Doctor Who: Night terror

Объявление


21.05 : Подсчёт статистики форума. С 21.04 по 21.05 мы открыли 16 новых эпизодов и написали 113 постов! А количество полноценно завершенных эпизодов достигло 270.

28.04 : Нам 4.5 года! Ура-ура-ура!

25.04 : Объявление от администрации! Чистка профилей и эпизодов; обновление правил об оформлении профиля; изменение игрового времени в Настоящем на 2017-2018 год и многое другое.

21.04 : Подсчёт статистики форума. С 21.03 по 21.04 мы открыли 14 новых эпизодов и написали 132 поста! Так же благодарим 10th Doctor и 13th Master за помощь форуму в этом месяце.

Солнечный ветер неизменно прибивает к берегам обломки старых кораблей и заблудших душ, одни берега опасны настолько, что лучше погибнуть в шторм, чем оказаться на этой суше, другие же, наоборот, приветливы и дружелюбны, как наш. Так пусть судьба принесет тебя к нам, пусть волны холодной космической пыли не поглотят тебя в дальнем пути, пусть Космический Нептун окажется к тебе благосклонен, а Прокламация Теней не занесет в список преступников. Держись до последнего и не отпускай. Geronimo!
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
Amy Pond: Случайны ли случайности? Или в матрице бытия все линии «вероятностей» уже распределены и выведены закономерным рисунком? Предопределена судьба высшим фатумом, верховодящим, словно умелый кукловод, нашим выбором? Либо мы сами вольны идти своим путем, каждым действием вписывая личный узор в полотно истории? Что иногда подталкивает нас совершить именно этот шаг и воздержаться от иного? Интуиция или все же «рука» высших сфер? Никто не даст однозначного ответа. Однако возможно эта история поможет приподнять завесу неизвестности и пролить толику света на эту дилемму.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Doctor Who: Night terror » Экскурсия по Террору » Heart of Darkness


Heart of Darkness

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

» Heart of Darkness «
» В ГЛАВНЫХ РОЛЯХ «
Siriana [Shadow], Rosemary Reyes
» ДЕКОРАЦИИ «
Земля, август 2017.
» А ДЕЛО БЫЛО ТАК «
Быть Тьмой - утомительное занятие. Особенно для той, кто была когда-то жива... Постепенно возвращаются обрывки воспоминаний, чьи-то лица, чужие истории. Вспоминая свою жизнь, последнюю из жизней, Сириана первым делом вспоминает лицо девушки, которую встретила в самом начале этой истории.

+1

2

Там, во тьме, тоже горит огонь, иссиня-чёрный и ледяной. Его языки слеплены из пепла не родившихся миров.

