Doctor Who: Night terror

Объявление

Результаты переклички, обновление списка внешностей, новости по сюжету и очень важная просьба от редакторов цитатника ВК!
Солнечный ветер неизменно прибивает к берегам обломки старых кораблей и заблудших душ, одни берега опасны настолько, что лучше погибнуть в шторм, чем оказаться на этой суше, другие же, наоборот, приветливы и дружелюбны, как наш. Так пусть судьба принесет тебя к нам, пусть волны холодной космической пыли не поглотят тебя в дальнем пути, пусть Космический Нептун окажется к тебе благосклонен, а Прокламация Теней не занесет в список преступников. Держись до последнего и не отпускай. Geronimo!
Притихшая Амелия внимательно внимала ему, стараясь не упустить ни слова. План был прост и безумен, идеален и противоречив одновременно.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Doctor Who: Night terror » Экскурсия по Террору » Enjoy The Silence


Enjoy The Silence

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

» ENJOY THE SILENCE «

http://s013.radikal.ru/i325/1706/e5/1cb490d96777.jpg http://i056.radikal.ru/1706/51/d1bb70b2834e.jpg

» В ГЛАВНЫХ РОЛЯХ «
Peter Carlisle.  Gray.
» ДЕКОРАЦИИ «
Кардифф, май 2017
» А ДЕЛО БЫЛО ТАК «
Они вернулись, веря в то, что смогут начать все сначала.
Только, от долгов перед самим собой не уйти.

All I ever wanted
All I ever needed
Is here in my arms
Words are very unnecessary
They can only do harm

+1

2

Мы больше не те, что были раньше. Теперь, все будет иначе. Мы переросли себя, мы слишком изменились, и возвращаясь в Кардифф, я ощущал это как никто другой. Возможно, Сицилия оказалась испытанием нас на прочность. Слишком много моментов пришлось решать за раз, слишком во многом пришлось сознаться перед тем, кто взял на себя ответственность за выбор. То, что было не досказано, больше не тянуло вниз. Он узнал правду, узнал ее и я.
Сидя на пассажирском сидении, я видел, как Грей обнимает пальцами руль автомобиля. Он по прежнему не сильно доверял другим, я по прежнему верил лишь ему одному, пусть даже теперь вновь не видел его эмоций. Кольцо вернулось на свое законное место, венчая его палец, как символ слишком многого, - нашего прошлого, наших потерь, нашего настоящего, и самое важное, нашего нового «мы».
Кардифф встретил мягким весенним солнцем, от которого приятно было жмуриться. Смотря на улицы города, я видел их в новых красках и цветах. Сенсора во мне тянулась к каждому, не смотря на амулет, но уже наученный горьким опытом, я просто смотрел на тех, кто проходит мимо, погруженный в себя с головой. Той части меня, кто жаждал помогать другим, было не понять, как можно отвернуться от их проблем и переживаний. Мне снова нужно будет научится жить среди них, снова придется сторониться скопления людей, чтобы не рваться утешать их боль. Опыт прошлых лет должен был мне помочь.
- Останови здесь, пройдем дальше пешком, чтобы не привлекать лишнего внимание.
Мягко настаиваю, и дождавшись, когда Грей припаркует машину, тянусь назад, за рюкзаком. Это все, что мне нужно теперь для жизни. Немного вещей, Грей, которого я больше не отпущу, и пару книг в мягкой обложке. Новый, подаренный Греем, плеер лежит в мелком кармане рюкзака, с намотанными на него проводками наушников. Музыка снова мое спасение, каким было и всегда, помогающее отвлечься от слишком мощного потока чувств.
- Я уверен, все будет хорошо, - добавляю, переплетая наши пальцы.
Мне не нужно видеть его эмоции, чтобы понимать его переживания. Кажется, я наконец-то научился читать его без подсказок, просто потому что мне это позволено, потому что он так хочет, он разрешает. Кому как не мне знать то, что он сложное сочетание горечи, тоски и вины? Но, рад, что Грей перестал нести бремя за то, в чем не виноват. Мы изменились. Сенсора не отпускает просто так, без своих даров, которые порой раскрываются не сразу, а как пазл, требуют особых обстоятельств. Она забрала его тоску и вину, дав тот покой, который он заслужил. Она вернула ему меня, вопреки всем законам жизни и смерти, и это, самое важное. Мы больше не расстанемся так. Работа есть работа, а мы есть мы, и мы научились говорить, слушать и понимать друг друга. Остальное, наладиться самостоятельно, иначе ни как.
Калейдоскоп встречает нас спокойствием, и вспышками радости, когда жители видят меня. Они знают правду о Грее, знают что он не виноват, потому что я донес до них истину. И встречаясь с ним взглядом, кто-то отводит глаза, преисполненный сожаления, что не поверил моему порыву тогда. Но, это тоже прошлое, с которым нам тоже нужно смириться. Мы более не властны изменить его. Я сделал свою работу, - очистил его имя в их глазах, Грею осталось принять это как данность.
- Поднимайся, сейчас приду, - киваю, замирая на улице, у двери, ведущей в дом, где на втором этаже мой кабинет. Правда, не знаю, мой ли он до сих пор. Повод выяснить. По законам Торчвуда, мне все равно нужно было появиться здесь, а еще лучше отправится прямо к Джеку, но все же Калейдоскоп показался важнее.
- Питер?! – женщина улыбается приветливо и мягко, спеша мне на встречу.
- Привет, - отвечаю тут же подхватывая мальчишку на руки, который с улыбкой тянется ко мне. Спасенный от Торчвуда и Торчвудом далек, который никогда не узнает правды о своей расе и своем мире. Выброшенный на обочину жизни, и спасенный вопреки всем и вся. Мальчишка прилично подрос, хоть это и не удивляет. Когда я его видел? Год назад, кажется. Да, перед тем как пропасть, за пару дней до этого заглядывал к ним, чтобы проведать семью и крестника. Она ведь сама настояла на этом. Говорила, что раз я принес им дитя, мне и быть его духовным наставником, ведь лучше меня никто на улице не разбирается в душе и эмоциях, лучше меня никто не сможет рассказать ему о «хорошо» и «плохо». Возможно, этот Звездный малыш был нам с его новой семьей дан неспроста. Возможно, я этого уже не узнаю.
- Ты…
- Да, теперь уже в порядке, - улыбаюсь малышу, играя с его отросшими локанами.
- Я рада, - она переводил взгляд на окно кабинета. – Он говорил, что Калейдоскоп никогда не будет в более надежных руках, чем был при тебе. Он верил, что однажды ты вернешься.
- Кто? – мало кому было дано право решать судьбу этой улицы. По правилам, смерть прошлого руководителя, приводила к назначению нового.
- Джек. Он регулярно заезжает, с того дня как ты пропал. Ты не знал?
- Мы сразу приехали сюда, как вернулись в Уэльс. Не было времени заезжать в Торчвуд, - я вижу радость от встречи и надежду на то, что все будет как раньше.
- И… - она запинается, вновь смотрит на окно, и потом на меня. – Тоже?
- И Грей тоже, - целую крестника в макушку. Мне нужно будет найти время, чтобы с ними нормально пообщаться, впрочем, вижу, она была бы не против поговорить и с Греем. – Знаешь, я соскучился по твоей запеканке. Может, как нибудь придем к тебе на обед? – вижу как радость расцветает розовым в ее эмоциях, и она кивает. – Отлично. Тогда, до встречи. Пойду, посмотрю во что превратил мой кабинет Джек.
Смеясь вместе с ней, отдаю малыша, который нежно обнимает мать за шею и подхватываю сброшенный у ног рюкзак. С сегодняшнего дня, в Калейдоскопе снова будет все иначе, я возвращаюсь к своему посту, - защищать тех, кто нуждается в защите. Всё-таки, приятно знать, что что-то осталось прежним в этом мире, где я стал слишком другим.

