Doctor Who: Night terror

Объявление

Обновление хронологии, запись в сюжетный квест, помощь форуму активностью и развлечениями, чистка эпизодов и многое другое.
Солнечный ветер неизменно прибивает к берегам обломки старых кораблей и заблудших душ, одни берега опасны настолько, что лучше погибнуть в шторм, чем оказаться на этой суше, другие же, наоборот, приветливы и дружелюбны, как наш. Так пусть судьба принесет тебя к нам, пусть волны холодной космической пыли не поглотят тебя в дальнем пути, пусть Космический Нептун окажется к тебе благосклонен, а Прокламация Теней не занесет в список преступников. Держись до последнего и не отпускай. Geronimo!
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
- Я есмь ужас, летящий на крыльях ночи и сеющий ужас по все вселенной, великий и непобедимый! Для пущего эффекта Рэймонд взмахнул полами плаща.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Doctor Who: Night terror » Экскурсия по Террору » Chill, it's only chaod


Chill, it's only chaod

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

» CHILL, IT'S ONLY CHAOD «

http://s1.uploads.ru/YJT0x.jpg


» В ГЛАВНЫХ РОЛЯХ «
Ален Ленартс, 12й Мастер

» ДЕКОРАЦИИ «
Земля. Одна из бухт близ Агосты (Ионическое море). 3 апреля 1677 года.

» А ДЕЛО БЫЛО ТАК «
Сражение у Агосты проиграно.  Алена относит к одной из бухт, где его подбирают рыбаки. Волей судьбы и расовой особенности, мужчину принимают за восставшего покойника. Ему бы болтаться на рее и быть сожжённым для надёжности, но тут происходит что-то.

Отредактировано Alen Lenaerts (2017-10-28 18:07:24)

0

2

Всё вокруг заполнено гарью и криками. Где-то что-то взрывается, что-то горит, перед глазами пролетает чья-то рука разбрызгивая кровь, а потом наступает темнота. Резкой боли Ал уже не чувствует, получив обломком бизань-мачты по голове и свалившись без сознания. Точно так же его не приводит в чувство гарь и сильная качка, аж пока, не иначе милостью провидения, он не вываливается в воду, через пролом в борту уходящей на дно «Ласточки», сильно кренящейся на одну сторону.
В холодной воде, зато, капитан быстро приходит себя, чувствуя ноющую боль в затылке и пытаясь поймать в фокус затянутую дымом и гулкими залпами картину. Удаётся ненадолго. Достаточно, чтоб ухватиться за обломок, но слишком мало, чтоб догребсти до союзного корабля, или, хотя бы, отличить его от вражеских. Потом всё снова становится тёмным, наполненным мерным покачиванием на волнах, приятно холодящих кожу и успокаивающую болезненные ощущения.

В том, чтоб приходить в сознание выкашливая солёную воду мало приятного. Даже если это означает что ты жив.
Алену не повезло вдвойне. Пока он перекатывался на живот, откашливаясь и судорожно пытаясь вдохнуть, ещё не осознав происходящее - вокруг стояла неестественная тишина. А когда поднял голову от палубных досок, осматриваясь - увидел ошарашенные, даже испуганные лица. Кто-то сбоку сипло выругался, перемежая ругательства с поминанием Пречистой Девы, ундин и морского дьявола, выражая всеобщее мнение, по поводу нахождения тут Призрака. Попытку Алена вернуться к жизни явно не оценили.
- Добрый день, господа. Где я? - Ал, справившись с рвотным рефлексом, принимает вертикально-сидячее положение. - Не будете ли вы столь любезны, доставить меня на берег? - Шутится  практически рефлекторно, просто чтоб занять неестественную для корабля тишину.
- Матерь божья, ожил! - Похоже это «нет». В голосе не слышно радости по поводу внезапного воскрешения человека в форме голландского военного.
- Не ожил. Восстал. Луна этой ночью была красная! - Первого из рыбаков оттесняет другой, судя по всему шкипер, не  похожий на испуганного, но решительного настроенного избавиться от выловленной нечести. - Посмотрите на кожу: живые так не выглядят. Его нужно упокоить.
Капитана шхуны поддерживают одобрительным гулом, извлекая оружие, на случай, если Ал решит рыпнуться и утащить кого-то с собой в морские глубины. Тот, в свою очередь, страдальчески вздыхает и закатывает глаза.
Звучит как глупая шутка, пока двое крепко сбитых дядек не подхватывают не выделяющегося особой комплекцией Ленартца за руки, рывком ставя но ноги, от чего тут же кружится голова, и приходится не топать своими ногами, а висеть на тащащих его к передней части судна моряках.
В таких ситуациях принято пугаться и осознавать последние минуты своего существования. Для особо идейных - вскидывать голову, с гордостью и достоинством встречая свою смерть. Или, в крайнем случае, пытаться доказать суеверным людям свою принадлежность к миру живых, что в случае Ала было бы очень сложно.  Но когда ты только что валялся в отключке, а воспоминания возвращают картины, в которых твой кораблю, люди и союзники за бортом идут на корм рыбам, становится как-то не до страха. Скорее до весёлости, которую человеческие психологи 21го века назвали бы истерической.

- Похоже, эта наша последняя встреча, красавица. - Ален негромко смеётся, бормоча только ему понятную шутку. Он давно готов к смерти, и, хотя, конец его жизни на Земле будет такой же мистический как и начало, почти наверняка становясь новой байкой, умирать вот так вот, болтаясь на рее было досадно. - Эй! А восставшим полагется последнее желание? Прекрасной дамы тут, конечно же, нет, но у вас найдётся что-то выпить. Иначе, моя беспокойная душа снова выйдет из воды. В этот раз за вами. - Новый порыв смеха подавляется а голос приглушается, благодаря осиплости становясь очень даже загробным. Глупо конечно, но усугублять ситуацию дальше просто некуда, а уходить, не оставив за собой последнее слово, молчаливой тенью самого себя, было бы просто неприлично.

Отредактировано Alen Lenaerts (2017-10-16 19:32:59)

+2

3

А, тем временем, на глубине в несколько тысяч лье и примерно в паре десятков лиг от местонахождения злосчастного недоутопленника Алена неспешно продвигалась сквозь тёмную воду чёрная подводная лодка. На её боках мерцали ярко-красные осветительные приборы в форме сфер диаметром около метра каждая. Один и тот же звук, некий повторяющийся на слишком высокой для человеческого слуха частоте сигнал, функционирующий одновременно и как манок, и как колыбельная, разносился во все стороны от мрачной махины. Он был предназначен для того, чтобы удерживать в состоянии полусна существо, подобных которому не было на планете Земля. Ну, ладно, разве что в юрский период... Гладкая серебристая чешуя, широкая пасть, наполненная тремя рядами зубов, три подслеповатых глаза... Левиафан был ещё детёнышем, но со взрослым Мастер, признаться честно, не совладал бы. Даже и с этой мелкой особью его ТАРДИС, несмотря на то, что он придал ей довольно внушительное внешнее обличье, казалась игрушечной.

"ТАРДИС тряхнуло. Раз, раз, ещё раз. Не на шутку разбушевавшаяся рыбина - впрочем, левиафаны являлись млекопитающими, но льстить уму бешеной твари Мастер не хотел, - пыталась попасть по машине времени мощным хвостом, чередуя это с порывами схватить в пасть и проглотить, не жуя. Мелкая сошка, конечно, даже не на один укус, а на один глоток, причём самка осилила бы сожрать целую пачку таких же за раз, едва заметив добычу - но Мастер раздражал её, как человека может выводить из себя клещ, клоп, таракан или блоха - тоже ведь крохотные, ногтем раздавить или газетой прихлопнуть, а ты поди ещё поймай... На консоли мигали дюжины две аварийных лампочек, показывая, какие системы вышли из строя или работают на пределе. Один раз ТАРДИС подбросило настолько, что он потерял равновесие, неудачно упал и до крови расшиб себе лоб о край пульта управления. Само собой, настроение Мастера этот инцидент не поднял. Крепко выругавшись, и, тем самым, немного отведя душу, Мастер изогнул губы в кривой и мстительной усмешке, подавая электрический разряд одним нажатием на кнопку. Да уж, межгалактическая служба защиты редких видов, если бы такая имелась в действительности - а, впрочем, это отнюдь не исключалось, не знал же он точно за целую Вселенную, - четвертовала бы его за это поведение... Отовсюду послышались заунывные стенания других левиафанов, Мастер наполнил для них болью воду на много миль во всех направлениях от ТАРДИС, всё продолжавшей посылать новые и новые импульсы. Разъярённая мамаша, получившая по морде практически в упор, тоже шарахнулась прочь - и Мастер этим воспользовался, чтобы завершить начатое."

Малышу новая среда обитания пришлась не по вкусу, и, не удерживай его Мастер в некоем подобии транса, подавляя все естественные рефлексы и желания, оно бы непременно принялось что-нибудь крушить. Учитывая, что в округе поначалу ничего, кроме ТАРДИС-субмарины, повинной в том, что его вырвали из родного мира и временного периода, не наблюдалось, итог наверняка оказался бы для Повелителя Времени плачевным. Но ведь Мастер притащил монстра сюда, рискуя жизнью, вовсе не для того, чтобы сразу же бесславно пасть его первой жертвой! Слишком грандиозные у него экспериментальные планы. Кстати, пора бы кое-что проверить, будет, мягко выражаясь, неловко, если техника подведёт в наиболее ответственный и напряжённый момент.
- Давай, пробуждайся, - пробормотал Мастер, меняя сигнал, ведь животное не понимало голосовых команд.
Океанский полузмей-полукит неторопливо пошёл вверх, нацеленный на свежую и вкусную пищу, ещё не подозревающую, какая участь их ждёт. Мастер не испытывал к ним ни грана негатива, он лишь записал их в сопутствующий и необходимый ущерб. К сожалению, ничего великого нельзя добиться, если трястись над тем, сколько нужно положить на алтарь своей цели. Впрочем, Мастер не являлся сторонником трусливой и ханжеской сентенции, что цель-де оправдывает средства - он вообще не нуждался в таких глупостях, как очищение собственной репутации. Негодяй? Ну и отлично, зато руки развязаны, и незачем себя ограничивать. Жаль, что Доктору этого не понять, тот чересчур много печётся о тех, кто прилип к нему и не даёт ни развиваться, ни гулять, как заблагорассудится. Ну, ничего, однажды этот дурак прозреет и осознает, что потратил лучшие века и регенерации впустую. Люди всё равно не запомнят его, не поблагодарят, а признательность той жалкой кучки, в чьей компании Доктор развлекается по приговору галлифрейских зануд, ничего не стоит. Век человеческий короток, они умрут быстрее, чем Доктор успеет опомниться. И таких тот предпочитает ему! Разве не обидно?
Левиафан, невольно исполняя роль неотвратимого карающего рока, всплыл невдалеке от смешного и жалкого в сравнении с его великолепными габаритами сборища неудачников, поднимая волны и загудев на все окрестности низким трубным рёвом, идущим из самых недр его мощной утробы. Мастер, признаться, и сам бы струхнул, если бы не контролировал чудище и узрел бы его внезапно. Всё-таки читать о легендарных зверях в безопасных и тихих библиотеках - одно, а лицезреть воочию, во всей первозданной красе - абсолютно иное. Левиафан, если абстрагироваться от ужаса, вселяемого в зрителей его присутствием, был восхитителен. Художников мог бы вдохновить, кого-то вроде Пабло Пикассо или Сальвадора Дали. А ещё писателей - Герберта Уэллса или Говарда Лавкрафта, например. Интересно, а Ёрмунганда не с одной из подобных образин сочинили? Вот ведь... Из-за Доктора Мастер запомнил имена целой прорвы этих отсталых обезьян.

