, почти сразу касаясь. Ведомая чужим взглядом, чужим прикосновением руки, меняю направление собственного движения в замкнутом круге, часами при этом имея возможность оставаться на месте, двигаюсь от света в полумрак комнаты.
«shelter» Вероника

Поднявшись на нетвердых ногах, Марла пересекла гостиную и оказалась на кухне - никого, только приоткрытая дверь шкафа, которая никогда не закрылась нормально. Из выдвижного ящика женщина достала беретту и две обоймы - если она не сможет выжить, так кого-то с собой утащит. Рыжие волосы лезли в глаза, а руки отказывались подчиняться, только в голове кто-то кричал: Скорее!
Не имело смысла брать с собой вещи, Марла не надеялась пережить эту ночь. Слишком очевидными были намерения тех, кому она должна была деньги. Деньги, которых не было. Над ней надругаются, ей сделают больно, ее будут мучить и пытать, прежде чем она сможет умереть. Человек - живучая тварь, над которой можно измываться достаточно долгое время. Она это знала. Она не помнила лиц тех, кто умер по ее вине или на ее глазах. Она не видела их во снах. Но они точно будут рады повстречаться с ней на том свете.
Нужно попытаться залечь на дно в Арвье, - подумала все же она, заводя машину и выезжая из гаража. Впереди расстилалась ночь, дорога, и пахло смертью.

«love crime» Бенедикт

Он оборачивается к своей тени, смыв спектакль с себя. И, если белизна морщинок около глаз кажется ей милой, то у самых кончиков волос краска больше походит на появляющуюся проседь, но без благородного отлива темного серебра. Пальцы вздрагивают желанием протянуть руку, но женщина все же не решается это сделать, словно ее ударит током, стоит ей только единственный раз самовольно, без разрешения коснуться Пророка.
А потому она ведет плечами под теплом шарфа, колючим пленом поймавшим тонкую, вечно голую шею, и следует за мужчиной на улицу, пока ледяные пальцы тонут в непривычной теплоте рук и, кажется, скоро вовсе растают, на воздух, где Фрея мгновенно начинает щуриться от дневного света, такого непривычного после мрака гримерок, где две трети лампочек перегорели, и кромешной темноты зала.

«и так желанно, и беззащитно» Фрея

А уж потом Драгон навалился на нее со всей спешкой, натягивая, напяливая, скрепляя, завязывая и защелкивая все, что этому поддавалось, заодно в завершение щелкнув Радею по носу в тот момент, когда та попросту не могла ему уже ничем взаимным ответить, погруженная в варежки и скрученная в большой и теплый тюк, в котором едва оставалась возможность и вовсе вздохнуть, а хорошо, если хоть через раз. Сам он тоже себя ждать не заставил, крепко подпоясавшись в завершение ремнем, стянувшим все, что могло бы ему сейчас помешать колдовать, разве что плащ решил набросить в последнюю очередь, а перед тем - прошелся еще раз вдоль линий, у каждой руны оставляя зажженную свечу, над каждой свечой с тихим шепотом наговора растирая в пальцах добриянку, оставляя зубохвост тлеть прямо в пламени, приобретавшим зеленоватое пугающее сияние. Где-то снаружи на улице уже слышался шум недовольного народа - то ли хозяин заметил неладное, то ли сбегал за ним кто, но дверь магистр предусмотрительно забаррикадировал и зачаровал, временно, конечно, но на их долю должно было хватить, если там не сподобятся и вовсе поджечь оскверненное строение.
«Все, что нас не убивает, делает большую ошибку» Михаэль/Драгон

http://s7.uploads.ru/o7kgF.png

till i see you again

Лучшая игра недели

Перемены всегда к лучшему…
Мария неустанно повторяла эту фразу, пока та не набила оскомину. Самовнушение действовало лишь временами и периоды положительного эффекта с каждым разом сокращались. Сердце не стало меньше болеть. Она не смогла оставить многотонный жизненный багаж в прошлом. Перемены – отстой. Уходя из кафе, девушка, некоторое время, жутко гордилась собой. Разорвала порочный круг. Перелистнула окровавленную страницу прошлого. Давно было понятно, что рядом с Беном нет будущего. Не смотря на все перемены, монстр остался верен себе. Небольшая отсрочка и поблажка все рано закончилась бы откатом к прежним недоотношениям. Личностнообразующие привычки зверя в человеческом обличии никуда не исчезали. Задремали на время, усыпляя ее бдительность. Стоило ирландке расслабится, как он тут же попытался восстановить утраченную власть.  Быстренько забыл о ее страхах, просьбах и предостережениях. Не получив желаемого, переступил через девушку и ушел прочь. Оставил одну тонуть в океане унижения и слез. Об этом она должна помнить всегда! Об этом Мария напоминала себе всякий раз, когда сердце начинало щемить от тоски по монстру.

Мария

Потрепанные ботинки громко стучали по паркету в такт бешено колотящемуся сердцу. Не оглядываясь по сторонам, Бен спешил вперед. Позади эхом звучали голоса, кто-то говорил, кто-то топтался за спиной. Охранник при входе как-то косо на него смотрел. Масляные пятна на рубашке и рваные штаны не говорили в его пользу, но ему было плевать. Он слишком сильно волновался за Марию, чтобы думать о своем внешнем виде и что о нем думают другие. В прошлый раз когда они коснулись разговора о лечении и профессоре, вернее, когда Мария призналась, что больше не хочет туда возвращаться, Бен и предположить не мог, что с ней делают во время сеансов. Когда девушка ему рассказывала об этом, кровь стыла в жилах. Он предполагал, что это будет какое-то копание в мозгах, разговоры, в худшем случае припараты или гипгоз. Они с профессором не обсуждали в деталях методы его лечения. Старик то особо и не спешил делиться. Бен начинал сомневаться, что это вообще законно. Но он был единственный, кто не опустил руки и согласился взяться за случай Марии. Ему был нужен такой человек, чтобы не потерять надежду самому.
Бенджамин

0

126

З А Я В К А   О Т   Т А Н В И

http://sg.uploads.ru/t/wtf9R.jpg

Имя персонажа:Jay Mehra|Джай Мехра 
Возраст: 38 y.o.
Внешность: Salman Khan|Салман Кхан
Род деятельности: бизнесмен


Описание персонажа

Отношения с персонажем:
Можно ли назвать любовью то, что между нами происходит? Сейчас наши отношения походят на сильную и глубокую привязанность, с проявлением заботы, искренности и доверия. Мы знаем о друг друге все, не имеем друг от друга никаких тайн – ты не приветствуешь лжи в отношениях, а меня «читаешь» как открытую книгу. Иногда они напоминают безумное собственничество с проявлением ревности, ведь ни один из нас не готов отпустить друг друга из своей жизни или вручить другому претенденту. Скандалим ли мы? Отнюдь, просто резко замолкаем и расходимся в разные стороны. Однако потом каждый из нас неуклюже пытается извиниться перед друг другом. Что же все - таки между нами происходит? Давай разберемся вместе.
Как же мы появились в жизни друг друга? Она произошла неожиданно и внезапно в Центральном Парке на Манхэттене – я … кхм… мягко говоря, «затормозила» об тебя во время катания на роликах квадах. От этой встречи у тебя на затылке до сих пор имеется слабо заметный шрам. После происшествия в парке мы исчезли из жизни друг друга, пока однажды ты не привел на прием жену своего брата с сынишкой. Несмотря на то, что мы старательно пытались сделать вид, что не знаем друг друга, но таки обменялись парой едких фраз. Прием закончился, ты постарался скорее ретироваться, пытаясь вытащить из моего кабинета невестку с племянником. Однако наше знакомство продолжилось в тот же вечер – начался сильный ливень, я караулила хоть какой – нибудь транспорт на остановке около больницы и тут появился ты, точнее подъехал с предложением подвезти до дома. Слово за слово, обоюдные шутки – прибаутки с вежливым обменом визитками.
Утром следующего дня я получила первое сообщение от тебя, ответила… Незатейливая переписка стала началом нашей истории, которая продолжается уже больше года, приобретающей различные эмоциональные оттенки и углубляющейся в неизвестность.

