Doctor Who: Night terror

Объявление

Собираем пожелания по развлечениям и конкурсам! Ночному Террору скоро 4 года! Прими участие в организации праздника.
Солнечный ветер неизменно прибивает к берегам обломки старых кораблей и заблудших душ, одни берега опасны настолько, что лучше погибнуть в шторм, чем оказаться на этой суше, другие же, наоборот, приветливы и дружелюбны, как наш. Так пусть судьба принесет тебя к нам, пусть волны холодной космической пыли не поглотят тебя в дальнем пути, пусть Космический Нептун окажется к тебе благосклонен, а Прокламация Теней не занесет в список преступников. Держись до последнего и не отпускай. Geronimo!
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
Внезапно свет в большей части помещения погас, а уже через несколько секунд зажегся снова, ярко подсвечивая небольшую узкую сцену и стоящих на ней музыкантов.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Doctor Who: Night terror » Экскурсия по Террору » blood lines


blood lines

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

» blood lines «

http://i.imgur.com/lmfYW4P.png

» В ГЛАВНЫХ РОЛЯХ «
Jack Harkness & Romana
» ДЕКОРАЦИИ «
Индия, 1896 год
» А ДЕЛО БЫЛО ТАК «
Кровавый культ, приносящий человеческие жертвы богине Кали прямо под носом британского правительства? Да кто вообще в эту газетную утку поверит?

+1

2

Индия - место не похожее на другие. Страна поражающая своим колоритом с первых минут. Музыка, пряности и яркие краски которые резко контрастируют с тем, что люди говорят об этом месте.
Джек видел Индию разной. Помнил время, когда попал сюда в первый раз. Он искал себя, находясь в заложниках у Торчвуда Пытался найти заброшенный уголок мира, для того чтобы заблудится там. Индия, показалась тогда лучшим местом, хотя Торчвуд и здесь нашел его.
Индия - была скоплением разных верований и обычаев. Древние легенды и культы, лишь на первый взгляд казались такими. Старцы и люди пытающие достичь нирваны. Пыль и песок, смешивающийся с прахом умерших. Великая река Ганг, как символ всей их жизни. Люди рожденные лишь для того, чтобы служить другим и не видящие иного пути. Боги и Богини, молчаливо взирающие на это свысока своих статуй. Белые траурные одежды. Костры сжирающие молодые тела жен, которые восходят на костер вместе с умершими мужьями.
Это было место, которое пугало человека пришедшего сюда из будущего. Пугало еще и потому, что этот мир не сильно изменился даже спустя несколько веков. Здесь до сих пор сохранилась граница между реальной жизнью и верованием. Люди поклонялись тем же богам, не думая спросить своих богов почему они до сих пор живут в нищете и их дети умирают. Почему они не имеют право, на то что имеет другие.
Касты. Карма и вера для того чтобы верить. Потому, что порой все что у них была лишь эта вера.
Джек, видел Индию в разное время и сейчас вернулся сюда. Возможно это была ностальгия по тем, временам когда он только начинал учиться боли и брать ответственность  за чужие жизни в свои руки.  А может вспомнил про тот Торчвуд, чьи следы были потеряны в Индии. Либо просто искал себя нового, свое место. Желая снова ощутить себя живым. Итак пусть привел его в эту страну, попросту продолжив череду путешествий. Поиски на которые, он оправился после того как оставил Торчвуд. Возможно, что Джек просто сбежал тогда, найдя причину или шанс переложить ответственность на чужие плечи. А возможно, он просто искал причину по которое в этот самый момент не искал того, о ком не переставал думать все это время. Думал о том, где он и о кем заняты его мысли. Ревновал, коря себя за то, что не доверяет. Тосковал, потому что в один момент сам отпустил часть своего сердца. Забывал, что сам принял его решения. Искал истинную причину и надеялся, что у него будет еще шанс сказать спасибо, придумав для себя фразу которую повторял время от времени. Снял номер в одной из гостиниц под вымышленным именем, размашистым почерком расписавшись как Джон Смит. Джек, не был бы собой, если бы не пошутил. Самые распространенные в Англии имя и фамилия . Любимое имя Доктора. Хотя о нем, он думал в самую последнюю очередь. Имя пришло само собой, как еще одна маску которую он вдруг решил примерить.
Возможно однажды, Джек исчезнет. Появится другой, который забудет свое имя. Когда- то это сработало. Мне удалось все забыть,-
одна и та же мысль, которая стала одолевать Джека последнее время, снова вернулась. Он все чаще вспоминал о том, как выбрал имя Джека Харкнесса и его личину. Это помогло ему выжить. Помогло не помнить, боль.
Сейчас в наступивших сумерках, одевшись  легкую одежду из хлопка светлых тонов, он не отличался от обычного туриста. Это было то, к чему Джек стремился когда заказал в баре свой первый коктейль и сел с ним за один столик.  Перед ним открывался прекрасный вид на место, где он однажды потерял целый взвод.
Мысли и воспоминания, который потянули за собой следующие и вот Джек уже видит Торчвуд и Оуэна. Тошико и Сьюзи. Прошлое которое не отпускает и которое он боится потерять. Потому, что эта будет равносильно смерти капитана Джека Харкнесса.