+2

4

На судьбу уповать всегда глупо. На первый раз ты становишься талисманом, на второй пророчишь беду своим спасителям. И в обоих случаях, никак не участвуешь в их решении, не влияя даже на свою жизнь, определённую случаем, настроением и суевериями, которыми руководствуются моряки.
Особенно, когда сам становишься суеверным и проникаешься традициями места, в котором оказался, напитываешься ими не хуже, чем дерево впитывает воду, сам веришь в своё сверхъестественное происхождение. Или в удачу, гуляющую под руку с чёрноглазой девушкой в чёрном балахоне.

Зато флягу ему вручают. То ли признав право на последнее желание, то ли поверив угрозе, то ли потому, что моряки по сути - люди широкой души, и пары глотков горячительного для покойника им не жалко. Ален пьёт крепкий жгучий напиток, пока одну его руку и плечевой сустав удерживает в железной хватке бравый дядька, перебрасывает флягу обратно, даже не забыв поблагодарить рыбака, улыбаясь ему синюшными губами, от чего тот осеняет себя крестом.
Выглядит он должно быть вполне эффектно. Цветом – почти утопленник, на ногах стоит не твёрдо, постоянно кривится, пытаясь подавить рвотные спазмы и совладать с кружащейся головой.

Ал хочет сказать ещё что-то, но задержав взгляд на верёвке, перекидываемой через нок-рею передумывает, сохранив только получмечтательную улыбку и слизнув с губ горьковатое послевкусие. Слов не находится. Просить он не станет, бежать некуда, а день чудо как хорош. Почти полный штиль за бортом, солнце, подходящее к своему зениту, до самого горизонта высеребривая тёмную гладь воды. Осталось попросить салют в свою честь, только рыбаки не имеют обыкновения держать пушки на корабле, но хотя бы мушкет у одного из них найтись должен, а Ал, может, всю свою жизнь мечтал о красивой смерти. Не в бою, так под торжественные выстрелы и с почётным караулом. И неплохо бы не потерять сознание от нахождения в вертикальном положении до того, как его вздёрнут.
- Придётся довольствоваться чем есть. - Ленартс снова бормочет. Вскидывает голову, когда на шею накидывается петля, недовольно морщась, наконец почувствовал, что сердце отбивает бешеный ритм, напоследок работая со всей отдачей. Может и стоило продолжить диалог, отсрочив неизбежное, вот только общаться с рыбаками не хотелось, как и продолжать спектакль. Зато, можно было себя взбодрить мыслями о неизвестности, если бы не сослагательное наклонение.

Бы. В этот раз что-то снова шло не так, от чего про Ала забыли.
Вода заволновалась слишком резко и беспричинно. Слишком сильно для штиля. Словно что-то собиралось вынырнуть из глубин Ионического моря. Хорошо бы кит.

- Матерь Божья. - Не кит. Выдохнувший реплику пятится назад, как будто это хоть чем-то ему поможет. Капитан начинает сипло материться, на пару с солидарным с ним помощником. И Ленартс вполне был согласен с почтенными господами.
То, что вынырнуло из-под воды не было китом, акулой, или любой другой тварью, которая водилась в здешних водах. Оно больше походило на того самого Морского Дьявола, неоднократно упомянутого на судне, и явно не приплыло с добрыми намерениями.
- Это он принёс нам беду! Оно пришло за ним. - Кто-то вскрикнул, попытавшись пихнуть Призрака в плечо. Пришлось уворачиваться, шарахаясь в сторону: благо, удерживающий его матрос был занят чудищем из воды, а не удерживанием пленника.
- Ого. - Ал присвистнул, когда оно высунулось из воды ещё больше. - Уж лучше бы Черноглазая.
Откровенно говоря, быть сожранным хотелось меньше, чем повешенным. Просто потому, что задохнёшься в петле быстро, а захлёбываться в воде или оказаться среди паникующего мужичья было дольше. И ещё меньше хотелось узнать, что же чувствует человек, когда его пережевывают.
Нужно было на сушу, и быстро.
- Немедленно спускайтесь в шлюпки! - Включился военный с хорошо поставленным голосом. Кто-то даже отреагировал. А вот капитан шхуны протрезвел от чёткого голоса и явно обиделся, что его командой пытаются распоряжаться.
- Нет уж. Мы лучше вернём ему тебя, еретик.

Вот так из нечисти Ала понизили в статусе, но идею явно оценили, развернувшись к нему с недвусмысленными намерениями. А под рукой, как на зло, нет ни шпаги, ни даже кинжала, не говоря о том, что резать рыбаков дело неблагодарное. Пришлось спешно капитулировать, ласточкой выпрыгивая за борт, пока не помогли добрые люди, и отгребать подальше от корабля, пытаясь справиться с не вовремя возобновившейся тошнотой и головной болью - неизменными спутницами сотрясения мозга. Тут уже становится не до восхищения морскими тварями из потусторонних миров, и не до красивых финалочек. Для начала - неплохо бы не захлебнуться и не пойти на дно раньше, чем его попытается сожрать неведомая тварь, даже если корабль её заинтересует больше одного мелкого ( в сравнении с левиафаном), риланина болтающегося в воде.
Будь Ал на суше и в более спокойной обстановке, дающей время на раздумье - наверняка бы удивился, может, даже, провёл бы параллель со своим собственным внезапным появлением в Ла-Манше, пусть и не таким эффектным как пришествие этого, а может, напротив, вспомнил парочку новых суеверий и уверовал в высшие силы, увидев наглядное подтверждение оным в лице громадины. Вот только был он не на суше, а в воде, и куда более насущной проблемой стало собственное выживание.

Отредактировано Alen Lenaerts (2017-10-17 13:17:36)

+2

5

Мастер пытался так сместить точку фокусировки изображения на экране, чтобы ему было видно всё происходящее, но не преуспевал в этом. Да и не мог. Объекты наблюдения то попадали не целиком, то перекрывали друг друга, то оказывались чересчур смазанными, двигаясь быстрее, чем камера успевала за ними. Монитор сканера внешней обстановки не обеспечивал достаточно широкого обзора, а упустить что-либо важное было бы не только досадно, а ещё и нерациональной тратой ресурса. Конечно, людишек полным-полно всюду, повторяй опыт - не хочу, но привлекать заранее чересчур много внимания, рискуя выдать себя и напрочь испортить сюрприз для тех, кому тот предназначался, начиная от Доктора и заканчивая бригадиром Летбридж-Стюартом, вместе со всей возомнившей о себе лишнего структурой ЮНИТ. Мастер бы скормил разнообразным плотоядным пришельцам всю эту бесполезную расу, от мала до велика, но лишняя суета и шум не вязались с его обычным стилем. Всё рассчитать, продумать, составить план и расставить фигуры на игровой доске с наиболее дерзкой и безумной ставкой из всех возможных... А потом - обязательно перечислить Доктору небрежным тоном в красочных подробностях все разрушения, которых он не сумел предотвратить, организованные из-за него и ради него. О, выражение лица этого мягкотелого и наивного глупца, бросающегося на Мастера не только со словесными аргументами, но, бывало, и с прямым рукоприкладством!.. Стоит целого потопленного флота, а не одной беспомощной скорлупки, по недоразумению зовущейся кораблём. Такое чистоплюйство хуже слепоты, было бы неплохо заставить Доктора самого замараться в чужой крови. Поставить его в условия, когда он сам, добровольно, с искренним удовольствием пожелает кого-то истязать и калечить, изменяя собственным высокоморальным стандартам... Постоянно пытаться всех помирить, решить дело "советом да любовью", это ли не образец скуки? Таймлорд ведёт себя как сердобольная нянечка, возящаяся с чужими ей детишками, только, в отличие от няни, Доктор ничего ровным счётом за это не получал. Из кожи вон лез, портил нервы и здоровье, получал пинки, пощёчины и затрещины от всех, кому не лень, и никак, ну, никак не набирался ума! Убив их, Мастер лишь избавит его от обузы, от этого многопудового жернова на шее, тянущего вниз, заставляющего деградировать до уровня аборигенов этой глупой голубой планетки... А пока Мастер предпринял то единственное, что считал оптимальным выходом из сложившегося положения - поднял выдающую себя за субмарину ТАРДИС в воздух. Она сделала это гораздо быстрее, чем положено настолько громоздкому и массивному предмету. Да уж, пожалуй, летящая подводная лодка выглядела поразительнее телефонной будки! Мастер распахнул двери и высунулся наружу. Пахло свежестью и солью, и хлестнувший в лицо ветер подхватил смех таймлорда.  Внизу резвящийся детёныш левиафана забавлялся с новой игрушкой. Подтолкнул её мордой, чья форма напоминала вечную пародию на огромный уродливый рот, растянутый в торжествующей и беспечной ухмылке. Разинул пасть и вцепился точно так же, как разыгравшиеся щенки впиваются в резиновый мяч или цветную тряпку. Бедное судёнышко только и хрустнуло, раскалываясь.
- Приятного аппетита, - от всей души пожелал своему дикому и свирепому подопечному Мастер.
Он стоял между створками, на самом краю, небрежно придерживаясь, дабы не упасть во взбудораженную проказами молодого и здорового гиганта из другого мира воду. Это был бы весьма удручающий и жалкий конец... Выход из ТАРДИС снаружи выглядел как типичный люк, и, наверно, откровенного сюрреализма парящему безо всякой опоры, словно оно пушинка, плавательному средству добавлял хохочущий мужчина, созерцающий чью-то гибель так, как любуются на шедевр признанного скульптора или художника, разве что не хватало какой-нибудь лёгкой закуски, вроде жареной картошки, которую, кажется, в одной из земных эпох называли чипсами... Ну, чего нет - того нет, зато вместо них Мастер безмятежно и неспешно закурил сигару. И тут... Тут он обнаружил, что имеет компанию. Один из говорящих приматов прямо сию минуту валялся непосредственно на гладкой и якобы металлической наружной обшивке подвергнутой маскировке ТАРДИС. Вероятно, его требовалось передать санитарам из приюта для умалишённых, поскольку пережить подобное и не рехнуться удалось бы лишь уже и без того давно и напрочь поехавшему всей крышей... Однако, везение человека впечатлило даже Мастера. Подвернуться столь удачно на пути у ТАРДИС было вероятностью, ускользающей среди миллиарда куда как менее радужных. Раз уж шельмецу так подфартило - стоит присмотреться к незваному мозгопудингу на двух тощих ножках, прежде, чем выкинуть его прочь. Судьба редко шутит понапрасну, пусть и далеко не всякому дано постичь её циничное чувство юмора.
- Эй, ты! Да, ты! - высокомерно бросил ему Мастер, одаряя своим типичным тяжёлым взглядом. - Ты ещё жив? Шевелиться можешь? Если да - забирайся, - он сделал приглашающий жест, даже попробовав изобразить гостеприимство.
Конечно, даром не пропала и выправившаяся, да не только выправившаяся, а, вдобавок, и подскочившая выше стратосферы скала хорошего расположения духа Мастера, вдохновлённого поставленным им жестоким спектаклем. И то, что каждому хотя бы изредка, да нужен собеседник и слушатель. И, наконец, почему бы и нет, если никогда не поздно уложить надоевшего компаньона на алтарь науки. Полезно всегда иметь рядом запасной комплект сырья. Сострадание? Даже и не рассчитывайте, эта пакость не просочится внутрь стен машины времени Мастера. Он не испытывает докторовой примитивной потребности заботиться о плохо воспитанных и отвратительно отсталых дикарях, недавно покинувших пещеры и прекративших поклоняться огню как божеству. Зато скрестить представителей второсортных рас между собой всегда увлекательно, например. Человек и... Скажем, сонтаранец. Несовместимый генетический код? Тем более, интересно! Будь задача проста, понятна и очевидно осуществима, за неё не было бы смысла браться. Для чего нужно? Ну, во-первых, это полезная практика полученных в Академии и развитых впоследствии навыков. Всегда есть резон искать неординарные методы работы. Во-вторых, Доктор точно скорчит преуморительную рожу, если продемонстрировать ему такого мутанта. Да и скажет нечто занимательное, как пить дать. Поболтать длинным, подвешенным как у блестящего философа или политика, языком по любому поводу этот идиот обожает - и, следовательно, надо обеспечить его темой, которой хватит надолго.