внешний вид

+1

3

Не было надобности скрывать тот страх, который был так очевидным. Дорога обратно, к концу который привел меня к началу. Мой проигрыш самому себе, погоня за огнем. Сполохом оставивший след, не только на моем теле, но и на душе.
На той, что всегда была рядом, став единым целым, напитавших одной кровью
Плоть от плоти моей, пусть это было и не так. Но та, что знала обо мне больше, чем я сам.
Поэтому страх, не должен был помещать меня. Презирая чужое мнения, не скрывая правды о том, кем был и оставался, все же испытывал это чувство, потому что боялся за него. Признавая причину боли и того что отнял у него. Вот только, все это было нашей чашей кою испив до дна, уже не отвергли. А если бы могли? Я мог поклясться не изменили бы всего, что нам пришлось испытать.
Дорога, вела нас в одно место. Снова пытаясь найти доводы не начинать этот путь с конца, с места где все было иначе. Со встречи с ещё живым Питером и собой, в шаге от последнего шага, одерживаю себя. Я слишком хорошо знал, что если бы это не был мой выбор, наш путь, нас бы не было здесь.
Машина остановилась покорная мне и нашему желанию.
- Я уверен в том, что там ничего не изменилось - слова которые звучали как попытка успокоить Питера, были моей попыткой найти опору.
А она была рядом, сжимая руку Питера ищу путь назад, по той дороге что так часто попадал в этот мир, где каждый пришелец чувствовал себя частью целого мира.
- Буду ждать тебя там - ответ на фразу, где было спрятано слишком много. Этот участок пути, они могли пройти вместе, но перед площадью, я  остановился, ощущая как ладонь остывает как уходит и уверенность. Отсюда  уходил один, нарушая своё слово, ведомой тягой к саморазрушению верящий в то, что принесёт больше боли оглянувшись тогда, когда Питер дал ему шанс, уйти. Когда толпа словно не видя его раступилась.
Так было и сейчас, нельзя было понять в в чем тут причина и как жители Калейдоскопа вышли на эту самую улицу прямо сейчас
Может это была весть, которая подобно листку упавшему с дерева прошелестев падая на водную гладь вызвала круги. Эти круги росли и каждый из них вышел сейчас образуя коридор. Все было так как и тогда, но не было тяжести или шёпота, лишь руки тянувшийся к нему. Касание, к тому кто вернулся после далёкого пути, тому кого ждали и хотели его возвращения. Сказать спасибо, тем кто видел не как все, значит ничего не сказать, да и не было таких слов. Лишь взгляд на всех собравшихся сейчас и провожающих до дома, который когда был частью Питера. Их места. Сделав последний шаг к лестнице ведущей наверх значит, вернуться в прошлое. Увидеть Питера снова уснувшего за бумагами или найти новый способ забрать его домой. Или просто скользнуть тенью в его кабинет, зная что он видит его даже сейчас когда он безвучен и невидим. Быть тем Греем, который ушёл когда- то разбив сердце, признавшись в крови на своих руках. Быть новым Греем, который видел смерть и воскрешение части своей души. Быть новым собой. Дверь открылась почти бесшумно выпуская долгожданного гостя. Не было странным, что она не была закрыта. Питер, никогда не закрывал дверь, был готов встретить того, кто желал найти ответы и покой
Все то, что однажды забрал он, не желая причинять боль и не имея возможно не делая этого.
Здесь было тихо, как в те дни, когда Питер сидел за столом. Вот сейчас кажется, что он сидит обложившись учебниками. Тот, кто готов учиться ради тех,  кто желал учиться у него. Ирония, правда жизни и суть того,кто жил ради других и даже зная этого, мне хотелось лишь одного.  Спрять, сохранить лишь для себя одного.
- Они касались меня, хотели убедится, что  я не призрак.- его шаги и мой голос, как тысяча вопросов о том, что он чувствует сейчас, что будет дальше, кто будет звонить Джеку и Янто, ЮНИТ. Имею ли я право, перечеркнуть всё и не думать о том, что мы стали.