+3

3

Духота, жара, антисанитария  - такой Романа помнила Индию по своему прошлому визиту - она пробыла здесь пару месяцев, поспешно выучила хинди и решительно отправилась дальше. Но теперь ветер снова занес ее в эти края. Если честно, она не знала что заставило ее ткнуть наобум в карту и заказать билет на ближайший рейс, возможно, причина крылась в том что ей было крайне скучно. Тем более ей нравилось путешествовать самолетом - то количество случайных попутчиков, что они приносили с собой, поражало, и в отличие от поездов это не превращалось в многодневное сожительство на площади в пару квадратных метров.
С отелем она решила разобраться на месте и нисколько не пожалела. Магнус, парнишка европейской наружности  лет пятнадцати на вид, и ее проводник, подцепленный прямо в аэропорту не умолкал ни на минуту, изъясняясь на ломаном английском, так спокойно и уверенно ориентируясь на улицах Дели, словно прожил там много лет и знал каждый камень в мостовой. Может, и правда, жил, кто его знает? Романа, ну то есть Тереза Допельгерц, женщина по документам перевалившая за пятидесятилетний рубеж, только снисходительно улыбалась, не спеша раскрывать все карты.
Туристические места Магнус выбирал весьма оригинально, махнув рукой на роскошное здание храма Лотоса Бахаи и заявив: «снаружи лучше, чем внутри», но зато затащив ее в храм Калкаджи — довольно странную двенадцатигранную башню с древними статуями, украшенными цветами. Что-то в статуе Кали было не так, но она так торопилась быстрее вернуться к своему чемодану, где лежала вся ее страховка и заготовленная новая биография, что она не стала разбирать и гадать. В Дели приехала Тереза - уехать из него должна была Дара, а одинокая туристка потерялась бы где-то на бесконечных улицах или в джунглях. Она слишком долго пользовалась этой личностью, нынче возраст в паспорте в сравнении с фотографией даже при регистрации на рейс вызвал некоторые проблемы. Пограничник долго смотрел то на нее, то на разворот и хлопал глазами. - Ботекс, и две подтяжки, - буркнула она совершенно недовольно, будто ее уличили в чем-то мерзком, но этого оказалось достаточно, чтобы получить заветный штамп на въезд.
Она не соблюдала никаких рекомендаций, что давали туристам при посещении этой страны, не пряталась сари, шалями и местной одеждой  которую называли чем-то вроде альвар чуридан, и что напоминала лосины с удлиненной туникой, шлепая по улицам этого города в джинсовых шортах, цветастой шелковой майке и совершенно неудобной широкополой шляпе, наспех прикрученной к подбородку атласной лентой. Спокойно фотографировала все на телефон и сотворила настоящий подвиг даже по мнению своего гида не разу не приложившись к запечатанной бутылке с водой.
Теперь же "английская леди", добравшаяся все же до своего отеля с остновательно гудящими ногами, совершенно спокойно всучила своему назойливому гиду четыре пятидесятифунтовые банкноты из потрепанного портмоне и под бесконечное "спасибо, вы очень добры, мэм", отправилась отмываться от толстого слоя липкой грязи, успевшей к ней пристать за долгий день.
Вода из крана текла паршивая, она казалась желтой настолько, что купание в ледяных и торфяных водах Глизе казалось Романе еще приятным препровождение. Мда, за все те годы, что она провела вдали от этого места ровным счетом не изменилось. Та же погода, та же грязь - ничего нового. Можно было смело через парочку дней топить Терезу в Джамне, и уезжать куда глаза глядят уже новым человеком.
Внизу отеля народу было даже слишком много. А что она хотела? В теплых странах всегда много туристов, они приезжают сюда греть свои косточки, ну и напиваться вдали от знакомых. Собственно, кто ей мешает? Только безо льда. Знаем мы что там вода из под крана.
Романа развернулась на пятках, нарочито громко звеня идиотскими сережками купленным сегодняшним днем на одном из развалов и замерла с открытым ртом. Не постарев ни йоту за двадцать лет за одним из столиков сидел ее сиднейский знакомый.
- Очаровательно, что в этот раз тут происходит? - не спрашивая разрешения и не задумываясь о том, что это все тот же агент из Торчвурда, от которого она сбежала одной холодной ночью, Романа бухнулась на все еще свободный стул за столиком. В этот раз у нее был ключ ко спасению, даже два. Работающая память и исправный манипулятор по прежнему выглядевший как новомодные электронные часы, в чей корпус, он собственно и был запихнут.