Описание персонажа:
Джай Мехра –  один из сыновей богатого индийского ювелира Мехры, салоны которого очень популярны в восточном мире. Благодаря ему, семья имеет также несколько крупных магазинов в Европе, где Джаю приходится проводить большую часть времени, чтобы постепенно ликвидировать разрастающийся конкурирующий рынок. На данный момент господин Мехра  проводит активную торговую компанию на землях Манхэттена.
С пеленок  был окружен достатком, получил достойное образование за рубежом. Любитель животных, хотя по строгому и брутальному виду не скажешь, обладает неплохими способностями к фотографии, а ещё жуткий трудоголик. Но так было не всегда.
В молодости Джай отличался балагурным нравом и страстностью натуры. Имея высокий коэффициент популярности среди женского пола, среди этих птичек парень нашел ту, которая казалась ожившей мечтой. Однако воздушные замки рухнули и  пришлось узнать жестокую правду – она изменяла ему в с его лучшим другом, при этом «опустив» на деньги. Глубокая депрессия, алкоголь… Бог весть до чего бы дошло, если бы не связи отца, длительное лечение в клинике… Сейчас прошлое кажется просто дурным сном, от которого остался привкус горечи и сложности в общении с противоположным полом
Закалившийся характер, внешняя суровость, немного угрюмой строгости в сочетании с врожденными  талантами сделали из Джая Мехры серьезного человека не только в деловых кругах, но и среди своих. Мужчина тверд в своих убеждениях, всегда достигает поставленных задач и ловко манипулирует людьми, если в результате будет так, как ему надо. И лишь только в обществе нелепой девчонки на роликах, которая врезалась  в него однажды летним днём в парке, он раскрывается с лучшей стороны.


Ваш пост

пост

Вы когда – нибудь делали что – то в первый раз, наслушавшись других о том как это здорово, круто и так далее? Наверняка. Вот и доктор Кхурана решила, что хочет научиться кататься на квадах после долгих рассказов коллег на работе. И правда, что тут сложного? Надел ролики, оттолкнулся и поехал.
В ближайшие выходные Танви нагрянула в спортивный магазин, где с помощью консультанта отыскала очаровательную пару белых квадов. Пока примеряла обновку, где – то неподалеку жужжала какая – то тетка, убеждая дочурку в том, что ролики это опасно, можно сломать руку или пробить голову. И вообще, пусть эти активные времяпрепровождения останутся для экстремалов, не боящихся ни Бога, ни черта, ни травматизма. Нудный голос наконец – то начал удалятся вглубь магазина, а доктор Кхурана задумалась и таки попросила подобрать по размеру шлем и щитки для локтей и коленей. В чем-то вредная тетка права. Хоть черепушку не смогу повредить, если вздумаю встретить головой тротуар в парке. Расплатившись за покупки, довольная Танви поспешила домой. Желание начать учиться кататься вот прям сию секунду было сильно, но где – то в глубине сознания трусливо прогуливалась мысль о том, что лучше повременить и посмотреть пару – тройку обучающих видео. Приготовив себе порцию какао, Танви включила ноутбук и погрузилась в изучение теоретических основ.
На следующий день девушка решительно направилась в парк, чтобы претворить полученные знания в практический опыт – надела ролики, закрепила защитное «обмундирование» и поехала. Первые шаги дались с трудом, но через полчаса долгих и старательных попыток Тану наконец – то научилась правильно балансировать и держать свои ягодичные мышцы подальше от асфальта и ближайшего газона. Спустя час девушка освоилась в новом качестве и решила, что кататься в под свое бурчание в адрес себя довольно утомительно, поэтому стоит разбавить прогулку музыкой. Сказано – сделано. И вот в наушниках уже любимые сердцу мелодии, погода чудесная. Просто благодать!
Танви решила сделать кружок по парку и отправиться домой. На очередном повороте девушка решила прибавить скорость да вот незадача – тормозить ведь так и не научилась. В животе начал нарастать напряженный ком, а паника начала сбивать сосредоточенные мысли в  пучок нелепостей. Спокойствие, Танви, только спокойствие, - доктор Кхурана старательно пыталась избавиться от возникшего чувства, когда посреди дороги возник мужчина. Точнее его спина. И нервы девушки не выдержали.
- Осторожно! Уйдите с дороги! В сторону! – паника навела такой кипиш в девичьей голове, что английская речь смешалась с родным хинди, выдавая просто дичайшие выражения. В ушах по – прежнему были наушники, отчего Танви пришлось перекрикивать слова песни. Кажется именно это привлекло внимание мужчины, который решил повернуться навстречу источнику шума.
Нда… Возможно со стороны их тесное знакомство выглядело симпатично – вот девушка врезается в мужчину, вместе падают в траву… Только вот в действительности все было не столь романтично – от страха Танви закрыла глаза и на всей скорости врезалась в незнакомца, больно ударившись об него лбом и плечом. 
- Девушка, ау! Я к вам обращаюсь – кажется на мгновение разум покинул Тану и вернулся лишь только когда мужчина попытался скинуть наглую особу с себя, решившую использовать его как мягкий матрас для подстраховки. Плеер валялся где – то в траве вместе с порванными наушниками. Внезапно возникшая тишина стала первоисточником возвращения мисс Кхураны в реальный мир.
- Ох, простите меня, - лицо Танви стало пунцоветь, девушка пыталась поскорее отползти куда – нибудь в бок. – Я… Это все вышло случайно, клянусь! – Тану пыталась подобрать слова, но каша из двух языков выглядело безумно нелепо.
- Ты что, индианка?! – мужской голос был полон удивления да и фраза на хинди заставила девушку встретиться лицом к лицу с говорящим. Танви подняла голову и была очарована глубиной темных карих глаз.
- Я… Да… - еле слышно пролепетала девушка. – Танви, доктор Танви Кхурана, - она рефлекторно протянула мужчине руку.
- Джай Мехра, - усмехнулся мужчина, пожимая её руку. -  Не сказал бы, что знакомство было приятным, но определенно запоминающимся, - от сказанных слов Тану ещё гуще залилась краской, пытаясь подняться на разъезжающиеся в стороны ноги, по – прежнему обутые в ролики.


Личные требования к игроку
Давай постараемся сделать совместную игру не в тягость, а в радость? Я не гонюсь за количеством, лучше сделать акцент на качестве. Не пропадай в небытие, пожалуйста. Не требую ежесуточно сидеть на ролевой и строчить посты каждый день, но и в апатичный овощ не превращайся. 
Помогу с адаптацией к индийской культуре, отвечу на любые вопросы во внеигровом пространстве. Со своей стороны обещаю также не пропадать в неизвестность, старательно отписываться и всегда отвечать на личные сообщения. Гарантировано позитивное настроение и доброе отношение к тебе, если решишься взять персонажа.