Отредактировано Gray (2017-06-23 16:39:39)

+2

4

- Они теперь знают правду, и сожалеют теперь о поспешность своих решений. Это их способ попросить прощение. Придется, немного потерпеть.
Я останавливаюсь в дверях кабинета, застывшая перед тем, что когда-то было целой жизнью, а теперь пропасть между мной прошлым и настоящим. В этом кабинете всегда было уютно, и каждая вещь пропитана мной. Здесь, каждый мог найти совет, или чашечку ромашкового чая. В этом кабинете Грей убеждал меня отправиться спать, после тяжелого рабочего дня, или перекладывал на диван, бережно и заботливо укрывая пледом. В этом кабинете, я в последний раз видел его глаза, когда Коулсон надевал наручники и зачитывал ему права. В этом же кабинете арестовывали Авраама, стоящего, в момент ареста, почти на том же месте, где за несколько месяцев до этого находился Грей. В этом кабинете было слишком много тоски, боли и одиночества. И все это развеялось, легким движением моей руки, перебором пальцами воздуха. Теперь здесь нет место боли и прошлому. Это место зарождения новых «мы», с учётом прошлых ошибок и опечаток наших жизней. Это более не убежище одиночки.
- Тогда, на Сенсорне, я не врал про то, что ЮНИТ оправдал тебя.
Пересекаю решительным шагом кабинет, подходя к сейфу. Судя по тому, что все время отсутствия кабинет был в руках Джека, как и Калейдоскоп, за что я ему крайне благодарен, вряд ли менялся пароль доступа к сейфу. Да и ворох разбросанных бумаг, твердил громче слов, - кабинет навещали, но в нем не работали, как работает управляющий. Дата нашей первой встречи с Греем идеально подошла кодом, как и все разы до этого. На колени мужчине ложится увесистая папка с файлами, заполненная бумагами, в основном на сенсорианском, в те дни я не доверял абсолютно никому, а были часы, когда не верил даже себе. Фотографии, копии отчетов вскрытия, полная копия дела Грея из ЮНИТ, закрытое так поспешно тогда, и к которому я имел доступ как управляющий Калейдоскопа. Поля страниц в папке тоже были исписаны сенсорианским с, подозрениями, домыслами, фактами, наблюдениями.
- Они готовы принести официальные извинения тебе, лично. Но они крайне любопытны,и хотят знать, куда ты пропал после ареста.
Устраиваюсь в кресле, легко проведя пальцами по бумагам, едва их касаясь. Сметы, планы по развитию, чуть в стороне стопка корреспонденции, почта. Мне не нужно читать, чтобы знать что связанно с тем или иным листом. Пальцы замирают. Под веером документов, нахожу тонкую папку с логотипом Торчвуд, и выуживаю, чтобы изучить новые правила или дополнения. Чуть хмурюсь, потому что на документах напечатано заявление на отпуск, от моего имени, но с открытой датой окончания самого отпуска, словно кто-то оставил так специально, для последующего заполнения. Не документе согласие, подписанное Джеком.
- Смотри, - встав, подхожу к Грею и кладу лист поверх бумаг дела, которое кажется листал сейчас Грей, после чего достаю мобильный телефон, чтобы набрать высшее руководство. Признаться, я хотел сначала решить вопрос с Янто, но телефон мужчины молчал, поэтому я набрал Джека.
- Добрый день. Мы вернулись, есть пара вопросов по Калейдоскопу, - вот так просто, после года тишины и без вести пропажи. - Что? А, мы здесь, да, в кабинете. Аха, мне уже рассказали, что тут многое осталось как и было. Когда можем встретиться?