+2

6

Вода разволновалась не на шутку. То, что вылезло из глубин принялось потрошить шхуну вместе с её обитателями, не обращая внимание на Призрака, болтающегося неподалёку. А тот, в свою очередь, наблюдал за картиной достойной любой из легенд со смесью восхищения и трепета, вспомнив пару приключенческих картин о морях из глубокого детства. С тех пор вся его жизнь сплошная приключенческая история в лучших традициях книжек этих же землян, и до сих пор она очень даже Алена устраивала.
Но, никакие ужасные в своём величии картины (особенно издалека, когда вопли людей глушатся шумом воды и издаваемыми чудищем звуками), не стоят того, чтоб бездарно утопиться, пока на них глазеешь. А Ал явно засмотрелся, и не заметил, как его накрыло волной.
Солёная вода попала в носоглотку, заставляя судорожно вдыхать. Самоубийственно. Было бы, если бы что-то снизу не вынесло мужчину из воды, зависнув над морем.
Откашливаясь Ален на время забыл про шхуну и не обратил внимание, что находится на металлической поверхности в небе, первую минуту просто вспоминая как дышать. Головокружение от взлёта только усилилось, пытаясь утянуть в темноту, пока в неё не врывается чей-то голос.

Повернув голову на звук, Ленартс пытается отдать честь кому-то, кто бы там не сидел, мол «да, жив», пока дыхание не выровнялось.
Вышло, может, не очень вежливо, но исправиться Ал не успевает, наконец-то осознав всю абсурдность ситуации и удивившись.  Что-то летательное не было с Земли. Тут ещё не умеют делать ни космических кораблей, ни подводных, ни вообще любых, которые бы работали на двигателях, а дядька сидящий в люке походил на кого угодно, но не на местного жителя, хоть и выглядел как человек.
Если бы Призрак был знаком с произведением «Пиноккио» - принял бы своего невольного (или вольного?), спасителя за продвинутого Карабаса-Барабаса.

- Надеюсь, вы не от матушки. Иначе я лучше сразу этому на корм. - Просипел Ал, тут же засмеявшись с собственной шутки (с этой удивительно занудной женщины сталось бы разыскать его спустя пятнадцать лет и в Аду, отчитав за молчание и «обрадовав» уже найденным ею местом дальнейшей службы и невестой, специально, чтоб Ал мог исполнить сыновний долг). Удивляться дольше смысла не было. Досадовать, или радоваться, или пугаться, но не удивляться. Кем бы незнакомец ни был - он явно прибыл откуда-то не с Земли. Только, в отличии от Алена - хотел оказаться там, где находился, передвигаясь намеренно.

Воспользовавшись приглашением забраться внутрь «дирижабля», Ленартс бегло осмотрел что мог, а потом уставился на воду, где зверушка доламывала шхуну.
- Наверное, вы исследователь. Не знал только, что в здешних морях обитает... Такое. Прошу прощения за вторжение, разрешите представиться - Ален. – «И если дела плохи, сказал опоссум - прикинься мёртвым», или, в случае Ала, уже забившего понимать, что происходит, - будь вежлив, делай вид, что всё идёт по плану. - Думаю, не ошибусь, если предположу, что вы сюда явились из космоса? Не думал, что ещё когда-то встречу кого-то кроме землян. Вы же не человек? - Мало ли, что похож. Ал, вот, тоже похож. Хотя, даже на его планете были колонии людей, отлично прилетевшие на кораблях, но тут явно другие временные рамки, если только этого не засосало в такую же дыру.

Мужчина болтает, не отрывая взгляд от моря, решив, что на своего спасителя ещё насмотрится, и это ещё вопрос, что на самом деле было хуже, и как судьба выпендрится дальше. Пока болтает - воскрешает в памяти всё былое и пытается определиться, нравится ли ему новая встреча с частичкой цивилизации, или всё-таки нет.
Два раза сегодня он уже чуть не погиб. Оба раза вполне глупо. По всем законам жанра, его земная жизнь подошла к концу, как когда-то риланская, и теперь начнётся что-то ещё. Обратно на флот дороги всё равно больше нет: «Ласточка» потоплена, команда тоже, эскадра наверняка разбита - вполне тянет на третье знамение, а пренебрегать знамениями - дурная примета.
На сегодня, пожалуй, хватит намёков судьбы, да и дядька, если бы хотел его прикончить, просто сбросил бы обратно, а не приглашал на борт.
- Эти люди войдут в местные придания. Знаете, моряки такие суеверные. - Вместо сожаления и ужаса на лице мужчины ухмылка. Рыбаки напоролись на то, во что хотели втравить его, попытались повесить, а он взял и выжил - грех не порадоваться. - Надеюсь, в ваши планы не входит меня прикончить прямо сейчас. Сегодня это уже не будет оригинально.

Отредактировано Alen Lenaerts (2017-10-17 15:48:15)

+2

7

За что представившегося Аленом зверька точно следовало бы убить - так за потоки неинформативного бреда, исторгавшиеся из его речевого аппарата. С другой стороны - не тому, кто был столько лет знаком с Доктором, возмущаться. Мастер привык смиряться с мелкими человеческими, да и не только - вообще чьими угодно недостатками и грешками, и всё ещё был достаточно благодушен для того, чтобы не начать критиковать это чучело, покинувшее порученный ему огород. Небось, и чучелу мечтается чужие владения обозреть и себя показать. Только одно слегка возмутило.
- Ну, естественно, я не человек, юноша, - возможно, Ален и покинул благополучно тот возраст, когда подобное обращение не вызывает подозрений в сарказме, но для Мастера ощутимой разницы не было. С его точки зрения, люди умирали от биологической старости, психологически не выходя из младенчества. - Я таймлорд. Это устройство - ТАРДИС, машина для путешествий во времени и пространстве. Меня зовут Мастер.
На долю секунды, впрочем, он задумался, не представиться ли одним из множества имён, принятых среди людей, или, по крайней мере, не вызывающих альтернативных ассоциаций, но решил исключения ради не ухищряться. Мастер с лёгкостью мог представить, как этот парень будет спекулировать данными о нём, продавая их ЮНИТ или одной из аналогичных военных структур, специализирующихся на ловле и истреблении инопланетян... Но Ален в его власти, а, если можешь испепелить слишком храброго зайца - не так уж важно, какими знаниями тот располагает.
Мастер даже не стал повторять свою любимую фразу про подчинение. Нет, вовсе не потому что сжалился над и без того намучившейся за весь этот насыщенный и богатый впечатлениями день особью. Он банально пока не изобрёл, чем тот может быть полезен, что конкретно приказать.
- Это левиафан. Крайне редкий для этой части Галактики элемент фауны. Я привёз его, чтобы... - и вот на этом-то моменте Мастер и принялся воодушевлённо врать. - ...возродить их популяцию. Планета Земля в этом веке пока ещё не успела изобрести оружие, которое могло бы нанести ему вред. Во Вселенной полно охотников за уникальными трофеями, и, какой бы огромной она ни казалась, вовсе не так уж легко отыскать уголок, где бедный зверь может позволить себе расслабиться и спокойно расти. Насколько я помню, ингредиенты из внутренностей левиафанов для чего-то там служат в медицине... Вернее, служили, пока их не стало слишком мало. В межрасовой конвенции есть пункт, предписывающий их беречь, но разве её хоть кто-нибудь читает?.. - и он сердито махнул рукой, имитируя смесь гнева и отчаяния.
Мастер вещал так, что даже самый знаменитый и популярный древнегреческий ритор, взобравшийся на трибуну перед всем городом, удавился бы от зависти. Даже Доктор, отлично его зная, долго бы искал, где подвох. И то лишь потому, что для Доктора аксиома: если Мастер распинается о своём радении за гармонию между народами, или о том, что хочет кого-то спасти или защитить, или о том, что он-де раскаялся и ступил на путь исправления - значит, Мастер врёт и не краснеет. Другого варианта отнюдь не дано. Не бывает, даже если поведение Мастера до некоторых пор оправдывает его ложь.
- Вот, понимаешь, просвещённые, высокоорганизованные расы, обладающие многопланетными системами... Могли бы сочувственно отнестись к проблемам вымирающих существ. Это же их прямая обязанность, они всё равно ничем круглыми сутками не занимаются, только надуваются от спеси, как короли. Так нет же, чтобы поселить там хотя бы таксу из другого мира, надо заполнить столько документов, что и сотни лет не хватит, - Мастер, вспомнив, как ругался и спорил с некоторыми тугодумами насчёт своих планов, воспроизвёл те эмоции, так что негодование удалось ему вполне правдоподобно. Актёрствовать он умел виртуозно. - Не приняли! Я уже почти отчаялся, когда наткнулся на этот голубой шарик. Обитающий здесь вид не производит впечатление ценного. И подписывать ничего не требуют. Кто-то услышал мои молитвы, не иначе.
Молящийся, верующий Мастер - это просто картина маслом, при одном взгляде на которую весь Галлифрей животики бы надорвал. Хотя, некоторые бы наверняка подавились, а других прохватила бы истеричная икота. Зато отличный способ проверить, как этот Ален реагирует на околорелигиозные, пусть даже и шуточные, реплики. Какая разница, если тот всё равно мясо, потенциальное угощение для плотоядных созданий, не гнушающихся незнакомой и подозрительной пищи? Ну, судя по тому, как недоутопленник ухватил суть - он отнюдь не глуп, не склонен жаловаться и ныть, а, следовательно, уделить ему немного внимания может вовсе не оказаться напрасной тратой времени.

Отредактировано 12th Master (2017-10-18 00:52:24)

+1

8

Кивнув, мол «к сведению принято, приятно познакомиться», мужчина даже заткнулся.  В нём снова просыпался азарт и желание поиграть в жизнь. Петли больше нет, зато есть дирижабль, названный машиной времени, чудовище, достойное самого красочного из суеверий и не человек, словно бы сошедший со страниц фантастических книжек.
Названный таймлордом держит себя спокойно, даже высокомерно, с печатью собственного превосходства на лице (типично для многих учёных), может, даже, не без основательно. Будь Ален моложе - его могло бы задеть, но вот прямо сейчас и в свете произошедших событий было как-то плевать, кто там себя кем считает. Не занудствует, как большинство знакомых Ленартсу «людей науки», не пытается сходу угрожать всеми смертными карами, нести какую угодно завоёвническую чушь, от которой зевать хотелось - и на том спасибо.