Связь с вами
ICQ: 635 – 397 – 021

0

127

http://sg.uploads.ru/doLw5.png
Manhattan: old`s cool
7 years online

0

128


https://i.imgur.com/njoIpWK.png

https://i.imgur.com/4ovMTDM.png

Три грамма кислорода во всём пространстве: от распашных залов до облитых стеклом приёмных три вдоха до вакуума, три такта. Потом настанет клиническая жизнь; во всяком случае для меня, слишком подвязанного на чувственное, слишком жадного до всего, что сочится вкусом, звуком, но главное - цветом, способным пробраться сквозь надоедливую темноту. Офисные помещения обрекают на эмоциональный голод, и в этом их сила и их надменность. Здесь особенно гулко стучат каблуки, голоса отутюжены, гладко выбриты реплики - роскошь, втиснутая в слишком узкий ворот, душит быстрее, чем успеваешь сделать заветный четвёртый вдох.
   Но кабинет мисс Берроуз был куда строже в своих предпочтениях, предлагая и вовсе обойтись первым же глотком воздуха (если только отсутствие вариантов может считаться "предложением"). Во всяком случае, мне было достаточно потянуть за тонкий опрятный аромат, развеянный по комнате свежими гаммами, чтобы определить, в чём было основное отличие здешнего эфира от камеральных воздушных масс. Он не был безлик. И стерильную пустоту офисных площадей полнил сложной симфонией каких-то своих, особенно сакральных тонов, приватных настолько, что можно получить по рукам.
   А потому постороннему гостю, зашедшему с целью принять дозу исковой печали, открывалась рубашечная, внешняя сторона атмосферы, заточенная в строгость.

читать продолжение: «c'est la vie»

Почему, как только дело доходит до публичной похвалы, я теряюсь и не знаю, о чем бы таком написать, что забыла упомянуть в своих километровых посланиях к тебе, яхонтовый. Не устану повторять, как рада твоему приходу и вдвойне рада тому, что имею акулью хватку, благодаря которой и заполучила тебя целиком и полностью. Сегодня, в этот прекрасный час, пока ты с чеширской улыбкой на губах читаешь мое послание, я поднимаю за тебя и твою победу (первую, но далеко не последнюю) бокал.  Ты – живое воплощение моей ролевой мечты, подарок ролевых богов, которые услышали мои молитвы. Мне до сих пор не верится в происходящее в то, что у меня теперь есть такой замечательный, вдохновляющий и дарящий улыбку одним только своим присутствием, партнер, что у нас есть сюжет. И не просто сюжет на пару игр, а тот, что каждый новый день обрастает идеями и новыми постами, которые мы взахлеб пишем друг другу, забывая порой про то, что на дворе глубокая ночь и нужно поспать, потому что еще существует реал и работа. Спасибо тебе за наши ночные посиделки, за бесконечное количество тепла, которое ты мне даришь, за тонны вдохновения, за то, что ты вообще есть. Я еще великое множество раз скажу тебе спасибо за то, что ты дал мне возможность написать роковую красотку, почувствовать вкус к ролевой жизни, вспомнить, что значит писать не просто много, но еще и «вкусно» будто бы являюсь шеф – поваром высшего класса.
Знаешь, читая твой пост, я глубоко в душе понимала, что он станет лучшим, не знаю, как, возможно это магия или у меня хорошо развита интуиция, но я знала. Такие эмоции не могут остаться без внимания, они выворачивают наизнанку, они ломают, заставляют задуматься, перечитать, дать достойный ответ твоим строчкам, твоим обращениям, каждой, даже мимолетной реакции. У меня сердце замирает всякий раз, когда мы вводим в игру кого-то третьего, я губы до крови закусываю, понимая, что игрока на эту роль никогда не будет (обещай, что не будет, иначе я умру), но все равно из последних сил сдерживаюсь, чтобы не закатить сцену ревности и сказать, что так красиво, так головокружительно можно писать только мне и только обо мне. С – собственник мод он.
Что еще, что еще.)) Очень надеюсь, что это не последний раз, когда я пишу тебе и для тебя на страницах нашего журнала. Загадываю желание на падающую звезду, чтобы следующий новый пост был тоже для меня.  Мои поздравления, крепкие объятия, ну, и сам знаешь, что там еще может быть в «меню».
   
(с) Твоя Сцилла

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

https://i.imgur.com/UAYZB0A.png
Присцилла

http://s3.uploads.ru/SEDKN.png
Макс

https://i.imgur.com/mwOTY9G.png
Джерри

https://i.imgur.com/1wxN24m.png
Виктор

http://s9.uploads.ru/OwxCK.png
Элеонор

http://se.uploads.ru/DZcez.png
Зеро

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Вся вторая половина человеческой жизни составляется обыкновенно из одних только накопленных в первую половину привычек. Так считал Виктор Андервуд и подчас сам являлся прямым доказательством подобного умозаключения. Он как всегда спит до 7 AM. Ему снится что-то иллюзорное и незначительное, что растает в памяти спустя двадцать минут после пробуждения. Он просыпается, лицо его измято подушками и простынями. Прежде чем умыться, он выходит на открытую лоджию своего дома, достает сигарету и сонно курит, приподнимая плечи, поеживаясь от холода. Или распахивает окно, впуская в спальню дух зелени и ближнего озера, и небрежно приваливается плечом к раме, чтобы с удовольствием выкурить первую за сегодня сигарету. Не то чтобы он испытывал прилив жизнерадостности, но после сна обыкновенно чувствовал себя спокойно. Царящая внутри пустота была приятной, вроде того блаженного оцепенения, которое переживаешь после оргазма, пока выравнивается дыхание и сердечный ритм. С каждой новой затяжкой он ловил себя на том, что начинал целенаправленно различать мелкие детали вида, который еще накануне казался ему просто бессмысленным смешением цветовых пятен.
«mousetrap» Виктор

Я смотрю на свое отражение в зеркале: я мало чем отличаюсь от людей, если не считать аккуратных стыковочных швов там, где у меня есть съемные панели. Я не выше их, чтобы не выглядеть устрашающе, у меня идеально симметричное лицо, которое вписывается в стандарты того, что людям нравится: все абсолютно усредненное и стандартное, обобщенный портрет всех женщин европейского типа. Я чуть склоняю голову, как делают это некоторые из них, улыбаюсь только одним уголком губ. Издалека не отличить, что в о мне нет четырех с половиной литров крови, которую перекачивает сердце, нет костей, каждую из которых можно сломать приложив усилие. Я с точностью до градуса могу определить температуру каждой части моей тела и знаю, что когда я говорю, процессор в голове разогревается до тридцати семи градусов по Цельсию, а во время игры в шахматы — почти до сорока. Но каждый раз, когда я пытаюсь пройти тест человека, созданный сто пятьдесят один год назад, я терплю неудачу. Мой алгоритм не может предугадать, как люди мыслят. А я хочу это понять, чтобы меньше отличаться от них. Я хочу быть похожей на них. Я хочу их понимать.
«A.I.» Ада

Его здесь ждали.
Это было именно то чувство, которое выделялось в поднявшемся урагане других, сдавивших горло. Никто и нигде ещё так его не ждал, как ждали здесь. Это он прочёл во взгляде Джеки, в восторженных криках Карины и готовности, с которой девочка прыгнула на руки, по крайней мере, ему так показалось. Может, потому что так и было, а может, потому что именно этого Джо и хотел. И сердце замирало, чтобы, спустя секунду-две, снова забиться, в разы сильнее и громче.
Морелли ехал в этот дом посреди мятного поля, сейчас представлявшего собой лишь скованный морозом чернозём, как в какое-то волшебное, сказочное место, отличного от всех тех привычных мест в реальном мире, где уже успел побывать. Пусть он не признавался себе, даже не ловил мыслей об этом, но глубоко внутри существовала убеждённость, что это строение сродни домика фей или чего-то подобного, где магия – обычное дело, она творится с утра и до вечера, наполняя каждый уголок уютом, теплом и радостью. А Джеки, её дочка и её мама, - три девчонки похожие друг на друга настолько, что сомнений в их родстве не возникало, есть те самые феи, творящие волшебство.