+3

4

Ночь приносящая свое очарование в место, которое которое пахнет как пряность. Место, где оживают легенды и танец на отражающийся в зеркале бара, похож на отблески пламени. Джек, не пил. Он давно разучился пить, лишь касался губами напитка, думал о том, что могло быть будь он свободнее. Если бы, сам однажды не связал себя обещанием, когда искал смысл своему существованию.
Сейчас, он тоже искал себя и кажется, не находил.
Хотя, в данном случае не стоило пугаться. У него было достаточно времени, для того чтобы искать и никакого риска, для тех кто был рядом. Одиночество стало, чем-то вроде личного выбора для того, кто однажды стал центром всего. Центр мироздания. Опасностью, которая всегда была рядом.
Кажется прошло около получаса, когда рядом  с ним опустилась женщина. Джеку даже не нужно было поворачиваться, чтобы знать это. Запах, был прекрасным доказательством, того что он не ошибался. Сегодня, он не искал встреч или знакомств. Ему не был нужен даже собеседник, как было после того, как Торчвуд - 3 погиб. Это был год полной тишины и поисков, того кто сможет понять и выслушать. Пустота, который должен был занять хоть кто-то. И одна мысль, которую Джек, каждый раз гнал от себя, прекрасно зная почему старается быть прежним, для того чтобы не помнить о нем. Не думать, как о мертвом. Не видеть, живым в чужом отражении. Не искать.
Женщина, севшая явно решила не уходить и начала говорить, когда Джек наконец повернулся к ней, одаривая оценивающим взглядом. Взгляд, который как водиться начал с колен поднялся вверх, замер на уровне лица. Сердце замерло, на миг просто потому, что напомнило о прошлом. О том времени когда Алекс был еще жив, когда все должно было измениться. Когда, он мог отказаться от дара или найти Доктора, гораздо раньше. Все, это промелькнуло перед ним и остановилось в тот, момент когда стакан опустился на стойку.
- Здесь ничего. Я просто отдыхаю, - возможно и чересчур грубо прозвучал ответ, на вполне закономерный вопрос с учетом их прежнюю встречу.
- Ничего не происходит. Больше ничего и я не хочу ничего менять. Хочу чтобы, моя жизнь и дальше была похожа, на одну большую дыру. А ты, зачем решила посетить это место? Ищешь что-то особое? Приключения? Секс? Волшебство востока?-   Странное желание похоже на тоску, смешанное со злостью когда, ты сам не контролируешь свое сердце, быстро сменилось банальностью. Джек, не мог быть прежним, но был способен сыграть что угодно. Чтобы не случилось, по сути он был прежним и его слова, были эхом прошлого, когда можно было просто жить этим моментом и наслаждаться. Искать себя, в каждом человека и не находить себя, для того чтобы снова тронуться  в путь. За это пожалуй Джек и любил это место, ставя так же высший бал и Доктору, который так же любил это место.
Доктор, мысли о старом друге, напомнили Джеку о том, чего ему так не хватало всегда. Адреналина и опасности. Экзотики и то, от чего кровь буквально закипает.
- Если хочешь, чего-то особенного, как насчет прогуляться со мной? Новая Индия, все же не такая пряная, как та которую я помню. Белой леди, понадобиться проводник в том времени. Как насчет офицера из армии ее величества королевы. Прогуляемся? - рука Джека выгнулась, в приглашающем жесте. Так век тому назад, даму приглашали на прогулку, а сейчас это был способ показать наличие исправного браслета. Их билет на двоих в какую угодно сторону.