После всей боли, страха, отчаянья и бесполезной надежды наконец-то пришло спокойствие. Тьма насильно вырвала сознание из тела, извратила и почти растворила в себе, в последний момент сжалившись и отпустив то, что осталось от рыжей таймледи. Возможно, она сочла наказание достаточным, а, может, дело было в её переменчивой натуре. Или ей было совершенно неважно. Сложно долго предаваться какому-либо делу, когда ты и есть сама бесконечность, и ещё сложнее оценить мотивы вечности с точки зрения смертного существа. Всё теряет смысл – наказание, прощение, награда слились воедино, открывая перед Сирианой покой. Больше не нужно ни от кого бежать, не надо бороться, нет причин грустить за угасшие жизни тех, кого не удалось спасти. Не будет больше боли, не будет страха смерти – зачем её бояться, если смерть лишь часть самой тебя, как и жизнь? Теперь она ясно это понимала. И это было прекрасно.
Сперва она довольно долго находилась в пустоте. Впрочем, время потеряло всю важность, и это могли быть как секунды, кажущиеся вечностью, так и вечность, промелькнувшая мимо. Сириана парила в океане пустоты. Верх, низ, право, лево – всё потеряло значение, он был повсюду, ослепительно бесконечный. Сама Сир тоже потеряла привычные очертания, но каким-то неведомым образом понимала, где заканчивается она и где начинается остальная Тьма. Она мерно колыхалась, будто дыша, и таймледи успокаивало это ощущение мягких волн. Порой они становились сильнее, так, что было почти страшно; почти, но всё-таки не страшно, потому что настоящей опасности здесь не было. Тьма злилась, когда Свет заполучал больше, чем ему принадлежало, и с присущей яростью отбивала то, что ей принадлежит, восстанавливая равновесие. Иногда это длилось долго, так, что бесконечность пустоты мира, каждого из миров, действительно начинала злиться. Тогда начинался настоящий шторм, и нужно было держаться как можно крепче, чтобы нечаянно не раствориться в бушующей стихии. Странно, но легче всего было цепляться за воспоминания. Их было мало, теперь они были беспорядочными, лишенными связи с временем и пространством, будто кто-то разрезал стройную линию жизни таймледи на множество кусочков и перемешал их, а она теперь развлекалась, составляя из них цельную картинку. Иногда вспоминались имена, лица, ощущения, и всё вскоре вновь растворялось в вечной пустоте. Но буря всегда заканчивалась, рано или поздно, и разум вновь погружался покой вместе с окружающей темнотой.
Бывало и такое, что Тьма совсем затихала. Тогда Сир удавалось подняться на поверхность. Это было очень странно и каждый раз иначе, ведь направлений в этом океане не существовало вовсе, но она каждый раз каким-то образом понимала, куда надо подплыть, чтобы хоть одним глазком, хоть крошечным кусочком своей бесформенной сущности выглянуть наружу. И перед ней открывался весь мир, целиком и сразу. Тьма переплеталась со Светом, создавая цвета, направляя потоки энергии. Сириана не могла им управлять, но видела Время – оказывается, как же много она раньше о нём не понимала! Мир был восхитителен, и не только этот, они все были невообразимо прекрасны. Между ними скрывалось что-то тягучее и опасное, но ни Тьма, ни Сириана туда не заглядывали. Ей и так доступно было всё то, чего никогда не видело ни одно живущее существо: энергия разного вида имела свой цвет, форму и даже вкус; она видела всё таким, какое оно есть, без иллюзий, без обмана примитивных органов чувств. Однажды, задержавшись наверху подольше, она так залюбовалась всем и сразу, что внутри приятно защекотало, а вскоре её сущность мелко дрожала от восторга. Это было забавно, это была первая её собственная эмоция, не из прошлой, будто игрушечной жизни. Сириана засмеялась и Тьма вокруг отозвалась, и одна из звёзд где-то в пространстве миров погасла в агонии, сжигая планеты вокруг.
С тех пор частичка Тьмы, скорее по привычке, чем по необходимости осознающая себя как Сириана – имя она почему-то почти никогда не забывала, – училась выбираться в мир. Это было сложно – повсюду был свет, нужно было обязательно находить тени, которые мягко и податливо принимали её к себе. Оказалось, что она не так уж много может. Любое взаимодействие с настоящим, физическим миром казалось невозможным. Какое удовольствие в том, чтобы погасить одну единственную свечку? Позволить яблоку упасть на голову незадачливому мужчине, сидящему под деревом? Ерунда, какая же это всё ерунда! Ей хотелось большего. Сириана с пылающим внутри восторгом наблюдала за развитием истории, часто обращая свой взор на Землю. Горе, отчаянье, боль и страх селились в душах больших живых существ, чем должны были изначально – как тут не радоваться? Тьма зарождалась в них, красивая чернота. Вскоре смерть дарила им облегчение, сродни тому, что испытывала сама Сириана. Эти глупые живые существа всю жизнь так боятся смерти, не зная её сути... А она ведь не плохая, она не может быть плохой, она просто всё заканчивает, не оценивая, не осуждая.
Вскоре Тень начала замечать, что становится похожа на живых. Нет, не так. Не на живых. Скорее уж на прошлую себя... Возвращались обрывки памяти. Вернулись эмоции. Теперь они были иными – не хуже, не лучше, зато намного, в разы ярче, будто тогда, при жизни, их что-то заглушало, чтобы они не разорвали в клочья её хрупкое тело. Злость заставляла её становиться ещё темнее, чем окружающая Тьма; от радости Сириана почему-то издавала тихое гудение, похожее на звук включенной лампы. С тех пор Тьма, казалось, стала к ней присматриваться. Осторожно, с любопытством обнюхивать новую игрушку, случайно к ней попавшую и не исчезнувшую. Сириана своей переменчивой натурой привносила в бесконечное спокойствие океана Тьма, нарушаемое разве что вспышками злости на Свет, что-то новое и непривычное, неправильное, но пока Тьма не спешила от этого избавляться. Лишь подбросила Сириане новую игрушку. Однажды, выбравшись на поверхность, Тень обнаружила себя в доме девушки... Той самой, чьё лицо почему-то раз за разом возвращалось в её однообразные обрывки воспоминаний.