+2

5

Питер, говорил Грей слушал. Было что-то в этой сцене не так и все было как прежде. За одним редким исключением этим двоим не нужны были слова. По большей части, все это было для людей, кто всегда искал физических подтверждений своим мыслям или опасениям. Хотя, порой и Грей, возвращаясь к своему прошлому и тому времени, когда боль лишала его разума, заменяя другим более сильным, он ждал этих слов.
Слов которые говорят о потере и находке. Слов о том, что те кого он предал, знают правду и бежать больше не надо. Так же, как не надо бежать от самого себя, боясь что прошлое это нечто без контрольное. Оно не способно повлиять на его разум, по одной лишь причине. Грей сам делает выбор. А Питер, был и есть той дорогой по которой он будет идти.
Бумаги легли на колени, напоминая своим весом о том, сколько времени прошло. Это были лишь факты и больше ничего.Файлы о трагедии отозвавшейся в сердце каждого, изменившей их и его как главного подозреваемого. Через все эти слова, строки, цифры, красной нитью была проведена черта с именем того, кто не верил. Грей видел лишь это имя,хотя знал что были люди, кто так же не хотел верить его признания.
Но, Питер.
Он всегда был тем, на ком останавливался его взгляд, с того самого первого раза
С мальчишки, который сгибался под тяжестью боли всего мира и при этом тянулся к ней. К боли которую он принёс. К имени Марадот.
Страницы с почерком, слова похожие на символы. Певучие слова, что были бы песнью, для тех кто не знал этих слов.
Для того, кто впитал их, вошёл в источник,.смешал свою кровь. Слова были правдой. Болью и уходом того, кто не хотел бороться и забрал с собой право бороться.
Ложь. Питер никогда не прекращал бороться. Он поднимается и искал, ответы, потому что верил. Он нашёл ответ и пальцы Грея сомкнулись в опасной близости Он искал его, как только принял правду которая была очевидна. Он слышал голос в их квартире, когда словно загнаный беглец отрезая все концы бежал от Питера.
Он все делал сам, ржавыми ножницами кромсая их мир, так словно не видел крови.
Тогда он и передал Питера и самого себя, когда  пошёл искать правду не к нему, а удаляясь от него. На сотни, тысяч лет в другую галактику.
Поэтому голос разума, пересёк все мысли на которые он не имел права. Отдавая должное воображению Грея, заменяя их всего лишь одной мыслью о том, что Питер все это время был один, а демон пытавшийся завладеть всем, сейчас спал.
- Он занял мое место, - без каких- то предисловий Грей поставил точку в работе ЮНИТа.
-Они, получили что хотели. Он, не сбежит, у него нет тех, кто готов рисковать ради него, [b]- говорить о том, что сделал для него брат и человек который по сути ничего не был должен Грею, не хотелось. Питер, знал главное и готовясь к визиту в ЮНИТ, так словно это было делом решенным Грею не хотелось чтобы в его голове было что-то лишнее.
[b]- От их извинений, не откажусь. Останусь здесь с тобой, если тыс её против начать все сначала. Слишком много разрушил из-за своего страха. Я хочу все исправить,-
- когда Грей говорил,  Питер пытался связаться с Торчвудом. Об этом месте он вспоминал, как втором доме. Не тем местом, где его мир становился миром Питера. А месте, где он значил  больше, был нужен, мог помочь.
- Скажи Джеку, я тоже буду рад его видет- запоздалые слова благодарности, которые должны были прозвучать, но так часто терялись в том времени что лежало между ними.Два брата, давно остались в прошлом и при этом оставались быть одной кровью.
- Хотя, Янто, хочу видеть больше. Он так много сделал для нас, - это было правдой. Янто понимал слишком много, поэтому действовал тпку, словно был опытным хирургом. На лице Грея появилась лёгкая улыбка.
- Он привёл тебя, на порог моего дома вместе с пакетами. Апельсины, они тогда были по всюду, когда пакет порвался. Это было так просто, сделать первый шаг. Он сделал его за меня, - остальное было лишеним и Грей протянул руку для того чтобы поймать Питера и поймать так же как и тогда. Поймать и больше не отпускать.