«А горы все так же незыблемо стоят» Зеро/Джо

И когда Морелли привлёк её к себе, заключая в объятия, словно укрывая её с ног до головы ощущением безопасности, Джеки едва не расплакалась, чисто по-женски. Потому что причин не было, и потому что их оказывалось слишком много, чтобы вычленить всего одну. Она окуналась в поцелуй как в последний раз, надеясь на ошибочность впечатлений, но и страшась выдуманных для самой себя и кропотливо возведённых облачных замков. В каждом движении губ Джеки признавалась ему, как сильно она его любит; возможно, как кто-то когда-то его уже любил; возможно, как кто-то ещё полюбит. Потому что Джо Морелли заслужил ничуть не меньше, и на другое не должен был соглашаться.  Она отвечала только за себя и за то, что хотела бы для него оставить, и всё-таки не могла разгадать, что именно он сам хочет сказать ей, так бережно к ней прикасаясь. Причин заплакать стало ровно на одну больше, но Джеки только вздохнула тихо и погладила его пальцами по шее и вороту, чтобы не задеть рану на затылке, и не в силах вот так сразу отпустить.
«А горы все так же незыблемо стоят» Элеонор/Джеки

Вспышка яркого света разорвала привычную полутьму. Грудь сдавило каменным обручем. Она застонала, умоляя покончить с мучениями. Пыталась закрыться руками от огненной вспышки, не до конца понимая, что ядовитый свет льется не из вне… Пусть так… Плевать! Тот, кто рядом тоже видит и чувствует этот изничтожающий свет. Прохладная рука опускается на лоб... а потом сменяется чем-то остужающе мокрым… Мария вздохнула с облегчением и благодарностью. Пожар в голове затухал, но свет продолжал слепить. Ресницы стали влажными от слез. Девушка сделала несколько шагов, добровольно ныряя в радужно-золотистую пелены. Свет поглотил ее, унося куда-то ввысь. Мария «очнулась» посреди просторной комнаты. Окна были распахнуты настежь. Легкие цветастые занавески развевались на ветру. Обстановка в помещении была знакомой – бабушкин домик на побережье. В детстве Ри проводила в нем все каникулы. После смерти хозяйки наследники продали обветшалый коттедж, а новые хозяева перестроили его до неузнаваемости.
- Я умерла? – упавшим голосом прошептала Мария в светящуюся пустоту.

«till i see you again» Мария

- Ань, - крикнул он, перекрывая уличные звуки. Она остановилась. Сделав пару шагов ей на встречу, Андрей остановился. Климова смотрела на него не так, как обычно. Не было в голосе тех ноток, с которыми Аня всегда с ним говорила. – Ань, послушай. Должен объяснить…
Но она перебила. Он стоял как нашкодивший ребенок – большой мальчик сгорбился и смотрел на маленькую девочку, все сильнее сжимаясь от ее слов. Было ощущение, что Аня своими словами развязывает шнурки внутри него, тем самым отдаляясь от него. – Ань…
Ее имя утонуло в гуле ее слов и крови, что билась в его голове. Он смотрел ей в спину и ощущал себя посаженым на стул, а вокруг натягивают колючую проволоку. Каждый узел приближался к его телу, но Волков не замечал этого.
Он сидел в машине и пил текилу, которую купил в магазине у дороги. Сделав глоток, Андрей поморщился и затянулся сигаретой. В ушах стоял голос Ани, в котором каждое слово больно втыкалось в него. Да, он не прав, не сказал. Но было некогда. И Он не хотел бы ее посвящать в свои дела. Но как тогда следующие отлучки? Голос совести скрежетал фоном, отчего хотелось стать просто чурбаном деревянным – ничего не чувствуешь, и все по барабану. 

«Мой. Чужой. Любимый. » Нина/Андрей

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

Guess who?

Лучшая игра недели

– Писали, что Эбби нашли разрубленной пополам и усаженной за стол. Где было туловище – понятно, но где он расположил ноги, не слышала? – Мартин подавился, но постарался незаметно это замять, пару раз кашлянув с закрытым ртом. Итану хотелось закурить, но пока народ, в том числе некурящий, сновал туда-сюда, он не решался задымить в доме и мял пальцами фильтр, дожидаясь момента, когда деликатно вброшенная им тема светской беседы перейдет к сути и будет поддержана кем-нибудь еще, чтобы он с чистой совестью ушел за дровами для камина.
Через пару минут в поле зрения появился тот самый праздно шатающийся парень, и Харт счел это подходящим моментом, чтобы кивнув Линде и сунув сигарету между губ, захватить из коридора топор и выйти во двор.
Вернулся он в сумерках, когда в доме уже появилось электричество, и дом еще больше стал походить на жилое помещение, если не считать разбитых местной шпаной окон и беспорядка. В гостиной все еще велась беседа.

Джонатан/Итан
- Это будет весело.  Весело. Слышишь, О? – Ноа, потирал руки и едва ли не вприпрыжку бежал к скрюченному мрачному дому.
- Ага, охуенно. -  отозвалась Шоу, возившаяся  с настройками миниатюрной ручной камеры, и по этой же причине немного отставая от своего напарника. Она навела камеру на дом, делая шаг назад, едва не налетев спиной на водителя, который доставил их сюда. Извиниться даже не подумала, только злобно зыркнув  через  плечо, смерила парня взглядом,  как бы намекая, что надо смотреть куда прёшь. Когда она снова повернула голову по направлению к дому,  выводя изображение на визир, выверяя лучший кадр. Ноа влез в кадр, дергая головой как эпилептик в припадке, на самом деле просто имел привычку убирать падающую на глаза челку таким, по мнению самой Одри, идиотским способом. – Ноа, блять, сгинь из кадра. – Почти беззлобно, потому что он, единственный человек,  чье присутствие рядом успокаивает. 

Вероника/Одри
Прежде, чем окончательно обустроиться на кухне, Нина подметила заколоченную досками дверь, ведущую в подвал; к сожалению, именно его она надеялась осмотреть первым. Впрочем, при должной помощи и доски можно отодрать, но эту мысль придется оставить на потом ввиду всеобщей занятости.
Как ранее узнала Нина, познакомившись с прибавлением в компании, продуктами их снабдила Линда, и теперь же она предложила свою помощь как в изучении истории Фишеров, так и в хозяйственных делах, а именно - готовке ужина.
После беглого первого осмотра по приезду было решено проводить приёмы пищи в гостиной; кухня оказалась слишком мала для размещения десятерых человек, туда не поместилась бы и половина тех маленьких деревянных табуретов. Зато в гостиной имелись диван и пара старых кресел. Именно туда отправлялись сендвичи, разложенные в одноразовую посуду, там же оставили и бутылки со всё еще прохладной выпивкой и водой. Раз уж скоро наступит вечер, можно и отметить начало удачного проекта, а с утра заняться делом.