+3

5

С их единственной встречи прошло слишком много времени, чтобы игнорировать факты. По хорошему в висках у мистера Харкнесса должна была проступить основательная седина, а на лице - не один десяток морщин, но на деле не было ничего. Его будто законсервировали в формалине и оставили таким же, как он был годы назад, разве что эти идиотские усы сбрил. Это невольно заставляло задумываться о причинах такой редкостной удачи или проклятия, если подходить с другой стороны к феномену бессмертия.
- Мне знакомо это чувство, когда мир утекает сквозь пальцы... Если стараться не привязываться эта дыра никогда не затянется. Мы ничего не можем исправить, - Романа подперла голову ладонью, пытаясь понять что же на самом деле произошло. События в Сиднее она помнила довольно отчетливо, как и то, что все попытки установить личность человека, представившегося как Джек, не увенчались успехом пока она не плюнула и не расширила поиск до всего двадцатого века целиком. Последняя запись о нем датировалась сорок первым годом. Капитан Джек Харкнесс, сто тридцать третья эскадрилья, пропал без вести. Она проверила все что нашла в архивах, доступных и не очень. Это был он... Человек, который даже по самым скромным подсчетам должен был быть дряхлым стариком. Но в то же время он был здесь - вполне себе живым - и сверлил ее взглядом.
- Остается только двигаться дальше и делать вид, что это все не ранит. - Романа подперла голову рукой, пытаясь понять что же превратило мужчину преследовавшего юных девушек с видом озабоченного маньяка в эту расплывшуюся лужицу, так старательно делающую вид, что все хорошо. Она не была способна читать чужие эмоции, но тут и не нужно было быть эмпатом.
- Ну и фальсифицировать свою смерть время от времени. Тереза слишком стара для этого лица... А ты даже не переставляешь сколько женщин пропадает без вести, отправившись в отпуск в экзотические страны. - На них смотрели, случайных свидетелей было слишком много, да в отелях привыкли к тому, что постояльцы ведут себя довольно свободно, но у всего были разумные границы. Здесь же границ не было. Романа смело могла сказать что их не слушали, нет, куда интересней для людей было придумывать диалог, что не был доступен для их ушей.
Однако, предложение отправиться куда-то в другое место  - другое время если быть абсолютно точной - застало ее врасплох со стаканом наполовину поднесенным ко рту. Это она обычно предлагала куда-то сбежать, показать новому или старому знакомому парочку мест, куда следовало отправиться. Теперь все было по другому.
- А почему нет? Жизнь по прямой слишком утомительна, - она отставила так и не допитый даже до середины коктейль и со скрипом отодвинулась от стола. Романа бросила придирчивый взгляд на свои колени и практически босые ступни. Это не было уместно даже в двадцать первом веке, что уж говорить об этом месте в довольно отдаленном прошлом.
- Только придется переодеться, а то я и десяти метров в мире пуританской морали не продержусь... Тебе, кажется тоже стоит,  - она кивнула в сторону рубахи с коротким рукавом. В то время люди были обречены на бесконечные пытки в слоях одежды. У нее же на случай прыжков во времени был один универсальный наряд. Черно-зеленое платье в пол с длинным рукавами, закрывающими запястья и с воротником стойкой. Такую вещь можно было найти практически в любой эпохе и любой стране. Иногда оно было идеальным, иногда - отставшим от веяний, но никогда не оказывалось неуместным.