Говорил Мастер красиво и вдохновенно.
Сразу видно человека, увлечённого своим делом и не видящего особой разницы между жизнью разных существ. Только одних много, а других нет. Одни вымирают, а другие плодятся с огромной скоростью и не могут защититься. Люди делают тоже самое, разводя скот. Только этот, если ему верить, мог видеть гораздо больше и дольше, чтоб грани между хорошо и плохо размылись став малозначимыми.
И, наверное, самого Мастера прямо сейчас можно было сравнить с морем. Такой же беспристрастный, делающий то, что считает нужным без лишней жалости к болтающимся на воде, вообразившим себя хозяевами морского простора  людям. Риланин даже ненадолго проникся. Хотя потрошение кораблика было притягивающим и интересным и без всяких высоких мотивов. Ничуть не хуже шторма, сминающего корабельную скорлупку, только со штормом справиться можно, а против этого шансы были разве что у эскадры.
К слову о эскадре. На лице капитана появляется неприятная улыбка человека, задумавшего гадость. Грех не воспользоваться оказией, и не сказать «спасибо» приютившей державе. Хотя бы попытаться, если уж как капитан ты вряд ли будешь полезен снова.
Наверное, правильней было сообщить Мастеру, что обитающие на Земле люди разумны, и что использовать из как корм -  совершать массовое убийство. Вот только Алу, не ставящему ценностью даже собственную жизнь, предпочитая веселье и встряску безопасности, было как-то без разницы. У него нет тёплых чувств к людям, нет тут родни, а те, кого он мог назвать друзьями пошли на дно вместе с кораблём. Океан бескрайний и глубокий: в нём найдётся место для тысяч разных существ, и при всём желании они всё равно не смогут истребить человечество. Зато окутают выходы под парусами свежей романтикой, притягивающей моряков не хуже хорошей драки, выпивки и солнца на горизонте.
- Не могу не проникнуться сочувствием к вымирающим Левиафанам. И, даже предложу скромную помощь, в благодарность за спасение.  - Ал подавляет ухмылку, смаргивая озорные искорки из глаз. Состраивает выражение озабоченности на лице. - Милях в двадцати отсюда, вооон за теми островами, прямо в открытом море, плавает целая эскадра. У берегов этот... малыш может пострадать, пораниться о камни, тем более, тут отмель, зато там никто не помешает ему резвиться.
Подводное чудище против французской морской артиллерии. Ален ставит на чудище, лучше многих представляя насколько незначительны корабельные пушки, и как мало урона они приносят на самом деле. Тут не суша, толпой на зверька не навалиться, а даже лучшие из канониров просто не успеют пристреляться к такому быстрому, пусть и огромному существу. Не раньше, чем тут изобретут зенитную установку.
Лягушек не жалко. Не жалко и помогающих им испанцев. Ален - офицер, находящийся на войне, а на войне нет места жалости. И пока он на Земле - он остаётся офицером и капитаном, а уже только потом человеком. Нет ненависти или неприязни. Есть долг и предвкушение боя. Пусть даже, в этом бою участия ты не примешь, оставаясь наблюдателем вместе с странным Карабасом-биологом.
О, какие легенды породить атака монстром целого флота. Даже если самого монстра никто не увидит, а очевидцы отправятся на тот свет - затонувшая без видимых на то причин эскадра не сможет остаться незамеченной. А Ален, в свою очередь, поможет Голландии в войне и помянет команду «Ласточки», сквитавшись за своих людей самым быстрым из возможных способов, пусть он и не будет честным.

Подавив накатившую горечь, перемежёванную злым азартом, Ал снова встряхивается, с прищуром смотря только на Левиафана, в котором увидел гораздо больше, чем редкий вид и месть - саму смерть и подводное чудовище, вдохновляющее на действие и вызывающее трепет. Возвращает лицу безмятежное выражение лица, какое было на шхуне. Очень чётко осознаёт - служба Нидерландскому Королевству подходит к концу, даже если за ней последует смерть, или его просто выкинут где-то на берегу, и придётся искать себе новую стезю.

Отредактировано Alen Lenaerts (2017-10-18 14:32:48)

+1

9

А этот парень недурен, и даже весьма, далеко не каждому удавалось возбудить любопытство Мастера. Нельзя сказать, чтобы оно было особенно выдающимся, но и это уже кое-что. Обычно они вызывали безразличие пополам с некоторой брезгливостью, или, в лучшем случае, снисходительное терпение. Мастер мог допустить некоторых из них до себя, но не привязывался к ним, не разрешал себе симпатизировать тем, кто легко погибал и так же легко предавал. Такое отношение к себе подобным не могло не вызвать долю восхищения у галлифрейского ренегата, известного среди представителей своего народа нарушением любых законов и ограничений, какие ему не понравятся, и полным отсутствием уважения к жизни соплеменников. Даже те, кто терпел его, и кого из них терпел он сам, мало отличались от общей массы, и явно не настолько, чтобы для них Мастер сделал какие-либо исключения. Кроме Доктора, конечно. Пока Мастер мог видеть его, предлагать ему испытания со ставкой размером в жизнь, как у тех игроков, кто считает ниже своего достоинства мелочиться и опускаться до страха перед неудачами, подсчитывая гроши и рано вставая из-за карточного стола, потерпев урон в самом начале... Пока всё это Мастеру доступно - жалеть не о чем. Все рано или поздно умрут, вопрос лишь в том, как именно это произойдёт. Можно продуть партию в пух и прах, разориться до основания, пустив по ветру собственное будущее, все надежды и перспективы, и, в итоге, выстрелить себе в висок или осушить чашу с ядом, но всё это гораздо лучше, чем медленно загнить в тишине и покое, чуть ли не в своей постели... Похоже, что этот Ален вполне разделял его подход. Человек же не просил пощады, не умолял о спасении, его просто повезло, и страха перед гибелью в нём не ощущалось, даже когда он упоминал о том, не собирается ли Мастер тоже заняться его убийством. Скорее, там присутствовала лишь бесшабашная усталость висельника, которого двадцатый раз за одно утро подводят к эшафоту, а казнить никак не могут. Мол, это уже так нелепо, что похоже на дурной, низкопробный, да, вдобавок, ещё и устаревший анекдот.
- Я принимаю ваше предложение, юноша... Но сначала нам предстоит транспортировать сюда всю остальную популяцию. Я не могу просто бросить их там, - проникновенно заявил Мастер, старательно подавляя злодейский смех. Ну, впрочем, он, вероятно, себе отчасти и льстил, но ему нравилось думать, что именно злодейский. Зря, что ли, так вкладывал всё худшее, на что способен?
Наверно, сторонний наблюдатель никакой разницы между кнопками, переключателями, индикаторами и реле не увидел бы. Их количество могло бы повергнуть в уныние многих, даже вполне профессиональных, угонщиков... Если те, конечно, не вели себя как они с Тетой, абсолютно не беспокоившиеся о сохранности ни своей, ни ТАРДИС.  Мастер всё ещё помнил эту внутреннюю истерику мальчишек на тему "как этим рулить, нет, ну, как рулить-то". Приземление... Приземление?! Тета называл ЭТО приземлением?! Тогда, наверно, крушение для него - лишь когда летательный аппарат раздолбан в мелкую труху?! Эпопея тысячелетия - два относительно желторотых идиота и машина времени... Мастер аж до сих пор не мог взять в толк, как они оба выжили в те прекрасные времена.
Мастер встал за консоль, и любой, кто имел хотя бы отдалённое отношение к науке навигации, определил бы, что он высчитывает какие-то координаты и соотносит исходную локацию с пунктом назначения, определяя оптимальную траекторию. В прошлый раз он бы не сказал, что ему с ней повезло - едва не угодил озлобленной самке точно в зубы. А Доктор бы у неё прямо в желудке материализовал будку свою дурацкую, с него сталось бы! Но уподобляться этому двоечнику, даже в ситуации, когда всё несётся динозавру под хвост, делавшему вид, что он контролирует ситуацию?! Извольте!
- Тебя не затруднит повернуть вон тот небольшой рычаг? Он зафиксирует минуту во времени, из которой мы отбудем. Как якорь. Это поможет нам вернуться не через тысячу лет... - Доктор, кажется, постоянно забывал это сделать, оттого и возникали проблемы попасть в ту же точку пространства-времени, из которой отбыл... Или на его допотопной рухляди такая функция вообще не предусматривалась?
ТАРДИС никогда не была рассчитана для управления всего одним пилотом. Если так отчего-то получалось, то для более-менее приличного полёта приходилось метаться вокруг панели управления, как ошпаренному, пытаясь успеть всё сразу. Рычаг, упомянутый Мастером, располагался на другой стороне приборной доски.

***

Дикое, едва ли не сверхъестественно странное завывание всполошило всех, от рыбёшек таких мелких, что колоссы-левиафаны вряд ли вообще могли их разглядеть, и до самих левиафанов. ТАРДИС, чужеродный и весьма занимательный объект, сошла, судя по всему, за лёгкую мишень. На фоне понёсшегося в её направлении чудовища она выглядела в точности как бабочка, порхающая там, где с рёвом катит локомотив, не ведая, что вот-вот размажется по его лобовому стеклу мутным бесформенным пятном.
- ...! - неприлично высказавшись на галлифрейском, Мастер заставил машину времени совершить крутой вираж, достойный медали за виртуозное обращение с техникой - или выговора со штрафом в единицу и шесть нулей золотом за пренебрежение всеми инструкциями безопасности.
ТАРДИС мотнуло и тряхнуло так, что он устоял на ногах, лишь вцепившись обеими руками в первое же, что ему подвернулось. Несколько секунд спустя она глухо бухнула, ударившись об дно, и все огоньки на консоли погасли. Как и центральное освещение. Впрочем, почти тут же заработало аварийное, болезненно-красноватое, сердитое и укоризненное. Не то, чтобы Мастеру сделалось совестно, однако, он помрачнел, как небо перед двенадцатибалльным штормом.
Впрочем... Он мог сколько угодно критиковать Доктора последними словами, зато в критическом положении очень и очень одобрял основную тактику своего проклятого друга-врага - притворяться, будто всё идёт в точности по намеченному плану, и он достаточно компетентен, чтобы иначе и допустить было абсурдно. Нет, ну, не заявлять же им во всеуслышание, что дело - труба, и в эту трубу они забрались с заслуживающим куда лучшего применения рвением! Этак и до паники недалеко... Зато, если убеждать окружающих, что ситуация под контролем, есть шанс оттянуть неудобный разговор, изобрести решение, а там, глядишь, и не придётся выкручиваться, отбиваясь от честно заработанных обвинений.

+1

10

Ал беззаботно кивает, прикидывая, а сколько всего могут натворить стая вот таких вот морских гигантов. Оно ведь как будто сошло со страниц легенд и самых страшных моряцких баек, о которых говорят спьяну, приглушая голос и упаси бог в шторм, когда море волнуется и готово казнить и миловать, руководствуясь лишь мимолётной симпатией, в секунду превращая баловней удачи в покойников, а бывших покойников в чудом выживших.  Это не может не восхищать. Это не может не вызывать болезненного любопытства. Это не может не заставить забыть обо всём, начиная от глупого утра и собственного чудесного спасения и заканчивая смертями, которые повлекут выходцы из легенд. Особенно когда речь идёт про кого-то как Ал, живущего одним мгновением, ставящим пять минут кипящей в жилах крови выше всей жизни, прожитой в спокойствие. И даже более того: он знает, многие, кто выходят в море разделят его мнение. Не все военные на корабле моряки. Не все моряки военные. Но когда ты болтаешься там - есть долг и есть бесконечная борьба со стихией, с самим собой. Именно то, что делает всех их живыми.
По крайней мере Ален смеялся и ходил под руку с Черноглазой. Смеялась и его команда. А здесь, на борту ТАРДИС, на машину времени, как её представлял Ал, не подходящую от слова совсем, было почти так же, только больше никого не было.
Почти никого. Мастер явно наслаждался ситуацией. По нему было заметно. И по тому, как он ощущался чисто интуитивно, и по улыбочкам, и по смеху. То ли так любит своих любимцев, то ли решил так весело пошутить над Ленартцом, но высаживать его где-то, или отказываться немножко проредить французский флот не спешит.
И снова называет юношей, от чего мужчине становится только смешнее. По крайней мере в таком он поучаствовать возможности пока не имел, а предчувствия подсказывают - он не пожалеет и не заскучает. Уже не скучал, несмотря на гудящую голову и лёгкое головокружение.
- Простите мою бестактность, Мастер, - Ал смеётся, вслед за мужчиной пробираясь внутрь дирижабля, тут же, впрочем, замолкнув, осознавая разницу между его внешним и внутренним убранством. Размерами и ожиданиями. Прочистив горло, Ленартс кивает своим мыслям, решив не озвучивать то, что у него наверняка на лице было написано. - Сколько вам лет?
Очень старым он не выглядел, но гротескного злодея напоминать уже начинал. Это было почти как попасть под командование пирата из книжки.  Может быть того самого с Голландца, проклятого морской Богиней на вечные скитания.

Панель управления, с которой возился новый знакомый, выглядела до ужаса непривычно и странно. Знакомая вещь, похожая на консоль в игровых комнатах его детства, только не хватало экрана. И очень неуместная в 1677 Земном году. Голова от накативших воспоминаний начала гудеть только больше, а руки сами собой тянулись к рычажкам и тумблерам, совсем как в детстве, когда самый большой соблазн нажать пару запретных кнопок.