+2

6

Звонки это было по части Джека. Когда- то, все было иначе и можно было в момент погони за очередным пришельцем без визы переадресовать его на телефон Янто. При этом было не важно, что он был рядом в этот момент
Выражение его лица, многозначное хмыканье, еле слышимое но такое знакомое, поднимало настроение. Как и его голос, который не менялся даже когда, капитан закладывал оперной вираж. Это было время, в которое хотелось вернуться до побелевщих костяшек, до зажатого в руках руля. До того, о чем просто не хотелось думать. Потому что у Джека Харкнесса, всегда все лучше чем может быть. У него конечно готов превосходный план. Поэтому что, он сам приказал себе не думать и не обсуждать это даже с самим собой. Потому, что он обещал не искать его. Вот только когда Джек делал то, что по мнению многих будет правильно? Когда он делал то что нужно, когда хотел другого.
Звонок, застиг его как и предполагалось в Кардиффе в хаббе, который давил своей тишиной. Раньше ему нравилось это состояние в месте, где кипела жизнь и вершились чужие жизни. В моменты покоя, как затишье перед бурей, он часто слышал тихие шаги. Обувь лучший показатель, того кто выбрал. Как и костюм, который надевался теперь лишь для официальных встречь
Или надевали, это не важно. Важно, то что в те моменты вслед за его шагами, он чувствовал аромат кофе. Чашка горячего, сделаного специально для такого момента, когда можно не спешить, вспомнить о том на что у них было право. То, что по мнению Джека, так легко доставалось темя чей покой они охраняли.
- Питер?- это был тот ответ который он ждал. Мыслькоторая оформилась уже давно с каждым днём овладевая им, становясь навязчивой. Двигая вперёд, призывая к себе и став горизонтом для того, кто искал чего-то нового, но при этом не собирался ничего менять. Так же как и отпускать воспоминания о том, что было и что было бы, если отпуск Янто не  затянулся. Да, Джек лгал, без зазрения совести, в этом он был виртуоз. Когда вся твоя ложь - частичная или не вся правда, то легко самому в это поверить и поставить во главу всего. А те, кто  не хотел верить в это, к примеру как Стивенс, то это было его проблемой. В конце концов Джек, понимал его и даже жалел, что парень понимает слишком много и при всем этом остаётся всего лишь ребёнком.
Питер и Грей вернулись в последнем можно было не сомневаться, как и в актёрских талантах капитана
Хотя обмануть того, кто видеть суть людей значит слишком высокого оценивать свои способности. Вот только Джек не лгал когда без стука вошёл в кабинет Питера, думаю о том, что отпуск пойдёт Янто не пользу. Что работа вне Торчвуда, тоже Торчвуд и им нужна помощь. А то, что Янто не выходит не связь, тоже норма, сам Джек не всегда был готов тратить время на разговоры, когдаЗемля требует твоего внимание. Тут точно не до бобов или звонков, да и связь в наше время не способна достичь всех точек.
- Давно пора.Питер - приветствие того, кто не удивлён и как бы говорит, что вы так долго
- Грей- что можно ещё добавить, если брат здесь значит Харт сделал все как положено. Он жив и судя по всему смог удержать своё счастье, как и какими способами не важно
Важен сам факт.
- Здесь все как было на момент твоего по..- слово похищения так и не срывается с его губ, быстро заменяясь - отпуска - другим более нейтральным.
-  я ничего тут не трогал - справедливое оправдание пыли на книгах и столах. И снова фразы брошенная на ходу, ведь у Джека всегда мало времени, мир не стоит на месте.
- Грей, тебя ждут в ЮНИТе, на этот раз тебя ждёт тёплый приём, а потом мне нужно с тобой поговорить
Так не большое одолжение
- правда никогда не бывает сладкой, а то что хочет предложить Джек, даже он сам взял после того, как его лицо обагрилось кровью.