+3

3

Дни становились короче, а ночи длиннее. И сон Розмари, с которым она не испытывала никогда никаких проблем, на какой бы планете, в каком бы мире, не засыпала, словно кто-то украл. Ей казалось, что тени, собирающиеся по углам, смотрят на нее, тянутся к ней, хотят коснуться. Глупости, конечно, но... Надо взять отпуск.
Да, несомненно тень могла быть живой, Розмари знала это и проверила. Но, все ее тесты ни к чему не привели. Приманка оставалась нетронутой. Как и сама Розмари. Никакого беспокойства, кроме того, что было на уровне ощущений, она не замечала. И. даже перестала обращать внимание на это, почти забыла, увлекшись другими делами. Однако, дни шли, а тени сгущались.
Что-то в ее доме неуловимо изменилось. И не только в доме, но и во дворе. Розмари заметила, что тени старательно избегают света. Теперь она уже не сомневалась, что живет в доме не одна. Не будь она знакома с Доктором, то решила бы, что сошла с ума. Но, все было намного сложнее. Девушка понимала, что у нее гость и этот гость живет с ней уже не первый день. Но понятия не имела кто он и какие его намерения. Ее это пугало и вызывало глубокий интерес. Если тени были агрессивны, то давно могли причинить ей вред, пока она спала. Значит, не хотели или не могли. В первом случае, можно было поискать способ коммуникации с ними и понять, чего они хотят и почему пришли к ней. Им нужно что-то от нее? Они ищут Доктора? Или им приглянулось это место?
Если же тени хотели причинить вред, но не могли, тогда они не были опасны. Но, надолго ли? Можно ли от них избавиться, в таком случае или придется искать новый дом? Такой вариант Розмари не нравился, она любила свой дом. И уступать его какой-то тени не желала. В конце концов, у нее был Доктор.
В некоторых местах тени казались особенно темными и густыми, плотными. Казалось, их можно коснуться и ощутить. Розмари не решалась этого делать. Если ей что-то было нужно в подобных темных уголках собственного дома, она включала яркий фонарик, который взяла за привычку всегда носить с собой, наблюдая, как под его лучами, тени расползаются в стороны, покидая облюбованное место. Со временем, девушке стало казаться, что она слышит их перешептывания, но это она, с уверенностью, списала на свое воображение. И все же, ложась спать, девушка стала оставлять ночник, что бы оставаться в пятне света. Каждый раз, засыпая, она думала, можно ли с этими тенями поговорить? Разумны ли они? Показалось ли ей или свет причиняет им дискомфорт, если не боль? После этих мыслей, она решила провести эксперимент и достав, в очередной раз фонарик, когда ей понадобилась банка кофе, стоящая в особенно темном углу шкафчика, Розмари так и не включила его, а попросила тени чуть подвинуться, что бы взять банку. Немногим ранее она оставила надпись на одной из стен, предположив, что если тени могут сгущаться, почему бы им не сгуститься в форме букв?
- кто вы? Что вы хотите?

+3

4

Сложнее всего было складывать из осколков самой себя нечто цельное, единое. Столько противоречий... Страх и отвага, перемешанная с отчаяньем. Мгновения злобы и слепой ярости в обрывках памяти сменялись едва ли не детской радостью, восторгом... Умиротворением. Прошлое складывалось в нечто цельное, но не хватало самого главного. Самой её сути. Чего-то важного, что смогло бы стать центром, сердцем её новой сущности, подарив ей стабильность.