+3

6

Выбор слишком часто становиться влиянием момента. Кажется, что еще немного и этого могло не случиться. Этой любви. Этого момента. Этой встречи. Все это как и время переменчиво, как и погода. Наверно как рак в этом скрыт высший смысл. Мы живем лишь один раз и даже тысяча повторений, ничего не значат. Потому, что этого не было, пока вы не испытали его. Нельзя пережить одно два раза, можно лишь прочти близко, на миллиметр от знакомого чувства.
И вот времени которое, двоим хватило для смены одежды на более подобающую, не хватило чтобы Джек изменил свое решения. Хотя, он уже давно не собирался, что либо менять. Он стал тем, что неизменно. Что значило, что движется лишь вперед с одной и той же скоростью. Не виня никого и не собираясь делать это в будущем.
А в настоящем, Джек последовал совету своей спутницы на ближайшее приключение, спустился в холл где находились известные бутики работающие круглосуточно и купил классический костюм тройка. Однажды он женился именно в таком костюме. Джек, помнил тот день и улыбку свое невесты, за которой скрывалось безудержное веселье. На фотографии того времени, он сидел на стуле, а она стояла рядом. Все не так, как принято и тем наверное ему запомнился тот брак.
Золотые часы на цепочке - Джек вовремя вспомнил об одном из самых популярных аксессуаров того времени золотых часах на цепочке. Он любил часы, вспомнив в этот момент о тех часах, которые подарил ему Янто. За ними Джеку пришлось подняться в номер, поэтому в отличии от привычного опоздания женщин, опоздал мужчина. Представ перед Романой в темно коричневом костюме тройке, привычным жестом касаясь кармашка из которого свисала золотая цепочка. Согнув руку предоставив таким образом, опору и защиту, то что и значит жест повел Роману за собой в сад. Где, собирался сделать то, ради чего они и пришли.
- Ты первая или мы вместе?- не зная о наличии у леди манипулятора, он предложил воспользоваться его. Тем более, что уже начал настраивать его выбирая время, когда английский войска уже наводнили собой Индию и они могли легко слиться с толпой.
- Так, я забыл о легенда? Кем хочешь быть? Писательницей, а я твоим сопровождающим? Мужем или братом?- Джек слишком помнил то, время чтобы не задуматься об этом. Хотя его никогда не волновали чужие правила, все же можно было выяснить хотя бы это для начала. Поэтому он дождался и кивнул когда услышал ответ спутницы. Теперь его рука переместилась на талию, как бывает в танце, когда нужно чуть сильнее обнять партнершу.
- Это для дела?- без тени смущения, но все же решив обосновать свои действия сообщил Джек, а после уже нажал на последнюю кнопку, после чего начался переход.

Запах. Первым, что он ощутил когда закончилось перемещение. Он был не просто пряным. Он был самой пряностью. Был вечер и ночная прохлада. Которая напоминала о том что Индия, самая таинственная страна. Что европейцы, несмотря ни на что, не смогли изменить это.
- Думаю, нам не помешает найти для начала место, где мы могли остановиться - первым делом предложил Джек, вспоминая о том, как уже был в этом месте. Как впервые узнал о тайнах, которые так и остались не разгаданными.