+2

7

Когда-то, в одном из фильмов, один человек сказал другому, что с великой силой приходит великая ответственность. Я всегда старался быть аккуратным в том, что делал  своей жизнью или с эмоциями других людей. Я всегда стремился помочь, не навредят и действовал аккуратно, как опытный врач, который знает, что нужно отсечь, чтобы не было больно, и пациент пошел на поправку. Я даже пошел учится в университет, надеясь таким способом научится лучше понимать тех, среди кого жил и буду жить. Я, не специально связал с ними свою жизнь, просто так вышло, и навредить кому-то было последним, о чем я хотел бы думать. Потом были скараги, работа в Торчвудам, потерянный мальчик желающий себе покоя, Калейдоскоп, потеря Грея и Сенсора вместе со смертью. Мир никогда не стоял на месте, как и люди, изобретающий все новые способы для саморазрушения. Раньше, я часто переживал, что н мог помочь. В прошлом году, я принял, что не всем это надо. Февральские события, вместе с арестом Грея и последующими бессонными ночами в поисках правды, научили меня тому, что люди не горят желанием спастись. Им комфортно винить других в своих неудачах. Им комфортно барахтаться в грязи. Так кто я, чтобы их спасать? Явно, неровный мессия, который лет на крест за их грехи. У меня моя миссия в жизни. И, если она означает создать комфорт для обитателей калейдоскопа, так тому и быть, я стану гарантом этого комфорта.
Преговорив с Джеком, я забрал бланк заявления и Грея и быстро проставил дату окончания «отпуска», оставляя подпись внизу страницы. Я был благодарен тому, кто нашел  оригинальный способ, дав возможность вернуться на своё место на планете, которая мне всегда была чужой.
- Думаю, нам стоит купить квартиру по ближе к Калейдоскопу, - улыбаюсь мужчине, облокотившись на стену и смотрю в окно. Жители маленького города в городе, жили своей жизнью и каждый из них теперь понимал, что все будет иначе. Лучше.
- Он тогда сказал, что есть потенциальный сотрудник, который не идёт на контакт, - тихо и весело смеюсь, вспоминая тот обман Янто, который привел к рассыпанным апельсинам. – Помню, что ты был очень удивлен. Впрочем, я не меньше.
Тогда, мы были наивными, и думали, что друг без друга сможем жить. Тогда, это казалось реальным. Правда оказалась совершенно иной, ввыкорчёвывающей душу. Но, мы справились, нашли баланс себя в себе, и друг друге. И теперь, этого более не изменить.
- Я поставлю чайник, - едва Джек вошёл в кабинет, я поспешил убраться из него, не хотел, чтобы Грей заметил то, что видел я, и что однозначно отразилось бы на моем лице. Став сильнее, я теперь видел больше. А Джек, с виду абсолютно спокойный и привычно улыбающийся, отнюдь не был образцом радости сейчас. Я не контролировал себя, когда облокотившись на стол, на кухне, щёлкнул выключателем и прикрыл глаза. «Боже…»
Мягкое и робкое проникновение в эмоции Джека, почти на границе его поля. Я не мог иначе. Я знал, что не имею право, но не мог иначе. Сжимая край столешницы, почти до побеления пальцев, я старался держать себя в руках. Зелёная тоска сжимала капитана и его душу, не давая даже вдохнуть свободно. Я обнимал его без физического контакта. Я понимал его тоску и боль. Когда-то, потеряв Грея, я искал покой на чужих могилах, приклонив там колени. Когда-то, именно Джек дал мне возможность снова дышать, и не ненавидеть тех, кто его забрал. Когда-то, он дал мне шанс жить. Теперь мой черед платить заботой. Теперь, я могу ему помочь. Утешить, унять боль, что разрывает изнутри. Теперь понятно, почему телефон Янто не отвечал. Теперь так многое понятно и столько новых вопросов. «Зачем?» «Почему?» Я их не озвучу, просто оставлю при себе. Потому что знаю, он не ответит на них. Тяжело говорить когда знаешь, что дома ждёт лишь тишина. Тяжело дышать, когда никто не обнимает.
Чайник давно уже закипел, а я все ещё держал Джека, давая ему покой. Я все ещё был в его эмоциях, напоминая о том, что было важным для них двоих. Я знал, что сладкий вкус этой «пилюли» скоро заменит горечь реального мира, настоять в стороне не мог. И Джек и Янто дали нам достаточно, чтобы я считал себя в долгу перед ними. Джек принявший в итоге Грея, и понявший, что тот не держит на него зла. Грей, научившийся прощать. Янто, который тогда привез меня к Грею, и дал нам, как паре, возможность поверить в нас же. И Янто, требующий, чтобы я тогда остановился. Они всегда были нашей поддержкой. И пусть, у нас сложились исключительно рабочие отношения, без принятых на земле семейных вылазок в парк или поедание мяса на выходных, все мы были семьей, вся команда Торчвуда. И тот факт, что Джек и Грей были родными братьями, не давала ему поблажку, как и мне, носящему статус его партнёра.
- Простите, искал сахар.
Я появился в кабинете так же внезапно, как и покинул его до этого. На подносе, что я нес, дымились три чашки с чаем, черный обычный. С моим уходом, видимо не для кого было покупать ромашковый.

+2

8

Когда больше всего не хочешь касаться темы, делаешь все чтобы она не поднимались. Уходишь от ответа, или чтобы это не было так очевидно всегда останешься на строже. Все порой становится слишком нелепо, когда в каждом невином вопросе слышишь один и тот же вопрос " как ты?" Суть ведь не в твоем ответе, или желание другого услышать правду. Слова истины не приносят ничего, став просто давностью. Поэтому все, что нужно идти вперёд, лишь изредка позволяя себе немного слабости. Все имеют право, на грусть, а понять и увидеть её.
Нет. Если то, что не станет достоянием общественности потому, что качается лишь тебя одного.
Джек, сделал правильный выбор. Он всегда был уверен в этом, все что случилось потом было лишь следствием как и Питер, рядом с которым боль ушла. Так же как она уходила, когда Джек был слишком занят чтобы думать и возвращается к разговору к номеру. Когда не превращал своё прошлое в шахматную игру, где каждый раз партия начиналась иначе. Глупая игра, как её называют те, кто всегда проигрывал. Джек, не считал проиграл или снова проигрывал себе. Все было предельно ясно и у него было достаточно сил, чтобы принять это.
Он и принимал так же как и чашку из рук Питера, делая вид что ничего не произошлоя а значит никто не в узнаёт правду. Он знадя что Питер не расскажет просто потому что о таком не говоря . И вот он уже пьеи чай, с той беззаботностью что вводила всех в заблуждение. Думалось, те кто знал правду обвинил его из-за этого в бесконечности. Что же ,капитана обвиняли и в больше и это переживал, в прямом и переносном смысле.
Но сейчас, все же это был не наиграный покой. Сладкая пилюля, обезболивающее к которому так быстро привычкают слабые люди. То, что отрицал Джек. Он привык к боли, также как человек привыкает к ударам сердца. Это делало его живым. Его сотня рождений было болью. Все было нормально. У Джека Харкнесса, всегда и все в порядке, пока не станет слишком поздно.
В это раз было не поздно, ему было лишь нужно чуть больше свободы и он не собирался сворачивать или думать о брате
- Питер. Грей.  Я , так рад, что вы вернулись - казалось, что он повторялся. Возможно из-за того, что Питер дал ему немного покоя его речь была такой радужной и ободряющей. Но когда человека лихорадит, он как раз и выглядит как фонтан энергии.
- Я хочу составить компанию Янто. Пусть он там занят, но мы надеем время. Один словом Грей, возьмёшь на себя руководство То раундом на пару недель? Это не долго и Янто, будет рад, тому что мы побудем вместе. Это было сложное время, когда ты, ушёл и агент Коулсон пытался подловить меня на лжи. Сейчас, хочется отплатить ему тем же. Ничего такого, но как исполняющий общности главы Торчвуда тебе выпадет честь представлять нас. Пусть сами выскруваются - Джек, не отличался чувством такта и если дело того стоило мог напомнить о долге. Даже приплепти сюда Янто, когда тот навряд ли одобрил такой разговор. Но Джек, хотел покинуть Землю и поэтому делал все чтобы это произошло как можно быстрее. Плюс никаких угрызений совести