Тень долго кружила вокруг таинственной незнакомки. Присматривалась к ней из теней, когда те становились плотнее. Следовала за ней, шаг ша шагом, осторожно... Она ещё не совсем понимала, как взаимодействовать с живыми. Сам принцип и сама суть жизни, общения, какого бы ни было, потерялась во Тьме – в ней не с кем и незачем было общаться, всё было единым целым. И Тень, и обычные тени, и каждый клочок темноты в душах всех живых существ... И энергия. Бесстрастная, первородная энергия, что дала жизнь всему этому и неизменно была повсюду. И как части этой энергии общаться с простой смертной? Человеческая речь, слова, образы и идеи были ей чужды, как и всё остальное. Оставалось только наблюдать... Учиться. Сириана быстро училась в этом облике.
Тянулись дни. Точнее, ночи – днём Тень мирно существовала в самых тёмных углах дома, не исчезая совсем, но и не выходя на свет. Она боялась солнечного света больше, чем пламени свечей и уж тем более больше, чем электрического света. С последним жить было проще, этот свет был искусственным, немного менее живым и обжигающим... Но и тени от него тоже были не такие податливые, не плясали на стенах, как тени от живого пламени, не очаровывали своей глубиной и приятной прохладой... Но это были тени. И в них жила она.
Но вскоре пришла беда. Беда эта была неким прибором этого времени и мира... Примитивным, но способным делать больно. Разгонять тени лучом света. От него Тень вскоре научилась прятаться, а через пару вечеров и вовсе начала играть с этой опасной игрушкой – угадает ту тень, в которой она притаилась, или нет? Успеет задеть светом, или она быстрее спрячется в другом углу или комнате?
Однако, на этом всё не закончилось. Своеобразная игра – или это выглядело игрой для самой Тени, у которой, впрочем, само понятие «игра» было довольно странным, непонятным, а это слово не вызвало бы совершенно никаких ассоциаций, услышь она его, – продолжалась и развивалась. Вскоре в свету прибавились и звуки. Если бы не случайное воспоминание из прошлого, Тень бы вовсе не поняла, что это такое... Она видела звук, звуковые волны, слышала его, частоту и амплитуду колебаний волн... Но звук был звуком. Или рядом звуков, которые с большим трудом она смогла объединить в нечто целое, а после разделить на слова. Слова! Она забыла, что такое слова. Обретя понимание того, как устроена речь, Тень вдруг осознала, насколько всё упростилось. Речью можно говорить. С живыми! Речь – всего лишь код, и она может его расшифровать и применять. Разве что... Она, бестелесный призрак, не может сама издавать звуки.
- Кто вы? Что вы хотите?
Ответ последовал лишь несколько часов спустя. Под утро тени на стене сложились в замысловатый узор, в котором можно было сначала разглядеть лишь непонятные формы, но вскоре из них сложились буквы. Кривые, дрожащие и стремящиеся вот-вот уползти обратно, туда, где им самое место – туда, куда должны отбрасывать тени находящиеся вокруг предметы.
- Пр...вет.
Задержавшись ненадолго – Тень убедилась, что девушка заметила это явление, – буквы медленно расползались и вскоре снова сложились в текст:
- Помоги мне?
Помощь, конечно, понятие очень размытое. Тень пока не умела подбирать слова точнее, не могла бы описать то, что ей нужно. Точнее, она вряд ли сама знала, что ей нужно... Тьма перенесла её сюда и оставила. Зачем, как и почему? Тень не знала, не могла знать. Всё это могло быть случайностью или чем-то очень важным. Чем-то, что должно спасти или уничтожить весь этот мир. Или и то, и другое...
- Поговори со мной.
Первый шаг. Научиться говорить. Взаимодействовать. Для этого нужен наглядный образец, который она будет изучать, наблюдать и учиться. Учиться так же, как научилась – пока весьма относительно, – понимать речь. Она удивительно быстро училась. Её теперь не сковывал ни собственный разум, ни отсутствие знаний, перед ней был весь мир со всеми его гранями. Она видела звуки и чувствовала энергию, могла разглядеть каждую клеточку тела девушки, что по воле случая или судьбы оказалась здесь с ней... Она научится быстро. А пока последовала последняя просьба.
- Выключи свет.