- Ничего себе. - Негромко присвистнув, Ал уже тянется к какой-то яркой кнопке, испытывая азарт типичного задрота, впервые за десяток лет дорвавшегося до приставки, когда его окликает голос владельца чудо-машины и сам предлагает поучаствовать в процессе.
- Есть, адмирал! - Ал отзывается рефлекторно, тут же встряхиваясь, с энтузиазмом выполняя поручение. Адмиралом назвал просто по привычке, не так давно выйдя из подчинения, да и свой чин получив каких-то десять дней назад, до этого ходя не под своим флагом, в должности помощника. И эти привычки вряд ли уйдут быстро, как и привычка тянуться к шпаге, затонувшей где-то у берегов Агосты, манера отдавать честь и рваться на амбразуры.

А потом ТАРДИС тряхнуло. Да так тряхнуло, что не крепко стоящий на ногах (после сотрясения-то), Ленартс отлетел, приложившись копчиком о твёрдый пол и совершенно не вежливо ругаясь. Таймлорд, впрочем, тоже ругался, судя по интонациям. А потом до риланина дошло, что что-то не так, если у этой посудины нет привычки перемигиваться лампочками так, для красоты.
- Ого, что-то пошло не так? - Мастер стал выглядеть чуть мрачнее, а Ал тут же вскочил на ноги, сверкая глазами и стараясь не выглядеть уж очень заинтересованным. Но что делать, когда при первой поездке сквозь время, да ещё и на охоту за чудовищами, названными вымирающим видом, даже неудачный якорь и скалы не кажутся чем-то ужасным. Только новым.

Отредактировано Alen Lenaerts (2017-10-20 17:26:46)

+1

11

ТАРДИС не погибла, иначе не было бы и такого света, да и системы оповещали о том, что всё ещё пригодны к использованию, низким механическим урчанием. Но, пожалуй, она обиделась, и обиделась не напрасно. Мастер не умел извиняться, особенно перед машиной, особенно на глазах у постороннего. Поэтому он лишь молча покачал головой, проверяя, что осталось в порядке, и в какого именно рода техническом обслуживании нуждалось то, что было повреждено. Придётся многое разобрать и заменить запасными частями со склада все испорченные детали... Это надолго, новость неприятная, но отнюдь не обрекающая. Алену, впрочем, растолковывать ни к чему, всё равно не разберётся в половине терминов, не имеющих аналогов в науке землян, а, даже если вдруг интуитивно угадает - не получит возможности применить новые сведения на практике в дальнейшем. Да и ладно, сойдёт пока за украшение интерьера, а, может, если он выскажет себя исключительно - за домашнего шута. Чудес и титанических усилий могучей мысли Мастер от Алена не ожидал.
- Смотря, что считать за "не так". Мы на правильной планете и в правильную эпоху, - спокойно промолвил Мастер, восстановив своё обычное хладнокровие.
Он относился к тем индивидам, которые пропускают эмоциональную фазу всего, чего угодно, и принимают трудности во всеоружии, не тратя драгоценного времени и внутренних ресурсов на расстройства, депрессии, апатию, отчаяние, растерянность. Даже в самом непонятном положении Мастер рассуждал рационально, в первую очередь ища, с чего начать разгребать условный завал. Подход у него был сугубо прагматический, и, наверно, поэтому он всегда выворачивался из ловушек, хоть Доктор и имел ничем не оправданное нахальство говорить, будто у него нет фантазии. Это у него-то нет?! Серьёзно?! А у Доктора, прозябающего в космическом захолустье, среди тупых аборигенов, занимающихся в основном загрязнением экологической среды своего мира да истреблением себе подобных, воображение, конечно, есть. Как же, как же. В Академии Доктор такой чепухи что-то не болтал. Сияющими глазами смотрел порой, бывало такое, да. И помочь с уроками просил. Когда он начал притворяться, будто они если и знакомы, то исключительно лишь в негативном ключе? Это же... Обидно это, да. До сих пор обидно и противно. До желания повредить Доктору что-нибудь физически, банальным рукоприкладством. Доктор бросил его, какие-то там принципы оказались важнее. Мастер хотел перестроить мир вместе с ним, сделать всё так, чтобы им двоим нравилось, почему же Доктор считает, что Мастер пригоден лишь для разрушения? А, если даже и так - он же может сам созидать там, где освободится место! Доктор был бы отличным божеством, не хуже, чем всякие гнусные уроды из выродившихся рас, претендующие на власть и выдающие себя за высших существ, требующих раболепного поклонения. Мастер стал бы его помощником или его злом, тем самым, которое нужно каждому "положительному" образу в качестве противовеса, чтобы пастве было, с чем сравнивать и чего избегать, чьё имя проклинать и отвергать. Без демонов ангелы быстро наскучат, а идиллия набьёт оскомину. Любому раю выгоден ад.
- Посадка получилась более жёсткой, чем должна, но эту небольшую аварию я устраню. Не вынуждаю тебя оказывать мне помощь... - исключительно по той причине, что Ален, не смысливший в конструировании ТАРДИС даже самых азов, будет лишь мешать, и за ним ещё придётся исправлять то, что он добавит к поломкам от щедрот своей души и кривых, как у всех человеческих особей, лапок. - ...но могу предложить экскурсию по местным достопримечательностям, пока я занят, - это откровенно прозвучало как рекомендация не путаться под ногами и не отвлекать. - Насчёт левиафанов можешь не беспокоиться - мы гораздо ниже того уровня, на котором они обычно плавают, и, кроме того, одинокий пешеход вашего вида для них слишком мелкий, ты же, я полагаю, не ешь муравьёв? - негромкий иронический смешок. - Скафандр есть в подсобном помещении - вон по тому коридору и налево, третья дверь. Если тебе не хочется попасть в неприятности с твоими психикой и здоровой жизнедеятельностью организма - не открывай другие и не сворачивай больше никуда, - Мастер сам не всегда мог вспомнить, где и какие у него поставлены ловушки. Хорошо ещё хоть, что они были снабжены программой распознавания личности хозяина. - Ах, да. Ты же, кажется, спрашивал о моём возрасте, юноша? Я занимался вычислениями и был вынужден отложить данную тему. Это не самый простой вопрос, поскольку я не вполне уверен, что правильно посчитал, но я знаю, что мне более семисот лет, но пока ещё меньше тысячи. Мы, таймлорды, живём значительно больше, чем вы. Если нас ранить, но не успеть добить, мы регенерируем. При этом меняются внешность и характер, возможны непредсказуемые искажения в памяти. Это лицо у меня не первое, и вряд ли последнее. Ещё вопросы?
Он вовсе не хотел прыгать вокруг этой полуобезьянки и обслуживать её, кормя информацией... Но лучше уж пусть вываливает все свои глупости сразу, после не придётся с ними возиться. Попутно Мастер продолжал тестировать оборудование и возвращать в нормальный режим сбитые настройки. Подача кислорода - в норме. Библиотеку, увы, придётся восстанавливать из архивов, там всё сохранено, даже те помещения, в которых Мастер никогда не нуждался - но это не насущная потребность, её он отложит. Временная воронка цела и запечатана, это главное, ей было под силу убить их обоих раньше, чем они чихнут, или, того хуже, запечатать в единственной секунде или в повторяющейся петле, рассинхронизировать их временные потоки, в результате чего Ален мог бы увидеть его древним стариком, или же он - Алена иссохшим, рассыпающимся скелетом умершего давным-давно мужчины.
Повелители Времени самонадеянно и нагло эксплуатировали могущество, обуздать которое было не легче, нежели дрессировщику - подчинять тигра или льва. Почуяв, что противник не способен его растерзать, что он может захватить главенство - зверь кинется. Повелители Времени на деле не распоряжаются им - они зависят от него даже хуже, чем все остальные. Они ощущают его ход, фиксированные события, они в заточении у своих законов, правил, ограничений, связаны и напуганы. Невмешательство - политика шкурников, перестраховщиков и трусов. Старые параноики в ярких мантиях, красующиеся высокими воротниками. Они снобы. Эгоисты. Мастер помнил, как они стояли вокруг Разлома, самовлюблённо задрав подбородки, с печатью вечной спеси в глазах и на лбах. И теперь он не верил, что они не дрожали от глубочайшего, нутряного, щенячьего ужаса перед Разломом, и коленки у них перед самой вечностью не подгибались... Они, конечно, вида не подавали, но Мастер знал - эту стихию никому не одолеть.

Отредактировано 12th Master (2017-10-20 20:20:25)

+1

12

Очевидно охота откладывалась. Ал ничего не смыслил в машинах времени, а спустя столько лет даже простая техника вызывала бы у него желание постучаться головой о косяк, и только потом заново осваивать азы прогресса, но он понимал в интонациях и бюрократии, офицером болтаясь при Нидерландском Адмиралтействе. И когда кто-то начинал говорить таким тоном, не давая прямого ответа, с отсылками на «смотря что» - это означало косяк. Величины косяков уже варьировались.
Логично предположить - будь всё совсем плохо, таймлорд не был бы собран как человек, точно знающий, что делать. Он бы либо паниковал и не хотел умирать (на секундочку, находясь где-то под толщами воды, в поломанной-то посудине), либо веселился бы с этого (вторая крайность принятия смерти), либо совершенно спокойно, как осознающий неизбежность и бесполезность паники, занялся приятным делом напоследок, не размениваясь на бессмысленную возню с поломками. Отсутствие шансов вообще очень всё упрощает, быстро и качественно расставляя приоритеты. Чего не скажешь о надежде, топящей людей в беспокойстве и метании, заставляя бояться и судорожно хвататься за соломинки, но и бороться, конечно же.
Ал же явно мешался, и его недвусмысленно, хотя и вежливо, попросили не путаться под ногами. Он был не против.

- Нет вопросов. Для начала переварю уже имеющуюся информацию. - Ленартс фыркает, вперив взгляд зелёных глаз в Мастера, сравнивая его вид с озвученными цифрами и производимым впечатлением. Вид проигрывал, впечатление выигрывало. Успев показать себя уже с нескольких сторон, таймлорд не был лишён доли обстоятельного занудства, вяжущегося с глубокой старостью. - Тогда, воспользуюсь вашим предложением и не буду мешать. Надеюсь, за время моей прогулки у вас не прихватит сердце и не подскочит давление от нахождения на такой глубине. - Ален говорит весело и рассеяно, по привычке не обходясь без шуточек. Кивает и топает куда сказано, погружаясь в свои мысли.
Общество времяпроходца не напрягало. Как не напрягало и путешествие куда-то в недра неведомых океанов. Напрягала гудящая голова и постоянно пытающаяся раздвоиться картинка перед глазами. 
По-хорошему - Алу бы лечь где-нибудь, и лежать пару дней, дожидаясь пока последствия сотрясения сойдут на нет и не рисковать заблевать интерьер от неосторожного движения. Только довольно трудно усидеть на месте и думать о здоровье, когда вокруг происходит такое. Ты словно бы становишься ребёнком, попавшим в невероятный мир. Пусть не такой романтичный, как твоя привычная жизнь, но совершенно новый и манящий. Где даже механические двери с непривычки кажутся чудом из забытого сна, что уж говорить о времени и пространстве, почти мгновенном перемещении с одной планеты на другую. В такие моменты плевать на больную голову, и плевать, что хозяина ТАРДИС, может, следовало бы опасаться. Да вообще на всё плевать. Когда ты уже стоял на пороге и получил неожиданную путёвку в неизвестность -предосторожности отходят на второй, третий, двадцатый план; всё настолько удивительно, что не удивительно вовсе, и очень легко почувствовать себя в своей тарелке почти где угодно.