+2

7

Романа прекрасно знала - каково это продираться через эпоху, через пару десятилетий забывая даже лица людей, которые казались ей дорогими. Другое дело, что подобную забывчивость, похожую больше на болезнь она сотворила с собой собственными руками. Выпить пачку редкона - о чем она вообще думала в этом момент и как вообще очухалась помнящей как ее зовут? Она считала себя достаточно умной, чтобы не пренебрегать такой элементарной вещью, как техника безопасности, но как показала практика - это были мелочи.
Она помнила викторианскую эпоху - она добралась до нее с эшелонами времени, пройдя всю крымскую войну в качестве сестры милосердия, подмешивающей еще не открытые антибиотики в еду тем, кто был особо плох. Вот уж точно сестра милосердия - ее считали бледным ангелом - потому что те люди, что были поручены ей, чаще поднимались на ноги, только вот Луна сама умерла от тяжелой формы острой чахотки, превративший английскую девушку из джентри в труп сгруженный с поезда, возвращающегося домой. Сфальсифицировать кровавый кашель ничего не стоило.
Оттуда Романа двинулась в Америку, сделала заход в Сан-Франциско, лишь немного опоздав к началу эпидемии холеры, чтобы снова присоединиться к женщинам, кладущим свои жизни на алтарь победы над болезнями. В этот раз она представлялась как русская эмигрантка, чей муж скончался по дороге сюда. Много лжи, она постоянно лгала всем, кого встречала, а те, кому она все же пыталась довериться не всегда оставались с ней, когда убеждались в том, что она не спятившая особа.
Женщина еще раз придирчиво оглядела себя в зеркале. Слишком загорелое лицо для британки. Американка? Она приложила ладонь к горлу, пытаясь вспомнить как звучит американский акцент. Слишком уж долго австралийский акцент следовал за ней по пятам. Романа пребывала в твердой уверенности, что когда она вернется в холл  - непременно получит нагоняй за свои слишком долгие сборы. Ага... и это еще в ее гардеробе не было корсета, который зашнуровать в одиночку было совершенно невозможно. Каково было ее удивление, когда выяснилось, что по лестнице, ведущей вниз она спустилась первой. В голове закрались сомнения не решил ли капитан отплатить ей той же монетой, но нет, спустя пару минут тот тоже объявился.
- Я предпочитаю ориентироваться по обстановке. За кого нас примет первый встречный - той легендой и воспользуемся. Как тебе такой вариант? - если честно, то ей хватало продуманных фальшивых биографий и в обычной жизни. Почему сейчас нельзя было немного сымпровизировать? Зрелище, если бы  их в этот момент кто-то заметил бы в лобби было довольно комичным. Особенно ее широкополая шляпа, все так же завязанная под подбородком лентами вроде той, что носила Вивьен Ли в "Унесенных ветром". Она старалась отстраниться как можно дальше, пытаясь спрятаться от назревающего амбре перегара. Ей то алкоголь даже в неумеренных дозах был не почем, а Джек... Каким бы странным ни был  он человеком - в его земном происхождении Романа не сомневалась.
Из раннего вечера они ухнули куда-то в ночь. Без вещей, в терпкий запах пряностей и прокисшей воды.
- Какой год? - поинтересовалась она первым делом, брезгливо поднимая край подола. Слишком грязно. Романа и забыла насколько в Вест-Индии было грязно в девятнадцатом веке.