+3

5

Оставляя надпись, Розмари не ждала на нее ответа. Она была уверена и твердило себе об этом, что все это - плод ее разыгравшегося воображения и не более того. От скуки, от желания побывать где-то за пределами ее обыденного мира, разум придумывает такие вот шуточки. Но...
Ответ появился. Хотела Розмари в это верить или нет, принимала данный факт или отрицала - ответ, самым вызывающим образом темнел на стене, дрожащий, расплывчатый, но достаточно понятный и очевидный.
- Пр...вет. - буквы рассеялись, едва Розмари успела их прочитать. Она хотела было уже подумать - показалось. Проснулась она рано, сонный туман не покинул еще ее голову, глаза застилала пелена грез, но продолжение не заставило себя долго ждать,
- Помоги мне?
А вот это было уже интереснее. Все же, это был не упрямо задержавшийся сон. Кажется, ее тени, действительно живые и учатся говорить. Прямо сейчас, на ее глазах, осваивают эту премудрость, словно ребенок, впервые говорящий мама и папа. Это вызывало и тревожные чувства и радостные одновременно - на ее глазах рождалось что-то новое. Ох, Доктор был бы в восторге, будь то даже монстр, собирающийся пожрать половину Вселенной. Но, Доктора здесь не было, Розмари была одна, наедине со своим необычным гостем. Или гостями? Она не знала можно ли считать тень одной, если та разделена на множество и множеством, если она собралась в нечто единое.
- Поговори со мной.
Что ж, письменную речь Тень, так про себя окрестила ее Розмари, явно начала осваивать и делала это довольно быстро. Сможет ли она понять речь? Голос - это же не просто звук, он создает колебания, а Тень, наверняка, способна их уловить. Попробовать стоило. Тем более, если в твоем доме завелась какая-то непонятная хрень и есть возможность с ней поговорить, надо поговорить.
- Ну... привет, - это было сложно. Как разговаривать с пустотой, которая.. не пустая. Не так ли сходят с ума? Ты говоришь в пустой комнате и знаешь, что в этой комнате есть собеседник, которого никто не увидит и не услышит, но ты знаешь, что он есть. Очень странное чувство.
- У тебя есть имя? - Розмари, попросту, не знала, что говорить. Все же, это была очень странная ситуация. Своего собеседника она видела очень условно, скорее просто знала, что он есть, ощущала его. Словно разговариваю с самим домом. - подумалось ей.
Наверняка у тени было имя, впрочем, если и нет, это дело поправимое - имя придумать не сложно. Но, прежде чем Розмари развила эту мысль, прозвучавшая следующая просьба ввела в состояние некоторой растерянности -
- Выключи свет.
Так просто. Выключи свет и окажись во власти теней с неизвестными намерениями. Розмари показалось, что все тени в ее доме ожили, даже те, что не были Тенью. Показалось, что они касаются ее, забравшись под рубашку. Прячутся в волосах. За спиной. Ждут, когда она прогонит злой кусачий свет, что бы в отданной темноте комнате, развернуться во всю, вырасти, заполнить собой все пространство и показать ей что-то. Показать что живет в мире, который ей не ведом, поглотить ее и сделать частью себя. От этой мысли девушка поежилась, по спине пробежал неприятный холодок.
Нет. Она же уже не одну ночь спала с этими тенями в одном доме, в одной комнате. Была с ним в абсолютной и полной темноте. Они могли сделать с ней что угодно, если могли, уже давно. Или, было... еще не время? Довериться так сложно. Страшно. Она должна была довериться странной незнакомой сущности, что просила ее о помощи. Возможно, это было правдой. Допустим. Хотя, что они подразумевают под помощью, можно было лишь гадать. Доктор рассказывал ей про Гельтов. Они тоже просили о помощи... С другой стороны, тени тоже доверялись ей, Розмари чувствовала и понимала, что они уязвимы, особенно после того, как проявили себя. Стоило ей резко включить свет... Она могла их попросту выжечь, осветив каждый уголок дома, каждую щель, жестоким слепящим ультрафиолетом, возможно не только изгнать, но и убить. Тонкая грань страха и доверия. Две фермы жизни, совершенно разные, непохожие друг на друга, уязвимые друг перед другом и нуждающиеся друг в друге, так думала Розмари. Да, она нуждалась в чем-то таком. Это была та особая часть жизни, реальности, что открыл ей Доктор и она тосковала, когда погружалась в обычную Земную ретину, с ее обычными реалиями.
- Что ж, хорошо, надеюсь, я не пожалею об этом, - щелкнул выключатель, погрузив комнату в сумерки. Для достижения идеального комфорта ее гостей или гостя или гостьи, чем бы оно не было, Розмари задернула плотные шторы, прогнав золотистые лучи утреннего солнца, оставив приветливый свет снаружи. Оставив только бархатную тьму вокруг. Везде. Тьму, в которой ощущалось биение жизни.
В любом случае, - думала Розмари, - риск того стоил. Доктор точно бы рискнул уже лишь ради того, что бы познакомиться с чем-то новым, а она довольно быстро подхватило от него этот азарт и любопытство.
- Добро пожаловать, ко мне домой, - не удержалась девушка. Да, Тени давно у нее квартировали, но впервые официально и впервые им устроили теплый темный прием, создавая доброжелательный комфорт. Все равно что обычным гостям предложить мягкий диван, плед, и по большой кружке какао, наверное, или хорошего вина.