Пройти по коридору, честно отсчитывая двери - казалось бы, простейшая задача. И Ленартс с ней благополучно не справляется, не рассчитав шаг, пошатнувшись, вваливаясь вместо третей двери во вторую. Когда перед глазами снова прояснилось, Ал обнаружил, что находится в ещё одной давно-забытой картине.
Комната больше всего походила на лабораторию. Куча склянок с жидкостями, закупоренных и пустых - про-би-рок, - да какая-то головоногая тварь в огромной колбе, приковавшая взгляд к себе, впечатлениями перебившая даже чью-то голову, в такой же колбе рядом.
- Ого. - В очередной раз присвистнув, Призрак забывает про скафандр и экскурсию, подходя к смеси осьминога с чем-то ещё. Такого бы да на флаг пиратам, да под шквальный огонь - особо впечатлительные могли бы и в обморок свалиться. - Матерь Божья, какое ты омерзительное. - Мужчина стучит костяшками по колбе, словно бы заинтересовавшая тварь могла бы как-то отреагировать, потом берёт ёмкость в руки, поднимая на уровень глаз, и снова не рассчитывает, разогнувшись слишком резко, от чего в глазах темнеет, а злосчастная ёмкость выскальзывает из пальцев.
Прозвучавшее словосочетание глушится звоном разбитого стекла и чавканьем мерзости, упавшей прямо на сапоги, да ещё и так живописно, будто пыталось отгрызть ногу, но вполне могло бы замениться коротким «упс». Руки сами тянутся к не менее отвратительному на ощупь тельцу, поднимаемому за голову.
- Надеюсь, ты хотя бы не ядовитое. Мастер, у меня для вас плохие новости. - Последняя часть предложения произносится громко, на случай если таймлорд, в силу своего почтенного возраста, не услышал звона.

+2

13

А Мастер-то, наивный, поверил, что ему дадут спокойно и без лишнего напряжения разобраться с неполадками. Такая деятельность его обычно успокаивала, ему нравилось заниматься техническим обеспечением сложных механизмов, они были куда понятнее, нежели весь остальной мир, где только и жди подвоха, где биомусор чересчур расплодился, и где Доктор не обращал на него внимания, пока не получит очередной сюрприз под нос... Заслышав характерный звон бьющегося стекла, Мастер, уже успевший начать разбирать конструкцию, что требовало максимального сосредоточения, абсолютной внимательности и скрупулёзной точности работы, иначе они даже опомниться не успеют, как время и пространство внутри ТАРДИС для них схлопнутся, так дёрнулся, что въехал затылком в нависающий над ним край консоли. В глазах на пару секунд потемнело, а фоновое грохотание барабанов в глубинах сознания набрало громкость и сделалось прямо ехидным. Честное слово, стой Ален рядом - ему было бы несдобровать, головы бы не сносил - в буквальном смысле. Мастер бы попросту выжег ему мозг одним яростным взглядом, и черепная коробка лопнула бы, подобно мыльному пузырю. Но, пока разъярённый Мастер мчался по коридору, его жажда убивать успела чуть-чуть подостыть. Ровно настолько, чтобы человек остался в живых.
- Бестолковый мальчишка! - рявкнул Мастер, распахивая дверь и врываясь в лабораторию, подобно мстительной эринии, явившейся за причитающейся ей по закону добычей. - Даже если я извлеку ту жижу, которой ты пытаешься думать, и помещу её в контейнер, она не заменит мне потерю этого ценного экземпляра. Может, мне оторвать тебе руки и заменить их сервомоторами?! Или запрограммировать мыслительную деятельность так, чтобы ты мог шевелиться только по команде?!
Ален ещё плохо знал Мастера, а вот кто другой уже смекнул бы одну вещь... Когда Мастер ругался и даже угрожал - он, конечно, мог и осуществить это, но с каждой новой фразой вероятность подобного исхода уменьшалась. Если он хотел убить - он убивал, быстро, молча, качественно, даже и бровью не поведя. Странно, однако, Мастер действительно не спешил избавиться от человека, даже несмотря на то, что этот неудачник намусорил в помещении, подразумевавшем чистоту, аккуратность, бережное обращение с объектами. И пахло теперь пронзительно-едко из-за вылившейся из колбы консервирующей жидкости. Причин такой снисходительности к Алену Мастер и сам не понимал. Если бы ему требовался ассистент - он бы украл одного из работников многочисленных научных центров Вселенной, благо, в его распоряжении все эпохи её развития, включая доступ к многочисленным утопиям и расцвету таких цивилизаций, какие землянам и не снились, даже самым гениальным из них. Ну, или, ещё того лучше, какого-нибудь таймлорда из молодых да ранних заставил бы. Впрочем, наличие ещё одного разумного в ТАРДИС накладно и хлопотно. Ладно, пищей она обеспечит, но надо же следить, чтобы не украли чего, или не столковались с его врагами, или не попробовали воткнуть нож в спину... Мастер разучился доверять, и, как бы он порой ни выл с тоски, объединяться невесть с кем лишь потому, что вдруг пересечься довелось, не собирался. Так на что же ему эта белковая масса?
То, что Ален заблудился и ошибся дверью - не беда, со всеми бывает. Но откуда это стремление побродить там, куда не звали, и полапать то, что не разрешали? На инопланетном корабле, устройство которого не постигнешь, даже просидев над ним год? С представителем иного вида, не факт, что говорящего о себе правду? А если бы Мастер просто носил внешнюю оболочку гуманоида, а под ней таилась плотоядная голодная образина? Такое ведь случалось... Насколько у этого Алена был отшиблен инстинкт самосохранения?! Мастера теперь изумляло не то, что Ален так потрясающе встрял в самую глубину некоего места, где водятся наиболее отборные и раскормленные неприятности - а то, как этот парень вообще до своих лет дожил. Похоже, сам не рассчитывал, что вырастет, не свернув шею. Вероятно, он такой же, как они с Тетой, тоже ведь сперва прыгнут с высоты без страховки, и лишь потом зададутся вполне резонным, но запоздалым вопросом, подстелена ли соломка внизу, или там острые зубья мрачных скал.
- Выброси это. Всё равно уже испорчено. Утилизатор там, в стене, - излив душу, устало вздохнул наконец Мастер и потёр лоб тыльной стороной правой руки. - Потом продезинфицируй себя, всего целиком, вон в том устройстве, похожем на душ... Не знаю, у вас уже есть душ?.. Вечно путаюсь в точных годах ваших обезьяньих изобретений... Если не хочешь, чтобы начался процесс разложения тканей твоего тела. На будущее - никогда, ни при каких обстоятельствах, не трогай в ТАРДИС то, что тебе не знакомо. Лучше даже не приближайся - некоторые твари источают невидимые невооружённым взглядом испарения, другие приятно пахнут, но ты сойдёшь с ума. Кроме того, во избежание вредительства тех, кому хватит наглости и смекалки забраться ко мне, минуя сигнализационную систему на входе, я добавил повсюду смертоносных устройств. В лучшем случае ты застрянешь в одной секунде своего времени, в худшем - отравишься или станешь пеплом, не успев и моргнуть. Надеюсь, я понятно объясняю? Не прикасайся, держись подальше и сразу зови меня. Если меня нет - убирайся в другую комнату. Превратишься в мутанта со щупальцами на лбу и голубой чешуёй вместо кожи - я и тебя в банку помещу. А захочешь умереть - обращайся лучше ко мне, я тебе обеспечу менее долгие и мучительные способы. Я терпеть не могу тупых плоховоспитанных детей, так что с удовольствием помогу тебе избавиться от жизни. А теперь выполняй то, что я велел. Быстро.
И как Доктор их терпит? Это же одноклеточные, чисто инфузории, даже цефалоподы более продвинуты интеллектуально, Мастер мог ответить за это утверждение, поскольку общался с ними. Они не совали неприкаянные отростки, куда ни попадя, а вот Ален, похоже, с лишними на свет родился. Вот кто насекомое-вредитель, а вовсе не тараканоиды с Веги-17 и не прямоходящие мухи с планеты, название которой Мастер и вовсе не запомнил... Он не мог беспокоиться за человека. Ведь не беспокоился же, правда? С чего бы? Они же едва познакомились. Хотя, некоторые переживают за своих хомячков, морских свинок и золотых рыбок сразу после покупки, но здоровенный оглоед, уже попортивший Мастеру нервы - дело совершенно иное, разве не так? Если его отправить наружу, и он там потеряется, не сумев вернуться - ничего для Мастера не изменится... Однако, какая-нибудь трансформация Алена в монстра прежде, чем Мастер сам решит, что хочет этого, и впрямь казалась ему весьма нежелательной перспективой. На этом космическом корабле только он, и он один, принимает все решения!

+3

14

Резкий, едкий запах исходящий от головоногой пакости, ставшей объектом любопытства Ала, вызывал новые приступы тошноты. Быть может, если было бы чем - его бы снова вывернуло, совсем как на палубе, и к жиже, в которой плавало это, добавилась бы ещё одна, не менее неприятная. Но Мастеру повезло. Может и не он сам будет прибирать помещение (ещё не факт, что Ленартсу не придётся взяться за тряпку, таким образом искупая ущерб), но приятного в собственном изгаженном корабле всё равно мало.
Когда таймлорд примчался на звуки, Ал как раз отвёл руку с существом подальше от лица, увязая в его башке пальцами, внимательно рассматривая, и не уронив только потому, что ожидал недовольства.
Ругань не пугала. Как и высказанные угрозы. Скорее, Алу вспомнились школьные учителя и суровый на вид дядька боцман, взявший его на поруки и обучавший управляться с такелажем. Он тоже ругался чуть что, но потом снова успокаивался, терпеливо начиная с начала. Выглядело это, нужно сказать, довольно забавно, и совсем не страшно. Особенно в сравнении с малообразованными и отбитыми мерзавцами, порой попадающимися среди моряков, на фоне которых исследователь-энтузиаст Мастер выглядел настоящим душкой, не говоря уже об общем спокойствии и адекватности.
Ал постарался принять вид полный раскаяния, вытянулся по стойке смирно, даже каблуками щёлкнул, опуская глаза в пол и кусал губы, подавляя улыбку. Ассоциация получилась очень яркой. Вонючая тварь, оказавшаяся ценным экспонатом - очень желейной и ядовитой.
От новости, во что можешь превратиться сам снова затошнило. Впрочем, брезгливо отбрасывать мерзость Ал не стал, трезво рассудив, что суетиться уже поздно.
- Я глубоко раскаиваюсь, Мастер. - Добавив в голос немного драматичности, Ал приложил свободную руку к груди, напротив сердца. - Будьте снисходительны. Трудно устоять перед неизвестностью.
Ленартс улыбается одними глазами, честно стараясь выглядеть искренне проникнувшимся наставлением человеком. Как будто предполагаемая опасность вообще может быть весомым аргументом в игре, под названием жизнь. Но кое в чём таймлорд был прав - разумная предосторожность ещё никому не вредила. Можно быть сколько угодно храбрецом с шилом в том самом месте, и при этом не делать очевидных глупостей. По крайней мере постараться не потакать собственному любопытству в местах неизведанных и не прощупанных.

Однако, из тирады Ал уловил ещё кое-что.  Таймлорд говорил так, словно бы о высадке Призрака куда-то ещё нет и речи, рассказывал о правилах на будущее, да и в целом, вел себя скорее, как родитель (приёмный; взявший под покровительство, что показательно, постоянно сравнивающий Алена с юнцом), показывающий дом, чем как хозяин гостю. Мужчину это вполне устраивало: идти ему всё равно некуда, а болтаться при времяпроходце, с тягой Ала к безрассудствам - именно то, что требовалось, даже если на самом деле оказался в заложниках.
- Ммм. Такой - ещё нет. - Какой душ у мастера, Ленартс не видел, но предположить мог, что любое устройство на ТАРДИС ещё не изобретено на Земле, хотя бочки с кранами уже давно благополучно используют.
Отправляясь в указанном направлении, предварительно выкинув головоногого куда велено, Ал старается ни к чему не прикасаться испачканной в слизи рукой. Превратиться во что-либо или начать разлагаться заживо не хотелось, а вот привести себя в порядок в любом случае следовало.
Ал мысленно отмечает - Мастер очень быстро отошёл от недовольства, и стал скорее обстоятельным, чем сварливым.
- Может, у вас найдётся какая-то сменная одежда? Боюсь моя сильно пострадала во время баталии.  - Как будто раньше спросить об этом было нельзя. Но раньше о ней и не вспоминалось, а уж если случилась оказия, лучше прояснить всё насущные вопросы. - Если уж избавляться от моего общества вы пока не планируете, а я не планирую умирать. - Реплика договаривается уже в душевой кабинке - устройстве, - прежде чем закрыть дверцу и попытаться разобраться, как оно включается.