+2

8

Это было правильно, придя в этот мире отдаться на волю случае. В этом не было ничего безрассудного. Индия, никогда не подчинялась логике европейского человека. А сейчас, она только начинала осознавать, что у людей бывает такой светлый цвет кожи. Принимать это, как волю богов, подсознательно видя в них своих господ.
Поэтому Джек, даже не сомневался что они найдут кров и слугу с проводником. Что им не будут задавать вопросов и поверять, каждому их слову.
Приехали только что? О да, сахиб. Не знаете где жить? Да подарит вам премудрая Прахвати, хорошего слугу. Как вас зовут сахиб? Джарвик? Да наполнит Вишну ваши года радостью. Да благословит богиня Сарасвати госпожу.
Все это было частью ритуала , с которого начинался день. Обычный день европейцев, которые отличались от своих соплеменников лишь тем, что не носили военную форму. Джек и сам не знал, зачем назвался именем которое давно уже забыл. Так же, как забыл когда-то о брате. Сейчас все было по другому, он не хотел ничего забывать. Поэтому выбрал имя и теперь, слуга который вскоре должен был помочь с экспедицией назвал Джека, сахиб Фейн. Так же, Джек выбрал род занятий, нарекая Роману своей женой, дабы обезопасить ее. Тем более на безымянном пальце Джека, было кольцо и никто больше не задавал никаких вопросов.
В этой стране у женщины не было права голоса. Мужчина был тем, кто имел полную власть и без защиты, просто было не возможно представить что могло случиться с женщиной без мужа. Хотя, за то, что Романа сама решит все проблемы, Джек не сомневался. Она, как он помнил практически справилась с ним, да и вообще обладал целой кучей не оспоримых качеств. Одним словом, они готовились к экспедиции, приобретали нужное снаряжения и изучали маршрут.
Для слуги, который помогал им все это время. Кто следил за их бытом и помогал во всех подготовке, Джарвик то есть Джек, был охотником. Одним тех, кто собирая коллекционирует шкуры и головы убитых животных. Истинный сахиб, который еще и хорошо платит и знает законы.
Когда Джек, окунулся в этот мир, он словно забыл о своем настоящем. Играя в какую-то, не совсем понятную игру, он снова проживал свою жизнь. Вернувшись в Индию, где все осталось на прежних местах, просто потому что это было прошлое, словно нашел себя. Нашел человека, который только начинал свой путь и еще не знал что, ждет его в будущем. Что бессмертие не дар, а проклятие. Что нельзя разделить на двоих, то что приносит столько боли.
-Думаю, что все уже готово. Нас будут сопровождать несколько охотников. К сожалению, мне пришлось согласиться на общество этих двух офицеров. С одной стороны, мы могли бы просто так рвануть в джунгли искать там ответы и приключения. Но почему, то мне хочется сначала побывать в шкуре истинного охотника, да еще в обществе прекрасной спутницы. В прошлый раз, я был тут слишком мало и все, что вынес отсюда это то, что джунгли очень опасны. Здесь я впервые встретил фейри, - очень вовремя Джек, вспомнил о розовых лепестах и детях. О том, как эти создания, которые не имели ничего общего с феями, хотя казались таковыми брали детей. Одна жертва или избранный, иначе на мир обрушатся смерчи и ураганы. И снова плата равная той, что заплатил Джек. Не об этом сейчас хотелось думать, а о том как раним утром завтра, они отправятся в путь. Первый день они проведут в пути, возможно даже убьют пару тигров. В этот время было совершено несколько нападений на деревни и в некотором роде, охотники были спасением для жителей. Хищник, раз отведавший вкус человеческой плоти, становился настоящим убийцей. Тем, кто не способен утолить свой голод.
- Будь осторожна,- предупреждение, которое было не лишним и оружие, которое Джек вручил Романе, надеясь что она сможет совладать с ним в случае чего.
- Нам нужно пройти первую часть пути с сопровождением, а потому мы исчезнем. Я пока не знаю, что ищу, но почему-то меня тянет именно в это место,- коснувшись пальцем линий начертанных на карте Джек провел невидимую линию.
- Там чаше всего видели, нечто непонятное. Говорили, что там танцуют боги. Вот только, почему там никто не молится? Там нет храмов. Эти карты не врут, слишком дорого они стоят,- Джек, продолжал говорить и при этом было не понятно, спрашивает ли он мнения Романы или говорит в слух. Он сам, не понимал до конца, их ждет, поэтому в этот день ушел в свою комнату раньше чем обычно.