Бонни/Нина
- Ты мне?.. - Роб даже было оглянулся через плечо, чтобы убедиться в том, что он не ошибся, но позади него оставалась лишь обшитая вагонкой стена и дверной косяк, от чего даже призраку стало на мгновение немного не по себе. - Нет проблем, - пожал он плечами, ощутив как по спине пробежалось что-то издалека напоминающее холодок, если бы мир ощущений Фишера и после гибели оставался прежним.
Но как же все обернулось так? Ведь до этого, он мог поручиться, что пара человек его натурально не замечала, едва не столкнувшись с ним в проеме. Что-то изменилось?.. Впредь, стоило бы быть с этим поосторожней. А для того, чтобы подтвердить исключение из правил, Роберт довольно правдиво изобразил помощь тому странноватому парню, перетащив в дом пару мешков, которых до того и в природе не существовало, а после - приблизился к пестрой компании, оставшейся в гостиной, пытаясь уловить хоть малейшие взгляды на себе, постараться вклиниться в разговор даже этим своим неумелым

Мэд/Джей Ди
- Наверное, трудно представить, но когда-то Касл-Рок процветал, да? - Линда протянула уже открытую бутылку пива Нине. Еще со времен колледжа она была уверена, что с кучей бумаг без пива или вина не разберешься, а если дело касалось этого города и его жителей, то не ограничишься даже двумя бутылками, распутывая клубок тесных взаимосвязей, ведущий от дома к дому. Линда не могла представить, что история, потрясшая маленький город, может заинтересовать кого-то за его пределами, что дом Фишеров, пропитанный затхлым запахом плинтусов и сыростью, возможно, станет достопримечательностью не только у местной детворы. 
Из магазина, который достался Линде после смерти отца, она захватила хлеб, два контейнера с готовыми салатами, которые обычно пользовались популярностью у проезжающих мимо водителей, чипсы и гренки. Линда нарезала овощи, благодаря которым бутерброды можно было поделить на несколько видов: с огурцом, помидором, со всем сразу и на «не портите нарезку из ветчины своими буржуйскими излишествами».

Саша/Линда
Конечно, Джей нашел бы чем позабавиться, если бы его случайная попутчица, имени которой он не удосужился запомнить, не так прониклась выдуманной им на ходу ролью - припиздеть от скуки - это святое, что бегала по всему дому, восторженно подпискивала от восторга, дивясь атмосферой, воссозданной киношниками "точь в точь, как будто тут кого-то убили". Теперь приходилось убивать время, опираясь на косяк двери и слушая, как заливает всем желающим в уши Линда, фразами, в которых уже завелась моль, но до которых были охочие все приезжающие в Касл-Рок адреналиновые маньяки, именно они и довели дом Фишеров до того безобразного состояния, в котором даже такой похерист, как Джей, брезговал ночевать, задумав провести ночь в машине. Впрочем, если будущая кинозвезда решит отблагодарить продюсера..
- Здесь даже язвенники бухать начнут, - принял с благодарностью бутылку пива и тут же отпил глоток, - бросай все, пошли осмотрим второй этаж, - наверху раздавались голоса, а значит, надо было поторопиться.

Адриан/Джей
- Слушайте, смотрел кто-нибудь "Синистера? - громко спросила Лиззи, надеясь привлечь внимание. Задумалась на секунду, - Первую, конечно, часть, я вообще против продолжений и сиквеллов, они убивают фильмы ужасов как жанр. Кстати, цвета в этом ужастике очень приятные, и эта стилизация, мммм, прямо на мой вкус. Так вот, помните, там вся дичь началась с коробки, которая стояла на чердаке. Ее нашел этот писатель, как бишь его звали, посмотрел, вот оно и завертелось. Короче, - Лиззи откашлялась, - предлагаю сходить на чердак и проверить - вдруг мы что-то там найдем?
На самом деле, Лиззи сходила бы и сама, потому что вряд ли темные силы набросятся на нее в ту же секунду, как она откроет ветхую скрипучую дверь. Дело скорее в прагматике. Чердак наверняка закрыт, а может, нужно приставить лестницу, чтобы забраться наверх, в общем, без мужской поддержки не обойтись, так что Кемпбелл огляделась в поисках подходящей жертвы, можно даже не одной.

Алиссия/Лиззи
- Погнали, - проигнорировав историю про «Синистер», улыбнулся Феликс. – Надеюсь, найдем там пару монстров, - а то прожекторы включили и атмосфера куда-то пропала. На скептический взгляд Феликса дом больше походил на стоянку бомжей, нежели на что-то мистическое и страшное.
Дальше был момент геройства – открыть чердак. Получилось со второго раза, и с громким треском оттуда рухнула лестница – еле живая, скрипучая, как бывшая тёща Феликса, но обещавшая пережить их всех, как та же тёща.
Лиззи чуть-чуть визжала, Феликс смеялся и отряхивался от пыли и пауков, предусмотрительно умолчав о том, что парочка ползают по волосам блондинки. На грохот прибежал Джей и его женщина, а Феликс уже врубал фонарик на мобиле.
- Дамы вперед, - протягивая Лиззи телефон, улыбался и отходил в сторону от лестницы. – Если будут зомби - бей пауэрбанком, он тяжелый.

Джон/Феликс


0

129


https://i.imgur.com/zXjsrbv.png

https://i.imgur.com/Qj0gV6m.png
Покидая стены университета, Бен все еще не мог прийти в себя. В мыслях не укладывалось, зачем Мария пришла сюда, зачем добровольно подписала себя этим пыткам. Он злился на профессора, которого интересовал лишь результат и плевать было на человеческие чувства, на Марию за то, что она пошла сюда в одиночку, на себя за то, что не оказался рядом, когда ей в голову пришла эта бредовая идея. Стоило ему опустить взгляд на безвольно лежащую на его руках девушку, как злость утихала, заменяясь тревогой. Если бы ему никто не позвонил, он бы так и не узнал, что происходит. Никто бы не пришел и не остановил эксперимент. Тот бы продолжался до тех пор, пока Мария не выдержала... Только потом, возможно, ему позвонили бы и сказали, что эксперимент закончен, неувенчавшись успехом. Можно забирать тело... Бен тряхнул головой, отгоняя темные мысли, но вполне реальные. Сердце с тревогой билось в груди.
На ватных ногах он вынес Марию из здания. Толкнув плечом тяжелую дубовую дверь, та с грохотом закрылась за его спиной как приговор, который выносит судья. Ничто так не пугало, как возможность потерять Марию навсегда. Пусть она уже не была с ним, но, по крайней мере, он знал, что она рядом, где живет и работает, знал, что рядом находятся ее друзья... что она жива. Она живет. Но получается, что это не так? Он опустил глаза на ее бледное лицо. Ему была необъяснима причина того, зачем девушка пришла сюда. Он спросит ее об этом, но только потом, когда убедиться, что с ней все в порядке. Первым порывом Бена было отвезти Марию в больницу. Показать специалисту, чтобы тот сказал, что с ней все хорошо. Он не верил словам профессора, как не верил больше ничему, что происходит в этом университете. Но он знал, что Мария бы воспротивилась подобному решению. Довольно с нее больниц и тошнотворных запахов медикаментов.

читать продолжение: «till i see you again»

Видеть тебя в шапке сайта всегда праздник, особенно в номинации «лучший пост недели». Все правильно! Ты – лучший! Буду повторять это тысячи раз, пока не перестанешь критиковать свои посты! Ты – лучший, замечательный, вдохновляющий, неподражаемый!  Изо дня в день не устаю радоваться нашей игре. Готова всегда оберегать твою строптивую музу и вести непрерывную переписку обо всем на свете. Разве может быть иначе? Вряд ли… Не представляю и дня без нашего общения. Благодаря тебя история Бена и Мария стала частью нас самих. Много хороших задумок обречены пылится на полке, если рядом нет человека со схожей сумасшедшинкой, готового рискнуть, взяв в пару незнакомого игрока.  Мне с тобой очень повезло. У нас все сложилось и, надеюсь, лучшее еще впереди. Сердце Марии бьется только для тебя! Люблю! Поздравляю! Обещаю исправится и писать посты чаще)   
(с) Мария