Отредактировано Alen Lenaerts (2017-10-24 14:22:44)

+2

15

Прежде, чем ответить, Мастер замер на несколько секунд от одной странной, но весьма неприятной, отчасти даже угнетающей мысли. ТАРДИС могла оформлять любое количество помещений, в соответствии с запросами хозяина, их размер не имел значения, галлифрейская технология пятого измерения обеспечивала практически безграничные возможности... И на всё это великолепие Мастер был совсем один, как король огромной, но пустой страны, без единого подданного. Все его попытки найти временных союзников или захватить где-нибудь власть всегда заканчивались одинаково, и он снова возвращался сюда, и ему не с кем было поговорить. Просто поговорить, без изысков, без заумных рассуждений, без притворства и лжи. Лучший друг стал врагом и видел в нём лишь охваченного разросшейся до непомерной величины мегаломанией злодея, маньяка и садиста. Доктор в принципе не верил, что у Мастера могут быть пусть не положительные, нет, но хотя бы нейтральные намерения. Нет, только вред, только разрушение, только злоба ко всему сущему, зависть к более успешным, и обида. Отчасти это и являлось правдой для Мастера - но далеко не всей правдой. И в этой тишине, в этом молчании, где он мог разве что интерфейс ТАРДИС настроить на голосовое общение с ним, черпающее реплики из базы данных, барабаны заполняли всё своим ни на минуту не прекращающимся боем. Он сумасшедший для всех. Ему некуда деваться. И он привык делать всё самостоятельно, ведь даже из тех, кого Мастер допускал на борт, уже очень давно никто не задерживался, так что не было здесь никакого обслуживающего персонала, ни живых созданий, ни даже роботов, хотя, казалось, уж что проще, особенно с его-то навыками, чем собрать пару-тройку, хотя бы для облегчения самых простых и насущных нужд... Но Мастер справлялся без них, или ему, по крайней мере, так мнилось. Сообразив это, он понял, что теперь многое придётся менять. Его ТАРДИС отнюдь не была рассчитана на компаньона, это у Доктора там весело и удобно, а тут действительно шагу не ступить, чтобы не угодить в неприятности, он огородился так, как не каждый военный объект защищён, с колючими проволоками и минными полями. И в этом тщательно оберегаемом укрытии он предоставлен исключительно самому себе, как паук в своей норке в углу любовно сплетённых тенет. Покрылся пылью и заплесневел... Осознание этого дало Мастеру интуитивное понимание того, почему он не выкинул Алена восвояси. И не выкинет. Мастер понял, что ему нравится разговаривать вслух. Давать инструкции. Показывать, что к чему. В некоторой степени он понимал Доктора, ради широко распахнутых глаз своего непосредственного окружения, какими бы кретинами с капустными кочанами или желе вместо голов на плечах они ни являлись, а также их восхищённых ахов из шкуры выворачивавшегося. Признание - как наркотик. Даже для них, таймлордов. Особенно для них, убеждённых в своей гениальности, исключительности, непревзойденности. Мастер признавал, что ему приятно восхищение - ну, ещё бы, иначе он бы выбрал какое-то иное прозвище. Доктор всецело прав насчёт этого - оно, определённо, многое о нём свидетельствует. Эгоцентризм, да. Стремление сломать Вселенную лишь для того, чтобы она заметила Мастера... И Доктор тоже заметил.
Мастеру всегда оставались лишь барабаны и страх. Всепоглощающий страх доверяться. Он больше не допускает никого к себе близко, он повелевает. Распоряжается свысока, а они либо слушаются, либо умирают. Ален избежал гипноза, и ещё он держался без того, что обычно демонстрировали Мастеру случайные попутчики - раболепства, или, другая крайность, неоправданной наглости и агрессии. Имело ли это значение? Как знать... Но, как минимум, Мастер видел Алена как личность, а не как свою марионетку, пусть они и встретились так недавно.
- Там четыре кнопки. Включаешь справа налево. Если наоборот - ошпаришься кипятком. Есть одна отдельная и чуть выше - её не трогай, там кислота, она для тех, кто носит на себе бронированный покров. Он некоторым видам кожу заменяет.
Вообще-то подача кислоты была заблокирована, кнопка бы банально не нажалась, но Мастер не сомневался в талантах Алена - долго ли умеючи. Если на роду написано быть олухом, собирающим на седалище все бедствия подряд - этого никто никогда не излечит. Мастер также не сказал, что устройство он порой программировал для экспериментов, а также для особого сорта пыток.
- Я скоро вернусь. Никуда не уходи.
Конечно, он мог отправить Алена после омовения шлёпать босиком и голышом до гардероба, небось, от него не убудет, парень не выглядел обременённым фальшивой стыдливостью и стеснительностью - но этот клоун же опять свернёт не туда, залезет, куда не нужно, и потом Мастеру останется убрать обгорелые останки. Он что, горничная для этого нищего оборванного мальчишки?.. Хотя, скорее, ощущал он себя мамочкой при великовозрастном, но всё равно беспомощном и немощном сыночке, когда других отпрысков, увы, нет, и придётся влачить свой крест с этим. Вот же взвалил на себя, а, спрашивается, чего ради? Ну, сожрали бы недоумка, велика потеря... Теперь, конечно, уже поздно. То есть, не поздно, но как-то мелочно и смешно. Он - Мастер, а не оскорблённая покушением на её не то, чтобы так уж востребованную честь девица преклонных лет, обнаружившая у себя в спальне ухажёра без штанов.
ТАРДИС, стоит отдать ей должное, как-то сама рассчитала и подогнала нужный размер. Правда, сначала как следует поиздевалась, расположив близко от входа вещи вроде одеяния французских виконтов, графов или маркизов, пары католических красных мантий - ну, какой из Алена кардинал, он даже на Мазарини не потянет, хотя, можно шутки ради разыграть святош на досуге, - зимнего комплекта русского мужика эпохи крепостного права... Наконец, Мастер остановился на тёмно-синих джинсовых штанах и белой рубашке с надписью готическим шрифтом "Madness never dies" во всю грудь. И тапочках. Мягких. Пушистых. Розовых. С помпонами. Мастер расхохотался, благо никто, включая Алена, его не видел, и, само собой, прихватил их в комплекте. В строгом, деловом, серьёзном оформлении ТАРДИС Мастера это будет смотреться изумительно, и порядком освежающе. Как раз визуальное воплощение хаоса, которое таймлорд хорошо маскировал, выдавая себя за уважаемого и приличного джентльмена. Ха! Это он-то? Ещё пусть Доктора назовут адекватным и логичным!

Отредактировано 12th Master (2017-10-24 13:27:55)

+2

16

Пока мозг слушал инструкцию, руки жили своей жизнью, вспоминая, что такое автоматизированные механизмы. Кипяток Ал не включил, но, когда таймлорд заговорил про кислоту, взгляд зелёных глаз замер на собственных пальцах, касающихся той самой кнопки.
«- Дявол.» И ничего не происходит, кроме того, что сердце пропускает удар. Когда ничего не происходит и в следующую секунду, Ал начинает смеяться, испытывая облегчение от несостоявшейся экзекуции и осознания, что, в общем-то, Мастер слегка преувеличивает. 
Дальше всё проходит как по маслу.
Призрак (как и велено), никуда не уходит, почувствовав, как это приятно, просто постоять под струями горячей воды, смывающими соль, пот, гарь и кровь с тела. Заодно ощутив, как заново начинают ныть ссадины, полученные во время мотания, подобно мешку с песком, по палубе; как приходит сонливость, сменяя взбудораженность и перенасыщение новыми впечатлениями.
Столько всего произошло за эти несколько часов. Покинув Рилану, Ал перестал жаловаться на скуку (почти), всё время занятый каким-то делом, но даже в сравнении с не лёгкой и не комфортной средневековой жизнью, выходами в море, опасностями - последние часы были насыщенней и ярче. Как что-то новое, не приевшееся. И, чёрт возьми - это было прекрасно. На фоне этого не вспоминались погибшие друзья (хоть тогда к смерти и относились легче), и не было горечи проигрыша, выедающего желания поспорить с противником и судьбой, отыгрываясь за поражение (пусть и с учётом, что это был не его бой, а адмирала де Рюйтера). Всё просто перебилось новым.
Может всплывёт потом. Как воспоминание из прошлого, на котором уже стоит точка. Запьётся вином в память о команде, сгорит свечой и уйдёт в глубины памяти, туда, откуда воспоминания вытаскиваются исключительно при тотальном безделье, нагоняющем тоску.

Когда с водными процедурами закончено, а чистый, похожий на человека (ну, слегка бледноватого, немноого синеватого, подумаешь), и довольный жизнью Ален выходит из устройства - Мастер его уже ждёт, действительно притащив комплект одежды.
- У вас, кажется, подача кислоты поломана. - Ал задорно улыбается, берясь за тряпки, и шлёпая с ними к ближайшей горизонтальной поверхности, чтоб разложить и посмотреть, ничуть не смущаясь наготы и не беспокоясь температурой воздуха, после горячей воды показавшейся холодноватой.
Колет был бы привычней, но иронию, скрытую в надписи на кофте он оценил, как и приятную коже мягкую ткань. Джинсы же не слишком отличались от форменных штанов, и не были удостоены пристального разглядывания.
А вот с тапочек Ал смеялся. Смеялся долго, с пол минуты, вертя в руках, рассматривая и гладя пушистую пёструю поверхность. Можно было натянуть сапоги, в которых явился, вряд ли Мастер бы возражал, но Ал не захотел отказывать себе в удовольствии, обуваясь в предложенные тапки.
- Благодарю. Так гораздо лучше. – Отсмеявшись и одевшись, Ал легко поклонился таймлорду, непроизвольно касаясь пальцами ткани, нет-нет, но отличавшейся от привычной на ощупь. - У вас отличный глазомер. Или, это мне так повезло, и вещи случайно оказались нужного размера? Они явно не с вашего плеча.
Не сказать, чтоб вопрос насущный, да и Ленартса не смущало расхаживать в чужом наряде. Но к слову пришлось, и, кто знает, может на ТАРДИС есть еще кто-то?
Это стоило бы выяснить. Хотя бы просто из вежливости, дабы никого не потревожить в особенно неловкий момент.

- Вы здесь живёте? На корабле? То есть, машине времени, к слову, как успехи с поломкой? Надеюсь, я не отвлёк вас в ответственный момент. И как много тут ещё... живых?  Мы можем пройти в другое помещение? Тут не слишком уютно и как-то стерильно. - Вспомнив, что он, вообще-то, воспитанный человек, Ленартс сперва уточняет, прежде чем топать по уже знакомой дороге. Да и вдруг Мастеру есть ещё что добавить или сделать именно в этой комнате.
Хотелось присесть, выпить, да хоть бы чаю, прикрыть глаза ненадолго и всё хорошенько обдумать. Но не спать, что бы об этом не думала упрямая голова. Выспаться он ещё успеет, а вот посмотреть и послушать было интересно прямо сейчас.