+2

6

Она училась формулировать свои мысли сразу чужими словами. Как ребёнок, играла с новой игрушкой, но зачем-то пыталась её понять, вместе со словами, мыслями... С той речью, что была бы понятна девушке, по непонятным для Тени причинам отвечающей на её послания. Впрочем, то было не совсем так... Слова были не чужие. Слова и то, как они обращались в целостные предложения, гармония и логика этого языка, его звучание – всё это было уже знакомо существу. Возможно, как раз из жизни. Она обратилась к тем из своих воспоминаний, что казались ей наиболее понятными и однозначными, чтоб в этом убедиться. Всё верно. Та, что была за кадром, что переживала все эти события, порой говорила на том же самом языке.
После осознания этого простого факта всё стало немного проще. Одно дело – только лишь наблюдать за незнакомкой. Другое – уже уметь общаться на этом языке... Пусть связь с ним и была забыта, как и многое другое. Раз уж она здесь, она постарается сделать то, что ей так хочется. Постарается узнать о себе – о прошлой, живой себе, – немножечко больше.
— У тебя есть имя?
Ответа так и не появилось. Она не помнила своего имени. Или не хотела его помнить? Она не понимала, зачем имена нужны... Кажется, это как слова, они называют кого-то, являются короткой и понятной отсылкой к настоящей сути того, кто этим именем назван. Или так только должно быть? На самом деле всё проще и сложнее одновременно.
Тень не помнила своего имени, но она его знала, скрытым среди воспоминаний. Теперь она понимала, что значил тот набор звуков, совсем недавно бывший для неё очень абстрактным, лишенным имени. Она помнила, что её звали Сириана. В её воспоминаниях это имя произносили не раз, разные голоса и разные лица... Лица. У неё ведь тоже когда-то было лицо! Вот бы только его вспомнить...
Потом. Потом она обязательно вспомнит – так она решила. А пока она собиралась учиться.
— Добро пожаловать, ко мне домой.
Свет исчез. Не совсем и не везде – такое просто невозможно. Но хотя бы в этой комнате его стало настолько мало, насколько возможно при этих условиях. Темнота вокруг Розмари не то благодарно, не то просто довольно вздохнула. Звук был едва слышим, и практически осязаем. Все тени, вся темнота вокруг на несколько мгновений будто загудела, окутывая свою добычу, бережно касаясь холодными тенями, но не причиняя вреда. От их ледяных прикосновений вставали дыбом волосы, замирало дыхание... Но они кружились вокруг, изучая, осматривая и пытаясь придать себе форму силуэта, хотя бы немного похожего на человеческий облик. Пока ничего не получалось. Руки то и дело расползались, форма головы постоянно меняла форму, то становясь идеальным кругом, то вытягиваясь в овал. В конце концов, она на время сдалась, решив вернуться к прежнему плану. Разговор. Ей нужен был разговор.
Тени отступили, сжимаясь и становясь темнее, чернее остальной темноты. Они вернулись к туда, где совсем недавно Тень рисовала ими надписи, и замерли. Она думала, что спросить. Вряд ли эта девушка что-то знает о Тьме, и уж тем более о замыслах этой материи... А Тени не давал покоя вопрос о том, зачем она здесь. В чём смысл? Что ей здесь нужно? Она имела цель научиться общаться, но цель эта была придуманной, в ней не было необходимости... Она помогала достичь ещё одной цели, да, но не более того.
- Расскажи мне историю.
Ещё одна надпись на стене, не то с просьбой, не то с требованием. Пожалуй, то ещё удовольствие – иметь у себя дома призрака из чистой энергии, разумного, в меру страшного и не в меру любопытного. Да ещё и требующего рассказать ему историю. Ну хоть не сказку на ночь! Впрочем, Тени было всё равно, чем это будет. Ей важна была речь вслух, достаточно долгая, чтобы призрак научился её имитировать. А если и содержание будет интересным, полным новых слов и понятий, то совсем прекрасно. Тогда Тень ещё не знала, насколько судьбоносным может оказаться одна случайная история. Насколько важны, практически жизненно важны самые обычные слова, сложенные из примитивных звуков, по прихоти разума складывающихся в одно целое... И меняющие всё вокруг.

+2

7

Она отдала себя в руки тьмы, оказалась в ее сердце, пребывала внутри нее. Розмари ощущала прохладные прикосновения Теней, любопытные, изучающие. Они пугали девушку, заставляли вздрагивать, но не причинили никакого вреда. Она очень рисковала, доверившись Теням, но лишь так, считала она, с ними можно найти общий язык, если это вообще возможно. Как делал Доктор... Она не знала, возможно Тени боятся ее не меньше, чем она их.
— Расскажи мне историю.
Розмари знала много историй и ей довелось повидать не мало сущностей, как дружелюбных, так и враждебных. И ни одна не просила просто поговорить. Тем более что-то рассказать. И какую историю рассказать существу, вероятнее всему с другой планеты? Историю своей планеты? Или другой? Розмари решила остановиться на золотой середине - история случившаяся на ее планете, с гостями других миров, в другом времени. Она решила, что это отличная идея.
Прежде чем начать рассказ, девушка подошла к окну, выглянув на улицу. Ей, словно не хватало простора и света, а окно, казалось, вело в совершенно другой мир - где бесконечность неба и стремительно бегущие по нему, низкие облака, обещали скорую грозу и ветер поднимал небольшие вихри из мелкого мусора и сухих листьев. Вскоре, на мир опустится клочковатая серая мгла, затянет все небо, скрыв его голубизну, словно ее никогда не было. А после, под хлесткие струи дождя, тяжко и низко заворчит гром, раскалывая небеса при каждом ударе молнии, что будет слепяще высвечивать каждую тень, обесцвечивая и ослепляя все, что видит глаз. Розмари вернулась взглядом в тихую и сумрачную комнату, наполненную тенями, живыми и любопытными. Сейчас она точно знала, что выбрала нужную историю.
- Что ж, - начала она, - возможно это сказка, лишь слова, но может это было со мной действительно. Думаю, у тебя нет причин сомневаться, что подобное могло случиться, лишь для людей подобные истории остаются историями у камина.
Есть у меня друг. Хороший друг,
- Розмари решила не называть его имя, - У него есть машина времени. Таким образом, я оказалась в прошлом. и так вышло, что оказалась там одна. Впрочем, нет же ничего страшного, что бы просто подождать друга, пока он сгонят по своим делам и погулять по тем временам, которые для всех прошли и рассыпались в пыль воспоминаний. Коснуться того, что давно исчезло и забылось.
Вот там, или вернее сказать тогда, я встретила Сириану. Удивительная девушка. Огонь. Она из того же мира, что и мой друг. И тоже путешественница во времени. Я словно коснулась звезды, заключенной в человеческую форму. Жаль, наши пути больше не пересекались, но я верю, что мы еще встретимся, время - забавная штука. Возможно мы уже встречаемся где-то, прямо сейчас, кто знает...