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://s7.uploads.ru/dXYw1.png
Мария

http://s3.uploads.ru/SEDKN.png
Макс

http://s9.uploads.ru/OwxCK.png
Элеонор

https://i.imgur.com/1wxN24m.png
Виктор

http://sf.uploads.ru/1oaGt.png
Вероника

http://s9.uploads.ru/T2zms.png
Дэнни

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Наверное, перебираясь из одного штата в другой и мечтая о дальних странах, Купер представлял себе жаркие пески и восточные шелка, как всякий, идеализируя со всей силой своего могучего воображения. Но впервые очутившись в Индии, потратив несколько часов на поиски свалки, он вдыхал полной грудью другие, настоящие эмоции и впечатления, которым находилось место и на глянцевых офисных календарях и в авторских фото, какие ни за что не взяли бы в «Подиуме». О Кубе у него остались точно такие же впечатления, пусть там смерть грозила исключительно от алкогольной интоксикации или от утопления в море с натянутым на фотоаппарат-мыльницу презервативом в поисках прекрасных кадров. А в том состоянии, в котором он тогда пребывал, абсолютно все кадры казались неизменно прекрасными. И добираясь сюда, в сердце тьмы в поисках своего затерянного города, вместо которого внезапно нашёл того самого Куртца. Наверно, Элис не читала эту не самую известную книгу, отчего Куперу моментально захотелось с ней поделиться.
«don't yawn, cause this is Africa» Рипли

Наблюдая за улыбкой на губах Алана, мужчина думает, что того, очевидно, впервые кто-то вот так куда-то приглашает. Даже несмотря на то, что это вовсе не свидание, а всего лишь ужин в качестве благодарности за доставленные неудобства. Чтобы избежать еще большей задержки Йохан поудобнее перехватывает таксу и выходит с ней на улицу. Не без труда открывает заднюю дверь и укладывает собаку на ее место – небольшую продолговатую подстилку из плотной ткани с невысокими стенками. Джей Джей явно надеется на поездку домой, но мужчина объясняет ей, что сначала они с Аланом заедут в кафе на ужин и только потом вернутся в квартиру.
    Вообще-то нужно же еще подвезти самого Алана до дома, а то невежливо будет позволить ему добираться в такое время самому. Но об этом Йохан решает подумать чуть позже, а пока он закрывает заднюю дверь и остается ждать снаружи, прислонившись к машине. Мужчина слегка улыбается и выпрямляется, открывая дверь со стороны пассажирского места, когда Алан наконец-то выходит из клиники, приглашая сесть в машину. 

«Ты ближе, я знаю» Йохан

Сколько себя помню, столько моя жизнь напоминала мне отлаженный часовой механизм. Я ненавидела беспорядок и неразбериху, мне было жизненно необходимо, чтобы все лежало на своих местах, а начатые дела были доведены до логичного финала, иначе и быть не могло. Порой во вред себе могла костьми лечь, чтобы добиться желаемого и к собственному удовлетворению добивалась. Всегда. Ну или почти всегда. В такие минуты так некстати, но почему-то всегда, вспоминается измена моего несостоявшегося мужа. В деталях. Мое пылающее от ярости и стыда лицо, его безуспешные попытки натянуть приспущенные штаны, визг девицы с которой он попытался уединиться в своем кабинете накануне нашей свадьбы. Во многом все, что я имею – я имею в какой-то степени благодаря ему, точнее его предательству. И там, где другую женщину расплющило бы депрессией и горем, я собрала в кулак остатки своей воли и двинулась дальше. Если бы все те, кто пал смертью храбрых выходя на тропу войны со мной, знали кому я говорю спасибо всякий раз, когда подобно акуле, почуявшей свежую кровь, берусь за новое дело, Уилла давно бы закидали камнями, прилюдно, на главной площади. 
«c'est la vie» Присцилла

Кислый привкус лимонной кислоты обжег кончик языка - Дэниелс только что положил в рот конфету, которой его угостили в кофейне утром. Ему нравились лимоны: их структура, вкус, запах и то, как можно детально прорисовать эти плоды до мельчайших подробностей. Художник делает глубокий вдох носом и вкусовые качества сладости тут же разбавляются ярким и свежим ароматом. Одна из картин Эрика переданная в Барселонскую галерею искусств в качестве подарка ко дню основания города, носит название «Лимонад». Он нарисовал её больше десяти лет назад, когда состоял в отношениях со своим мастером. Картина поражает разнообразием желтых оттенков, каждый из которых наполнен теплом и радостью. Даже курчавые пряди светлой головы мастера, истомленно лежащей на бортике ванной в прованском стиле, были окрашены по меньшей мере в пять оттенков желтого. История картины довольно забавна.   
«Нарисуй мне лето цвета твоих глаз» Эрик

Люди грешны, и ища среди них праведников, с большей долей вероятности найдешь сумасшедших фанатиков, в которых от праведности только текст священного писания, бодро отскакивающий от зубов. Дальше этих самых зубов он обычно попадает только за тем, чтобы спуститься по пищеводу в желудок, а оттуда по кишкам выйти обратно наружу. Можно было бы сказать, что на свежий воздух, но свежести в тех местах обычно не наблюдается. Фредерик Найтингейл, герцог Йоркский, некогда открыто бывший на службе Его Величества, а ныне занимающий пост главы Тайной службы, к ангельской породе не относился никогда, зная текст Библии ровно настолько, чтобы иметь возможность оперировать им в спорах со святыми отцами, возносящими хвалу и призывающими кару. Праведником он себя не считал, как ни до, ни после Иисуса, не считал ни одного жившего на земле человека. Само понятие праведности нагоняло на Фреда тоску, а впадая в тоскливое состояние он чаще всего принимался искать себе развлечений далёких от тех, что проповедовала церковь.
«Spring melody in the Hades» Зеро/Фредерик

Мама, не плачь. Я ведь всего лишь женюсь.
- Глупый.
Она не плачет, но слезинки затаились в уголке глаз, и Уэйд знает, мама будет прижимать к лицу платочек, улыбаться и всхлипывать, и светиться от счастья, как в тот день, когда он сам отводил ее к алтарю, передавая в надежные руки Джефа. Будет качать на руках малышку Ди, будет склонять голову к плечу мужа, будет тихой и счастливой.
Но пока у нее прыгают губы, пока она нервничает не меньше Уэйда, но не показывает этого, приободряя сына. А сын - женится. "У меня колени подкашиваются," - Уэйд заламывает пальцы, щелкает суставами и встряхивает руками. Еще чуть-чуть и задержка перерастет все грани приличия, гости начнут роптать. И зачем он согласился на эту ерунду? Дети чинно вышагивают по дорожке, на которой следом за ними должна показаться невеста в роскошном платье в сопровождении отца, а не он. 

«всего на миг, я перестал дышать тобой...» Энн-Дитмар/Уэйд

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

Рождественское "чудище"

Лучшая игра недели

- Я рад, что ты приняла мое предложение. – Он спрятал в карман телефон и забрал у нее из рук пакет, чтобы от искреннего любопытства заглянуть внутрь. Виктор равнодушен к сладкому, но все равно визуально находит десерты эстетически-аппетитными, если такой термин в принципе применим к сдобе. – Я думал, этот Сочельник уже не станет еще более нетривиальным, но только что планка повысилась. И мне это нравится. – А еще ему нравилось следить за новой знакомой. Она была самодостаточна, магнетически притягательна без всякий стараний на то. Как фламандское полотно. Она была хороша, полна света, цвета и красок. Своей кристальной чистотой, какой-то разумной внутренней непорочностью она удивительно не вписывалась в напряженный мир Андервуда, в черную гарь и алые всполохи инквизиторских кострищ, потных пыточных, в предательство духовных путей и тщеславие возведенное в абсолют, которые он считал чувственной мерой. И в тоже время Джерри славно гармонировала со всем этим экстатическим безобразием, как сошедший с гравюры ангел, мирно взирающий на то, что заставляет амбициозного трудоголика душевно метаться, а главное возбуждало и опустошало перекипевшие чувства.
Виктор