+3

9

Визит Джека, был скорее ожидаемым чем не ожиданым. Хотя Грей, не кривил душой когда говорил, что больше хотел видеть сейчас Янто. Так было легче, удобнее. Отношения в их семье были скорее странными чем обычными. С учётом общей работы, это так же не упрощалось, но Джек был здесь. Как всегда довольный собой и всем миром. У Грея, даже заболели от этой сладости. Это конечно не было правдой, у Грея ничего не болело, да и не могло болеть. Он был там, где хотел с болезненой тягой желая оказаться именно здесь, а не в самом Торчвуде.
- Янто? Отпуск?Торчвуд? - Джек, как и бывало обычно занял все пространство, переводя все опять же на себя. Это не удивляло, но не то, что произошло с Питером. Об этом, им нужно было говорить но не о чая. Какая то тайна, неопределённость вдруг появилась и исчезла.Грей не мог объяснить причину, но ждал когда придёт его время спросить у Питера, не показалось ли ему. После того, что с ними случалось, он извлёк влажный урок. Все что связано с Питером важно. Все тревоги, чувство затаенной боли важно. Кто знает, как бы повернулась их судьба если бы тогда на площади он прислушался к себе. Пошёл не вперёд а назад
Искал бы ответ опираясь не Питера, а не убегая от него. Этого уже не было суждено узнать. Ошибаться -значит жить. Главное больше не совершать их. Прислушиваясь у тому, что происходит сейчас.
- Знаешь меня удивляет, что ты решил это так. Если бы так хотел быть с Янто, то почему не с ним? Долг?  Это не играет роли когда кто- то другой более важен, чем целый мир. Или эта мысль пришла к тебе прямо сейчас, когда ты вошёл в кабинет. Это более похоже на тебя. Отдать что-то важное тому, кто уже не раз сумел отличиться - Грей, не хотел быть грубым, он даже не думал, что сейчас вся эта ситуация похоже на то, что произошло с ним. Словно кто-то взял лекало и перенёс его на судьбу другого.
- Хотя, он не убегал от боли.Не бросал того, кто ждал его возвращения. Просто отдых- проведя черту различий Грей словно бы успокоился, хотя что-то было не так, он слышал это и не мог поймать. Поэтому он посмотрел на Питера и кивнул, сам не знаю почему.
- Я обсужу это с Питером. Я хотел вернутся, но не в Торчвуд. Не сейчас. Все, что мне было нужно Калейдоскоп и те кто верил в меня. Это было моим местом и я его предал, хотя мог бороться вместе с теми кто в меня верил - обведя взгялядом кабинет Питера, он снова увидел тех кто верил в него
Услышал голоса тех, кто хотел и мог помочь. Помощь которую он отвергал. Побег от тех кто был и хотел сбыть рядом.
-Все повторяется - кажется, что Грей даже не понял что произнёс это вслух, но это вывело его из задумчивого состояния.
- Ты и Янто, много сделали для нас, поэтому я сделаю что ты хочешь, но прежде я обговорю это с Питером. Мне бы хотелось остаться вместе с ним здесь. Торчвуд этого не даст. Он уничтожает все что попадает в зону его влияния, отправляя людей и их отношения - кажется это было все, что он мог и хотел сказать. По крайней мере Грей дал волю словам и больше ни о чем не спрашивая

Отредактировано Gray (2017-07-18 10:57:42)