И Розмари подробно, насколько помнила, начала рассказывать о их совместном приключении в зимнем лесу, о холодном снеге, обжигающей боли, коснувшейся каждого в той битве, о смерти, рождающей новую жизнь, о трудно добытой победе и радости, приправленной горечью, о кружке горячего чая, обжигающего ладони и губы, потрескивающем, жарком огне в камине и о тьме, которой им удалось избежать, не завоюй они эту победу.
Розмари рассказывала долго и подробно, мысленно вернувшись в тот день, к тем событиям, заново переживая их, каждую деталь, каждую мысль, каждое ощущение. И делилась этими воспоминаниями с сущностью непонятной и неизвестной природы, как могла подробно и чувственно, не зная, поймет ли та, значит ли это для нее вообще что-то или Тень хочет просто что-то получить, ассимилировать речевые навыки или отвлечь ее от чего-то, а может просто больше узнать о людях. Розмари не знала, но почему-то чувствовала, что Тень не враг ей и хотело коснуться ее, не только физически, но скорее ментально, на особом уровне взаимопонимания и доверия. Тень показалась девушке игривой и любопытной, ищущей что-то, что зависело, возможно, от того, как они поймут друг друга. Возможно все отношение Тени к человечеству будет этим обусловлено, враждебна она будет или нет к людям и этому миру. Розмари не знала, может она предает слишком большое значение себе в этой истории и все намного проще, но когда путешествуешь с Доктором, редко что случается просто так.

+2

8

Кажется, при жизни Сириана не умела рассказывать. Передавать информацию удавалось, но делать это так, чтобы слушатели могли проникнуться самой сутью, почувствовать на себе эмоции тех, кто переживал подобное... И потому даже теперь, пусть и будучи уже совершенно не той самой таймледи, что восторгалась чужому умению складывать слова в увлекательные и живые истории, Тень внимательно слушала. Отчасти, конечно, потому что училась. Училась складывать слова в цельные идеи, старательно запоминала ту связь между звуками и смыслом, что совсем недавно казалась ей недоступной. Она училась...
Но и слушала. Звучащая история открыла перед ней кусочек чьего-то далёкого прошлого, такого живого, странного, и... Знакомого. Когда речь зашла о битве и Ледяными Войнами, призрак вспомнил их. Огромные фигуры в своих костюмах, с оружием, опасные и непреклонные в своих законах и правилах. Существа, способные привести в ужас многие миры... Она их видела. Видела их корабль на снегу, видела битву, которую было суждено проиграть, но именно поэтому проигрывать было никак нельзя...
Лёгкие тени заплясали у стены, рисуя образы, то ли сотканные из собственной памяти, то ли... Откуда им ещё взяться? Она не знала. Но и не понимала, как такое возможно. Как она может деталь за деталью вспоминать то, что рассказывает и о чём умалчивает эта девушка? Темнота обращалась то в Ледяного Воина, маленького и не такого опасного, то становилась кем-то другим, меньше, ниже... Вот среди этого театра теней появилась и сама Розмари.  И лишь той, о ком она рассказывала, той самой путешественница во времени... Огня. Может, она потому её и не помнила – огонь был Тени настолько чужд, насколько это возможно. Только вот она сгорела, вспыхнула и истлела, насильно, больно и страшно обращаясь в пепел, пока от неё не осталась лишь темнота. Горстка безликих воспоминаний, в которых не было больше и следа от той звезды... Разве что чёрная дыра вместо души.
После истории в темноте комнаты повисло долгое молчание. И без того безмолвная Тень перестала тревожить хозяйку дома, столь приветливо её приютившую и выполняющую маленькие капризы своей потусторонней гостьи. Тени замерли, вновь оказавшись на своих местах... Она ещё была среди них, но отпустила своих верных помощниц, пока те больше были не нужны.
Пришло время новых фокусов. Писать существо научилось, и пора было приступать к речи. Первые её звуки были похожи на тихий шелест листвы деревьев под лёгким ветром. Робкий и тихий звук, казалось, звучал отовсюду сразу, но постепенно концентрировался на одном источнике. Невидимом, но ощутимо существующем. Звук менял высоту и громкость, казалось, совершенно случайным образом подбирая звуки. Мелодию. Если бы она прозвучала где-нибудь в одном из земных фильмов ужасов, то вышло бы, пожалуй, очень даже уместно и атмосферно. Она экспериментировала. Пробовала произнести что-нибудь простое, передумывала, раз за разом, пока не поняла, что понятия не имеет, что сказать. Научиться-то она научилась, достигла желаемого, и теперь... Тень вновь замолчала на несколько долгих мгновений, после которых комната в очередной раз наполнилась шорохами, которые ей удалось свести в правильный порядок звуков.
- Сириана.
Имя той, чей образ отсутствовал в рассказе-воспоминании. Имя, которое она знала, всегда знала, просто забыла... До этого момента набор звуков и букв не означал практически ничего, и лишь благодаря девушке Тень добралась до него. До чего-то важного, казалось, до самой сути. Главное было её не упустить, не позволить растаять, как предрассветный сумрак тает под лучами солнца. Сириана – огонь. Трогать её страшно, больно, как рваную рану внутри, щедро присыпанную солью. Но – надо. Потому что в этом весь смысл.
- Сириана... Расскажи ещё.