Отредактировано Alen Lenaerts (2017-10-24 15:22:52)

+2

17

Мальчишка производил столько слов в минуту, что у Мастера едва в ушах не зашумело. Это как завести безостановочно щебечущую канарейку. Хорошо, хоть, не клюющий в макушку дятел. Хотя, ещё пара часов в таком режиме - и Мастер, однозначно, предпочтёт дятла. Интересно, Ален всегда такой, или это лишь последствия стресса? Хотя, впрочем, не слишком интересно, однако, тот явно не осознаёт, что находится рядом с одним из опаснейших существ во Вселенной. А, впрочем, была вероятность, что этот парень и тогда бы не ушёл, Мастер ощущал в нём эту тягу жить пусть и мало, но, зато, как можно насыщеннее. Демон? Ну, хорошо, просто отлично, демон так демон, в Аду жарко, но, зато, развлечений на всех хватит с лихвой. Что там, в этом Раю, ловить? Три мыкающиеся среди цветущих садов и пасторально-приторных лугов бледные души, томно поправляющие нимбы и сомнамбулически тренькающие на лютнях и терзающие ни в чём не повинные флейты? Нет, благодарим покорно, такая сказка не про нас, она для умерших от болезней или на войне милых маленьких детишек. Правда, им там будет замечательно. А они не дети, от них и в геенне огненной благим матом взвоют.
- Она и не должна была нажаться, я подключаю эту функцию, только когда она востребована. Я всего-навсего напугал тебя для того, чтобы ты был внимательнее, и меньше суетился, - хладнокровно признался Мастер, не меняя выражения лица. - И то создание тоже не было токсичным. Обычное головоногое, возможно - твой дальний родственник, - а, может, и не дальний, а, может, даже брат, причём старший. - Считай, что это было наказание. Кроме того, я использую в работе самые разные материалы, некоторые из них и в самом деле оказывают описанные мною эффекты. Тебе придётся это учесть. Я не убиваю за желание проконсультироваться у меня, зато пребывание в моей компании убьёт тебя очень быстро, если ты не станешь слушаться, а продолжишь импровизировать.
Любой недоносок с не обсохшим на губах молоком из Академии мог принудить повиноваться ему гипнозом, куда более высокий пилотаж - сделать так, чтобы особь вела себя так, как от неё требуется, добровольно. Если Мастер хотел ручное млекопитающее - дрессировка займёт некоторый срок. Никогда не поздно пустить на мясо, это соображение успокаивало, когда он с замиранием сердец спрашивал себя, каких дров ещё наломает косорукая мартышка.
- Кроме нас двоих, в этой ТАРДИС никого нет, - по интонации Мастера косвенно угадывалось, что есть и другие такие же машины, и он вовсе не угнал единственный пригодный для эксплуатации экземпляр. - Но это отнюдь не означает, что ты можешь бегать тут вокруг и шуметь. Уясни одну вещь... - пожалуй, объяснять человеку за барабаны будет для означенного человека чересчур большой честью, так что Мастер упростил понятие до элементарного минимума. - У меня бывают мигрени. Как я уже выяснил, можно уменьшить их воздействие на мозг, но нельзя убрать совсем, никаким лекарствам не удалось меня исцелить. Не спасают ни медитации, ни техники изменения восприятия. Поэтому запомни - случаются периоды, когда я пребываю в крайне дурном расположении духа, и могу уничтожить любого, кто некстати сунется ко мне, за одно лишь то, что он дышит. Ты ничем не поможешь мне, весь мой народ этого не сумел, а наша медицина продвинулась куда дальше вашей.
Мастер не стал даже упоминать, что для таймлордов этот грохот у него в голове, и все связанные с ним девиации поведения, является показателем наличия сумасшествия, да ещё и не причиной, а следствием. Даже Доктор так считал. Неприятно, когда и лучший друг заявляет, что ты напрочь свихнулся - во всяком случае, тогда молодому Кощею это было как ножом по горлу, ладно, остальные не желают даже и попробовать вникнуть, но тот, кому он привык доверяться и открываться всегда и во всём... Мастер убеждал себя, что похоронил Кощея так глубоко под наслоениями своих вымышленных личностей, что теперь тот и не шевельнётся, и не вздохнёт, но тот продолжал с упорством, достойным лучшего применения, трепыхаться там, под тысячами замков и засовов. Зачем? Никто не ждёт его, никто не верит, что когда-то Мастер не был таким замкнутым, усталым и озлобленным на всех и вся.
- Так что настоятельно рекомендую поберечься. Приложи усилия, чтобы разбудить массу, что находится у тебя внутри черепа. Не сомневаюсь, у тебя получится, - о, ещё как сомневался! Но надо же хотя бы изобразить поддержку... Главное - надеяться, что издевка вышла достаточно тонкой, чтобы Ален пропустил сей крохотный нюанс мимо ушей.
Мастер не подбирал детёнышей собак и кошек, выброшенных на обочину проезжей дороги, грязную, пыльную, заплёванную и пестрящую всем тем, что набросали из окон проносящихся мимо автомобилей. Именно так он видел Алена и всех остальных таких же. Вытолкнутые из любого приличного общества, никому не нужные, даже если околеют... Он не жалостливая Мать Тереза и не святая Дева Мария, а старый таймлорд. Он наблюдал слом эпох и крушение цивилизаций, во многом из этого сам, лично, принимал участие. Из-за него не стало Атлантиды. Он развязывал войны сразу нескольких, а вовсе не только двух между собой, и государств, и аж целых рас. Чего на этом фоне стоит единственный смертный? Даже глиняного черепка - и то нет. Но неужели Мастер настолько опустился, что попросту рад собеседнику, который не орёт, что он монстр, подлежащий заточению в темнице, а то и прямому истреблению? Бросать вызов всему космосу и, несмотря на провалы, не сдаваться, не бросать всё и не кончить тем, чтобы зашвырнуть ТАРДИС в коллапсирующую звезду или сверхмассивную чёрную дыру... Неужели есть идиоты, полагающие, будто это просто? Они не захотели понять его раньше. Что ж. Теперь Мастер на поклон к ним не пойдёт, отступаться ему поздно, он продолжит в том же духе, и да взрываются планеты, и вырезают друг друга народы!
- Я ещё не закончил ремонт. Ты же не считаешь, что это ерунда на пять минут? - с неприкрытым подтекстом "а, если считаешь, то у тебя в кастрюле, которую ты за голову выдаёшь, ещё более пусто, чем я предположил" проговорил Мастер. - Так что я продолжу, а ты найди себе применение, какое заблагорассудится. Только сначала вещи свои отсюда убери, если не затруднит. Желаю удачи и рассчитываю ещё встретить тебя с полным набором конечностей и внутренностей.
И, с этими словами, Мастер развернулся и покинул лабораторию, направляясь обратно в зал управления ТАРДИС. Дурной мальчишка, как Мастер рассчитывал, догадается, что увязаться следом - не лучший поступок из всего предложенного ассортимента. А, впрочем, с другой стороны, болтается на виду - обойдётся без новых увлекательных приключений на ровном месте. Конечно, имущество - дело наживное, но кое-что Мастер был бы не прочь сохранить в первозданном, то есть - целом и исправном состоянии. А то мало ли, сколько они вместе проведут, и кого ему доведётся подобрать потом - если каждый возьмёт моду разносить в ТАРДИС то, что плохо лежит, Мастер, того гляди, собьётся с ног, занимаясь лишь заменой и восстановлением многочисленных деталей её интерьера, и плакала его репутация злодея, ему станет не до её поддержания. И Доктор разволнуется, куда он пропал... Тщетные мечты, конечно, Доктору это безразлично, хоть бы Мастер даже и вообще сгинул в никуда до скончания веков. Хоть из шкуры выскочи - этому дуралею всё едино.

+2

18

Что и требовалось доказать. Может Мастер и считал, что, преувеличивая опасность он добьётся предосторожности, но Ал, во вменяемом состоянии и так не испытывающий тяги к суициду, в буквальном понимании этого слова, сильно сомневался, что в жилых помещениях с ничего становятся покойниками. Не зная Мастера, может он и ошибался, но был уверен – освоившись перестанет представлять опасность для здешней техники, а за себя просто не беспокоился. В конце концов, дожил же он как-то до юных лет своих, и ничего.
- По крайней мере, не в старости и от простуды. - Ал кивает, хмыкнув, и опустив за кадр мысль о странном способе кого-то наказывать. Как и в чём, собственно, само наказание заключалось он не понял. Если в душе - то он, в общем-то, ничего против не имеет. А если он должен был испытать испуг... Пожалуй, не сегодня и не на больную голову.
Впрочем, Алу совсем не трудно придерживаться элементарной техники безопасности находясь на борту. Хотя бы из вежливости и не желании что-то ещё сломать. Не то, чтоб его очень беспокоил мелкий вандализм, но риланин считал себя воспитанным человеком, и привык уметь управляться с окружением, в котором оказывался.

Значит они были тут одни. Как управляется ТАРДИС Ал уже видел, а всё техническое обеспечение либо было автономным, либо осуществлялось Мастером. Недурно. Всё же, машина времени кажется чем-то куда более сложным чем конь, велосипед, или какой-нибудь аэробайк и иже с ними, требующие всего одного рулевого.
Но из оговорки «в этой» становилось ясно - где-то есть ещё, косвенно подтверждая красивую теорию в голове Призрака, про исследователей. Только теперь их было много, как и положено любому приличному научному сообществу. Факт, правда, не заинтересовал, мелькнув фоновой мыслью. Сколько бы их ни было, и сколько ещё будет, и каких - в сравнении с самой возможностью путешествовать сквозь время осознанно, всё остальное казалось само-собой разумеющимся.
Зато Мастеру можно было только посочувствовать. Ленартс мигренями не страдал, и вообще редко болел, но оказавшись в средневековье оценил, что такое отвратительная медицина - вполне себе аналог её полного отсутствия.

- Лучшее средство от головы - это топор. - Ал понимающе кивает, сделав мысленную зарубку в памяти, в своеобразной манере соглашаясь не дёргать при внешних признаках недуга. Он, и так не собирался занимать абсолютно вес внимание времяпроходца, рассудив, что он не дама, и без разумной нормы им обоим это быстро надоест. Тем более, заняться чем тут найдётся. Как минимум разобраться с механизмами и планировкой. Можно начать прямо сейчас, пока таймлорд отправляется обратно, ремонтировать поломку. - В таком случае, не буду вам мешать.
Примечательно, что намёки Мастера на косорукость недавнего капитана только забавляли. Отчасти он мог его понять, представляя, как со стороны должен выглядеть, и один раз уже оказавшись в подобной ситуации, учась простейшему быту заново. Да и просто простить брюзжание пожилым людям, пока оно не переходит в откровенное занудство. Им по возрасту положено быть недовольными «этой молодёжью», не умеющей ни дела нормально делать, ни воевать, ни любить, ни даже пить, и нет ничего проще чем пропускать шпильки мимо ушей, особенно когда сам имеешь склонность болтать, не особо задумываясь о чём, смеяться и шутить, фоном обдумывая важные и не очень вещи. 

***

Не придумав куда убрать вещи, Ал аккуратно сложил их стопочкой и оставил в углу всё той же лаборатории, после чего направился бродить по кораблю. Искал он кухню, или что-то на неё похожее, задавшись целью чем-то подкрепиться, если уж экскурсию ему предоставили на собственное усмотрение. Думается, это вполне можно было считать равноценным простому «чувствуй себя как дома».
Поиски потребовали времени, но спустя десять минут и несколько мельком осмотренных помещений, что-то похожее нашлось. Чтобы понять, что это именно кухня - тоже потребовались усилия, с трудом воспроизводящиеся многострадальной головой, со скрипом, но возвращающей воспоминания, к которым уже подвязывались примерные ассоциации, что чем может оказаться.
Ещё десять минут Ал сосредоточенно тыкал в кнопки, надеясь угадать комбинацию, пока техника не выдала в пользование какие-то малосъедобные на вид бутерброды и чашку с чем-то дымящимся, по запаху очень похожим не то на грог, ни то на странный глинтвейн. Оставшись вполне довольным добычей, Ленарст принимается за очень запоздалый завтрак, вместе с ним переваривая текущие события, и не уследив за мыслью, уснув прямо тем же, за столом, сложив дурную голову на руки.

+2


Вы здесь » Doctor Who: Night terror » Экскурсия по Террору » Chill, it's only chaod