+2

10

Сев в кресло управляющего Калейдоскопа, я в задумчивости обнял чашку, следя за эмоциями Джека и отслеживая положение дел на улице. Отпиваю глоток чая, я поймал взгляд Грея, лишь едва заметно кивнув ему. Да, разумеется мы поговорим, но после. После того, как дадим Джеку согласие. После того, как отпустим его с миром. Я сделал своё дело насколько мне позволено, без резкого вмешательства, без врыва в его эмоции и сноса границ. Это его болт, это его решения и пока он сам не скажет, или покажет, что нуждается в помощи, ни я ни Сенсора не станем вмешиваться. Не потому что это верх некорректного поведения, а потому что каждый сильный должен пройти свой путь сам.
- Я думаю, Грей согласиться подменить тебя на посту руководителя на несколько недель.
Начал я мягко обращаясь к обоим братьям, в ком сейчас, как никогда раньше, я видел слишком много схожего. Джек запер себя на Земле, и варился слишком долго в своей боли и разлуке. Я знаю, что это такое, искать и не находить, ждать и знать, что это напрасно. Слышать шаги, и обернувшись видеть пустоту. Я прожил с призраком Грея пол года, мучаясь кошмарами и тоской, съедаемый чувством вины и одиночества. Я вижу отголоски этого в эмоциях того, кто все уже решил. Самое большое наказание любящего сердце, не иметь возможности признаться вслух тому, к кому тебя переполняют эмоции.
- Мы навестим ЮНИТ, и приведем дела в порядок, не переживай об этом, Джек, - глоток чая и спокойный взгляд на Грея, как просьба не вмешиваться. Я расскажу все, но это будет после того, как Джек покинет кабинет и отправиться на поиски. – Политика Калейдоскопа остаётся прежней, как и его руководство в лице меня. Грей, если захочешь, сможешь вести дела отсюда, из моего кабинета, а не из убежища вцелом.
На короткое мгновение, в кабинете повисла тишина. Я не смотрел ни на одного из представителей одной семьи, что так отчаянно стремились доказать себе, друг другу и миру, - они не братья. Но сейчас, я видел именно их, рождённых от одной матери и отца, росших когда-то вместе. Их кровная связь окрепла, и больше не была едва заметной. Их кромная связь говорила больше всяких слов.
- Иди, Джек. Он ждёт. Поверь мне.
Их взаимоотношения не раз были для меня маяком и вдохновением. Видя ту поддержку и заботу, что сквозила в каждом их жесте и слове, я верил благодаря этим двум в то, что мир прекрасен, когда казалось что все не так. Я не осуждал Янто в его глупом поступке последовать за Джеком тогда, пусть даже Торчвуд на некоторое время лишился всякой опоры. Я верил в них, как сам Янто верил в нас с Греем. Я не имел право забирать печаль Джека и тоску. Она станет его путеводной звездой в поисках того, кто решил уйти. Их любовь приведет обоих друг к другу. Иначе не бывает, по другому не приму я сам.
- Когда, - именно «когда», а не «если». – встретитесь, передай ему, что мы с Греем будем рады видеть вас на чашечку ромашкового чая в нашем доме, - улыбнулся мужчине, вставая и отставляя почти не тронутый чай в сторону. – Тебе пора, Джек. Пока твой брат не придумал ещё сто одну причину отказать в твоей просьбе.
Теперь, улыбнувшись и обменявшись с Харкнессом рукопожатием, я остановился возле дивана, где сидел Грей, и молча ждал, пока стихнуть шаги в коридоре и на лестнице. Лишь после этого, я сел рядом с мужчиной, и вздохнул, откидываясь на спинку и прикрывая глаза.
- Когда тебя забрали, Джек нашел меня на кладбище и дал мне самое важное, на тот момент, - веру в то, что я был прав на площади. Это в итоге, привело к бессонными ночам, и распутывание клубка с Авраамом. Когда Джек пострадал и спал, Янто последовал за ним, в сны, чтобы вернуть его к жизни. Я не знаю, что именно привело к этому, но теперь очередь Джека идти за Янто и возвращать его домой. Поэтому, мы им поможем, как однажды они помогли нам, Грей.
Последнюю фразу я произнес повернув голову и смотря на того, кто не смотря ни на что продолжал быть моей тихой гаванью. Сейчас, даже более надёжной, когда его эмоции были скрыты от меня.

+2

11

Джек ушёл и сразу стало все ясно. Комната ставшая вдруг снова маленькой, словно сузилась от того, что человек вышел забрал что-то, с собой. Это было странно, Грей понимал, что не знает причину, но видел это в глазах Питера. Что-то произошло и это было не изменить. Под обычной улыбкой брата, что так раздражала Грей в детстве была боль и она не уходила. Притянув Питера к себе Грей спросил, то на что уже знал ответ.
- Он знает что делает, хотя делает вид, что не так. Мы, не могли не отпустить его? - на эти слова не требовался ответ. Слишком очевидно было то, что произошло сейчас С этого момента наступило другое время и нужно было все менять.
- Знаешь я хотел лишь вернуться к началу. К тому времени когда забирал тебя из университета, завидуя твоим сокурсниками. Книгам с которыми ты, засыпал. К Апельсину сражающемуся за твое внимание. Это было немного наивно, ведь я думал об этом когда ушёл. Сейчас у меня будет даже больше. Но смогу ли я? - снова улыбка, потому что слова не имеют силу для тех кто видел смерть. Лишь это время сейчас, когда не надо спешить. С завтрашнего дня начнётся новая жизнь. Возможно жизнь на два дома, потому что двум руководителям занимающимися делами в разных местах, нужно будет место где они забудут о работе. А может быть и нет. Может заведут домашнее животное в память о том пушистом комке что однажды появился в их жизни, а может и нет. Сейчас как и прежде жизнь вновь зависела от них одних. Та самая, что делает двух других единым целым. Силой способной не только разрушать, но и созидать.

+1


Вы здесь » Doctor Who: Night terror » Экскурсия по Террору » Enjoy The Silence