+2

9

— Сириана.
Розмари вздрогнула, услышав голос теней. Он был тихий и громкий одновременно, везде и нигде сразу, словно заговорил сам воздух вокруг. Впрочем, это было почте верное - вокруг нее заговорила окружившая ее плотным покровом живая темнота. Это было и жутко и удивительно.
— Сириана... Расскажи ещё. - теперь, казалось, голос сконцентрировался в одной точке. Тень быстро училась. И это тоже пугало и восхищало одновременно. И Розмари поняла, что хочет показать Тени что-то еще, кроме слов. Немного позже. Расскажи еще - просила ее гостя и Розмари принялась рассказывать, сама не зная почему, но ей не только хотелось этого, но и казалось, что это правильно, как воля судьбы, если таковая вообще существует. Рассказывала настолько подробно, насколько знала сама, но оживляя чувствами и эмоциями, не позволяя истории быть сухой, как полуистлевший в предзимье лист, какими часто становятся завершенные истории.
- Это имя что-то значит для тебя? - поинтересовалась, наконец, девушка. - Почему именно она из всех, о ком я рассказала тебе? Обычно всем интересен Доктор, - размышляла Розмари, - так было всегда. Такая уж он притягательная персона, с просто космическим магнетизмом, но тень заинтересовалась именно Сирианой. Почему? Не смотря на чуждость этой формы жизни, лишь смутное ее понимание, Розмари чувствовала, что Тень вцепилась в это имя и вцепилась крепко, как тонущий хватает взглядом слишком далекий от него берег и если он настойчив, если он везуч... Так и здесь, Розмари казалось, что для Тени это  имя столь же важно и она отчаянно к нему тянется. Розмари не возражала.
- Я покажу тебе еще кое что. Возможно, тебе это покажется интересным и новым, а может и полезным, - улыбнулась девушка окутавшему ее мраку. С этими словами, она практически на ощупь - Розмари довольно хорошо ориентировалась в своей комнате, даже не видя ничего, подошла к музыкальному центру, мерцавшему в темноте крохотными неоново-синими индикаторами и включила, выбрав нужную композицию. Девушка продемонстрировала своей гостье совершенно разную музыку, от тихой и мелодичной, до тяжелого рока, инструментальную, медленную, быструю, словно давая каждую пощупать и ощутить ее вибрации или как Тень может воспринимать музыку, она просто не знала. Подумала она и том, как ее гостья распознать этот мир еще шире - запахи? Вкусы? Способна ли она на это? Если освоила звуки и формы, почему бы и нет?
И как ей не хватало сейчас Доктора. Ему бы эта встреча показалась крайне интересной. Он любил все новое, загадочное и необычное. Встречал ли он подобные создания раньше? Розмари не знала. Но гоняя тараканов в своей голове, перебирая мысли и воспоминания, девушка откопала одну из историй, что слышала от Доктора. Про живые тени. Хищные тени. Абсолютно убийственные. Не они ли у нее сейчас гостили? И почему не убили, если это они? По описанию они были очень похожи на то, что она наблюдала, за исключением агрессии. С другой стороны, все меняется. Может и Тени, с тех пор, прочитав множество книг, изменились? И стоит ли говорить о своих догадках? Не опасно ли? И, если это Вашта Нерада, устроит ли ее то же, что едят люди? Говядина, курица и другое мясо? На эти вопросы у девушки ответов не было. Но знать это было важно, для дальнейшего взаимодействия. Впрочем, Розмари понимала, что рано или поздно, они подойдут и к этому вопросу, а если Тень захочет проявить враждебность. она будет бессильна ей противостоять, в любом случае. Да, сама она вполне может выжить, но всегда жить под светом, избегая теней? А другие люди? И поймать ее будет невозможно, скорее всего. Однако, Розмари считала, что все проблемы нужно решать по мере поступления, а в данный момент у нее были лишь мысли и домыслы. Упрекнуть в чем либо она свою гостью не могла.
- Можно тебя коснуться? - неожиданно для себя попросила Розмари.

+2


Вы здесь » Doctor Who: Night terror » Экскурсия по Террору » Heart of Darkness