-Приятно знать,что ожидание не было скучным, - в темноте салона дразнящий блеск глаз только удваивает силу воздействия. Решение Гринча кажется наиболее логичным. Чем ещё заняться в ожидании девушки? Мечтами, конечно. В идеале о даме, так то если у вас с этой дамой уже увлекательное турне или,  даже простая, пока, интрига, зажатая меж прологом реальности и эпилогом тоски, на худой конец  животные до пошлости шашни. А если вы просто путешественник, погревший ладони у чужого очага, пригубивший из выскобленной чаши горячего нутряного жара и пошедший своей дорогой? Тогда в ожидании лучше всего спать. Спать хорошо в любой непонятной ситуации. Если не станет яснее, то посильнее точно.
Она хотела добавить не слишком честный укол хлестким “хорошо,что хоть в машине вам есть чем заняться в Сочельник”, но промолчала, глядя в слепой почти задумчивости на размытые расфокусом взгляда очертания пальцев, уверенным жестом собственника вскрывающие пакет. И столько было естественного,врожденного величия в единственном касании, что стало казаться будто не только пакет со сладостями и машина с водителем принадлежат здесь ему. 

Джерри


0

130


https://i.imgur.com/sIN3w2i.png

https://i.imgur.com/AXURNhm.png
Солнце вытекает из рук моей матери в желтый тазик с водой из источника; капли влаги блестят на её острых скулах со следом недавнего лихорадочного румянца; но теперь она выглядит болезненно бледной, ломкой и сухой. Я не замечаю этого. Пока солнце течёт, я рисую карандашами кривоногих человечков с острым частоколом чёрточек вместо волос. У моей матери волосы тоже такие, может, поэтому я рисую именно так? Мама проводит влажной ладонью по моему предплечью и сжимает плечо. Нервную дрожь я чувствую даже затылком. Она говорит мало – ей трудно. Эта дурацкая трубка в её горле мешает мне её понимать.
«Джек, - сипит она, - тебе не стоит злиться. Злость рождает ненависть, ненависть же – начало конца. Ты видишь это яблоко, Джек? – я не вижу его, но киваю. – Ненависть способна превратить его в мёртвую гнилушку. Также может быть и с сердцем человека, который поддался слабости».
Мне пять лет, я не хочу слушать про ненависть, я хочу рисовать человечков. Тот, что со шляпой и звездой шерифа на груди, - мой отец, Адам Данхилл. Я рисую ему бороду, потому что мне так нравится. Папа начал бриться несколько месяцев назад, и мама отчаянно грустит по его бороде. Фигурка в платье и с густой копной волос (я помню, что они были у мамы блестящие, тёмно-каштановые) – Грета Данхилл, урождённая Сомс. Я знаю, что мама не общается со своими родителями, моими бабушкой и дедушкой. Я не знаю – почему. Вернее, я знаю только то, что говорит мне мама.
Она вообще любит говорить.
В импровизированной люльке – это всего лишь ящик от шкафа, в котором раньше лежали пахнущие сыростью скатерти из какого-то тяжёлого материала – спит моя младшая сестра. Мама велела её не будить, и я давно не слышал, как Матильда плачет. Но её я рисую тоже – маленький овал в розовых пеленках на руках у бабушки Стефани, мамы моего отца.
Мне пять лет, но я многое понимаю. Мама умирает… поэтому солнце вытекает из её ладоней, но не течёт обратно. Я спрашиваю её: «Я тоже умру?»

читать продолжение: «Through a Glass Darkly»

   
no comment

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://sf.uploads.ru/1oaGt.png
Вероника

http://se.uploads.ru/DZcez.png
Зеро

http://s7.uploads.ru/dXYw1.png
Мария

https://i.imgur.com/nUWO6C6.png
Кайл

http://sh.uploads.ru/7k4cZ.png
Мэд

http://s3.uploads.ru/SEDKN.png
Макс

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Сьюзен не было никакого дела до присутствующих, пока она слушала кого-то из уровня А. Кого-то, кто следит за ними. Она измяла всю свою бумажку с записями, постепенно понимая всю её ненужность. И спесь уменьшалась, увеличивалось лишь ощущение, что это реальность и компьютерная игра перемешаны, как в ряби телеэкрана цепляются друг за друга белый и чёрный. Сьюз осторожно взглянула сначала на Константина, затем на Джека. Ущипнула себя для верности.
Вспомнила вонь изо рта зомби... и нет, не выказала никакой доли испуга.
Вонь изо рта действует круче всякого нашатыря.
Она осознала, что товарищи по несчастью переговариваются между собой. Сьюз готова была сама себе пощёчину отвесить за минутное проявление слабости. Если бы они находились не в относительно безопасном пункте охраны, то черепушка её наверняка бы была уже вскрыта.
Листок с ненужными наблюдениями, истерзанный неуверенностью и испугом Сьюзен, так и остался лежать на столе. До востребования. Что вряд ли.
Сьюз просто пойдёт за мужчинами, крепко держась за свою ножку от стула и надеясь, что инстинкт самосохранения будет работать быстрее, чем разум. Если один раз сработало, то и второй раз по накатанному механизму в висок ржавым гвоздём?

«Z» Рита Мэй/Сьюзен

Очнувшись, Шазам долго не решалась открыть глаза. Голова гудела и казалась такой тяжёлой, что не было сил её приподнять. Болело всё тело, каждая мышца, и возникало ощущение, что на нём не осталось ни одного живого места.
Сначала её избил Том, когда всё-таки сумел выломать дверь и ворваться в ванную. Она пробовала укрыться от него в комнате и забиться под кровать, но не успела – он схватил её за волосы и приложил головой о стену, а потом швырнул на пол и в ярости пинал ногами. Шазам не понимала, что его так разозлило, неужели всё дело в том, что она без разрешения взяла остатки бренди для торта? Это было так глупо и мелко, но порой Том выходил из себя по совсем незначительным поводам. Правда, после он извинялся, обещал записаться на курсы по управлению гневом – и она, дурочка, верила, смотрела на него влюблёнными глазами и отказывалась слышать, что ей твердят окружающие. А те были единодушны в своем мнении, называя Тома мерзавцем и дегенератом, а еще ловким манипулятором, который пользуется её привязанностью и тянет из неё все соки. И это не считая денег, которых ему вечно не хватает; то на работе проблемы, то надеялся сорвать куш в игровые автоматы и спустил всё до последнего цента.   

«Границы зла» Георгий

Они болтали, сидя на постели друг против друга. Потом решили, что раз запираться от мира, то надо и «меню» продумать. Пока Аня копалась в дисках, Андрей сообразил гамбургеры и начосы. Анька выставила перед ним три пальца и попросила выбрать. Волков три раза посчитал, обошел девушку, раз пять и выбрал мизинец.
- Назад в будущее, - хлопнув в ладоши, Климова пошла, организовывать сеанс, а Андрей сервировать стол.
Волков по привычке согнул ногу в колене и ждал, когда Климова сядет в этот угол, но он приземлилась рядом. Щелчок внутри парня напряг одну пружину. Они смотрели молча, ныряя в тарелки и отпивая томатный сок. Андрей положил руку на колено Ани, пытаясь пальцами перехватить ее, но она увела кисть в сторону и перехватила бокал. Будучи правшой, Анька ничего не делала левой, даже не держала кружку, это Волков знал точно. Щелчок два. Он не стал настаивать и откинулся на спинку дивана, раскинув руки по краю. По ладони прошлись волосы Климовой, когда она то склонялась к столу, то обратно садилась ровно. Волков отвлёкся от экрана, чтобы посмотреть как меж его пальцев струятся эти белокурые локоны. Аньке некуда было деваться, но он увидел, как ее напрягло его прикосновение. Чтобы как-то отвлечь себя от мыслей, и все же посмотреть любимый фильм, Андрей в своей манере стал кидать комменты, чем немного разрядил обстановку. 