Еще засветло, они направились в путь.

+3

9

Патриархат. Большая часть истории Земли пребывала в плену мужского самолюбия. Женщин почитали, им поклонялись, им посовещались победы в войнах. Однако, дальше этих пустых сотрясаний воздуха почему-то дело не доходило. Престолы и вассальные наделы наследовали сыновья, а убийство женщины практически никогда не вызывало у людей отклика. Она могла хоть трижды проклинать патриархат и чхать на правила, но не такая уж древняя реальность была такова - женщина, путешествующая одна  была простой мишенью. Куда проще было бы выдать себя за эктоморфного юношу у которого еще даже борода толком не растет. Но когда дело доходило до простых вещей Романа едва ни скрежетала зубами, потому что она скорее пустит кому-нибудь пулю в лоб, чем позволит себе опуститься до травести, пожалуй женский пол это то единственное, что ещё было в ней настоящего. 
Только поэтому она позволяла капитану вести, чуть сильнее чем следовало в их  ситуации сжимала пальцы на локте, изображая измученную женщину, задыхающуюся  в этой жаре, куда ее притащил муж, горящий идеей посмотреть мир. А ей бы сидеть дома и как положено леди вышивать платки и салфетки, а не тащиться куда-то вглубь непроходимых топей, только потому что не может отпустить мужчину рисковать своей головой в одиночку. Пусть и в сопровождении других охотников.
Это был дешёвый фарс. Она знала это с самого начала, но строгий этикет, принятый а обществе несомненно был им на руку. Не более одного взгляда на незнакомцев. Не более одного кивка и полная фригидность в отношении того, кто следует рядом. В таких условиях можно было пережить, что мужчина, которого она доселе видела лишь однажды называет ее супругой и снисходительно улыбается, когда ее очередной совет все вокруг игнорируют. Ничего, она потом будет смеяться, когда у кого-нибудь откроется кровавая диарея и говорить: "я же говорила", как бы неблагородным и нехорошим в критическом положении было делать подобные вещи.
- Фейри? - Романа постаралась не выглядеть удивленной, но бровь все равно поползла наверх. - Это что еще за гадость? Из наших... или из того что здесь было изначально? - Джек прекрасно знал, что за выученными на зубок манерами английской леди прячется совершенная чужестранка, ей не нужно было скрываться, но на случай посторонних ушей и глаз даже когда они оставались тет-а-тет, она не спешила поддергивать подол платья,(от которого уже начинали чесаться колени) и продолжала играть роль, лишь намеками давая понять о том, что на самом деле ее заботит. И это были не двое офицеров, один из которых даже в присутствии "мистера Джарвика" умудрился ей подмигнуть - вопиющая наглость мужчины, не привыкшего получать отказ. Жалко только вот тешить его самолюбие у нее в планы совершенно не входило.
- Жалко не взяла с собой нормальное... Эта пороховая гадость дает осечки чаще чем стреляет, - ответила она с легкой улыбкой, как можно более неуклюже насколько позволяли сохранившиеся навыки беря в руки тяжелый не особо точный карабин. Должно быть она выглядела смешно в глазах мужчин. Лучше не надо им сразу знать, что она им всем может отстрелить пуговицу от мундира со ста шагов и не повредить ткань.
- Значит идем в центр циклона, здесь слишком все скучно. - джунгли в Индии были такими же топкими, какими она их помнила и они все так же пахли гнилью больше, чем прохладой, где-то к полудню, то что начиналось как вполне отчетливая дорога-тропа превратилось в узкий след едва различимый даже для проводника. Ой не нравилось ей то, что они ушли так далеко от поселения.

+2


Вы здесь » Doctor Who: Night terror » Экскурсия по Террору » blood lines