«Дурная кровь» Нина/Андрей

Шпилька мисс Берроуз попадает куда-то между спиц мерного хода мыслей, прошивает уголок губ сладкой усмешкой, приуроченной скорее к её возвращению, нежели к очередному уколу в межреберье. Она звенит стеклом, разливая ноты дуба, специй и этила по носовым пазухам. Алкоголь. Им пахнет искушение, выбившееся из декольте её тонким кружевом, им пропитаны поры ловких пауз, одну из которых приканчивает касание женских пальцев к моей ладони. Короткое объяснение как послание пустому кинозалу. Да, можно было бы определить отсутствие льда, всего лишь качнув бокалом, в первом глотке вскрыть сорт и крепость напитка, привычно доверяясь осязанию, рецепторам, чувству. Но она дарила больше. Значительно больше, чем могла бы сама осознать.
- Моей подготовки хватает только на знание - пить из Ваших рук смертельно опасно, - улыбка тут же смазывается маслянистым виски, одним большим глотком обращенном в чистое пламя: отрезвляющее, бодрящее, живое.
   Невольно вспомнив дозы, употребляемые любимыми персонажами Чейза, впервые начинаю понимать, почему не пьянели эти потрясающие ребята - в наших с ними обстоятельствах нужно лакать пойло без передышки, чтобы накрыть хоть слабой алкогольной блокадой кипящий от напряжения мозг.   

«c'est la vie» Макс

Знаешь, Уильям. Если не думать обо всём случившемся, то можно себя убедить, что ничего, из ряда вон выходящего, не произошло. В самом деле, наверняка, я не первая женщина, родившая в машине, на обочине дороги. Раньше вообще в полях рожали, до последнего не прерывая рабочий процесс. Правда, о свободе таких женщин стоило ещё подумать, и век тогда был другой, но справлялись ведь. И я справилась. Смогла. Значит, и дальше справлюсь. Хотя мне кажется, что нет. Но я возьму себя в руки. Теперь я мама, и не справляться, не могу думать только о себе.
Мысленные монологи подобного толка Молли вела с первой ночи, проведённой на больничной койке. С того самого раза, как впервые проснулась от удушающего чувства паники, от бьющего по вискам видения, что с её малышкой что-то не так. Они должны были успокаивать, и почти так и выходило. Ни одна медитативная техника не помогала Молли лучше, чем этот трюк с переключением внимания, освоенный ещё в подростковом возрасте. Каждый раз, когда её что-то волновало настолько, что внутри всё холодело и сжималось, формируя из внутренностей один большой свинцовый ком, а от подступающей паники учащалось дыхание, она либо выбирала тему, которая не вызывала таких эмоций, и начинала её раскручивать по спирали, заставляя себя вникать в каждую мысль, либо пошагово воспроизводила в памяти всю последовательность совершённых действий, убеждаясь, что всё сделала правильно. .

«recognized you at once» Джиневра/Молли

Когда в кафе доставили коробку “Для Джерри”, сам адресат был весьма удивлен. Таинственный любитель муската, хоть и производил впечатление человека, относящегося всерьез к сказанному, не показался при этом тем,кто держит все обещания без разбора. И уж точно не тем, кто относится всерьез к чисто ребяческой просьбе подарить испорченный предмет одежды. Словом, не ожидала мисс Леман получить желаемое, а яркое пятно кружащего голову ароматом “довеска”, расцветило ее лицо своим солнечным оттенком счастья на весь оставшийся день. Санта ли, Бог ли, кто-то из них точно был на стороне Гринча, потому что Джерри обожала подсолнухи с детства.
Юная Леман не была дурочкой. Она понимала, что букет вряд ли форма благодарности. И пусть карточки внутри не было, но он точно не звучал, как “с великой благодарностью за непосильную помощь в избавлении от ненавистного предмета одежды. Буду рекомендовать ваши услуги знакомым”. Скорее жёлтые пятна теплого оптимизма сообщали, буквально орали стариной  Фрэнком “you are a sunflower of my heart” и его низкий голос намеком лез сквозь незахлопнутую щель в дверном проёме несколько доверчивой и излишне открытой души. 

«Running with the shadows of the night» Джерри

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

Услышь меня и вытащи из омута

Лучшая игра недели

- Ты руки-то свои не распускай, крыса полицейская, - у меня просто начинался отходняк.
Хороший такой, жёсткий, бестолковый и безжалостный. Полицейские мне на самом деле импонировали. Отец не заставлял меня после школы поступать на юридический, мне нравилось изучать законы и права. Видимо, я всё это делала лишь для того, чтобы потом лучше знать, как их обойти или выпендриться. Комната допросов. Стул. Стол. Лампа. Всё в лучших традициях фильмов про детективов и мелких нарколыг, скатившихся в самый низ по своей никчемной жизни. Но на дне так уютно, чёрт вас дери.
- Я сейчас спасибо должна сказать? Где мой подарок? - с совершенно охреневшей рожей задаю этот вопрос, уже и не стараясь из себя что-то строить.
Кайл обо мне всё знает. Или почти всё. И ещё не убил меня. На несколько секунд я расслабляюсь, мой взгляд смягчается и страх проступает сквозь радужки. Интересно, знай он обо мне абсолютно все детали моего прошлого, согласился бы он со мной говорить сейчас? Вовремя собравшись, принимаюсь усмехаться и хихикать. Истерика. Это бесконтрольными порывами вырывается из меня, словно во мне живут демоны и те попеременно вопиют, когда им того хочется. Дальше - больше. Они так рады видеть его? Нет, рада ему я. А вот моим демонам подавай свежее, вкусное, сочное мясо на завтрак. Наверное завтрак. Не в курсе, который час. 



Моника

Конечно, я бы не выписал Льюис штраф, и я сам себя ненавижу за слабоволие перед этой рыжей, но вот подстебнуть это святое... — тебе очень пойдет оранжевый цвет, кстати. Надеюсь, тебе понравится отбывать наказание на свалке, — продолжаю имитировать деятельность порядочного копа, записывая какую то дичь на бумаге. Очередное сообщение на телефон, которое заставляет меня отвлечься от бурной деятельности. Забираю аппарат с другого края стола «Приедешь?» — это было первое сообщение, полученное минут 7 назад; «Че молчишь?» — полученное только что. Я и понятия не имел, кто такая Алекса. Как бы давненько не куражил, месяца так 2 точно. Может эта та мадам с ресторана, или вечеринки по поводу новоселья друга? Очевидно было только то, что она с не плохой задницей и, скорее всего, я гостил у некой Алексы дома, потому что девушка уверена, что я в курсе куда ехать. А таких баб у меня было не много. В основном люблю тащить их к себе. И по этому поводу у меня тоже много историй. Я сука порядочный (всему виной моя работа, которая заставляет быть таковым). Отвечаю «завтра». Вообще хрен знает, что там будет завтра. Отмазаться я всегда смогу, в этом я мастер. А вот провтыкать free секс вообще не хотелось. Отрываюсь от телефона.
Слушай, давай не начинай. Я знаю тебя настоящую и я вижу, что тебе хуево, — стараюсь взять себя в руки и говорю достаточно серьезно, ибо не в моих планах было разводить дальнейший диалог «ниочем». — Я не собираюсь тебя лечить, но я по прежнему могу тебя выслушать.

Кайл


0


Вы здесь » Doctor Who: Night terror » Взаимопомощь » Manhattan