Doctor Who: Night terror

Объявление


21.05 : Подсчёт статистики форума. С 21.04 по 21.05 мы открыли 16 новых эпизодов и написали 113 постов! А количество полноценно завершенных эпизодов достигло 270.

28.04 : Нам 4.5 года! Ура-ура-ура!

25.04 : Объявление от администрации! Чистка профилей и эпизодов; обновление правил об оформлении профиля; изменение игрового времени в Настоящем на 2017-2018 год и многое другое.

21.04 : Подсчёт статистики форума. С 21.03 по 21.04 мы открыли 14 новых эпизодов и написали 132 поста! Так же благодарим 10th Doctor и 13th Master за помощь форуму в этом месяце.

Солнечный ветер неизменно прибивает к берегам обломки старых кораблей и заблудших душ, одни берега опасны настолько, что лучше погибнуть в шторм, чем оказаться на этой суше, другие же, наоборот, приветливы и дружелюбны, как наш. Так пусть судьба принесет тебя к нам, пусть волны холодной космической пыли не поглотят тебя в дальнем пути, пусть Космический Нептун окажется к тебе благосклонен, а Прокламация Теней не занесет в список преступников. Держись до последнего и не отпускай. Geronimo!
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
Amy Pond: Случайны ли случайности? Или в матрице бытия все линии «вероятностей» уже распределены и выведены закономерным рисунком? Предопределена судьба высшим фатумом, верховодящим, словно умелый кукловод, нашим выбором? Либо мы сами вольны идти своим путем, каждым действием вписывая личный узор в полотно истории? Что иногда подталкивает нас совершить именно этот шаг и воздержаться от иного? Интуиция или все же «рука» высших сфер? Никто не даст однозначного ответа. Однако возможно эта история поможет приподнять завесу неизвестности и пролить толику света на эту дилемму.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Doctor Who: Night terror » Экскурсия по Террору » первое правило бойцовского клуба...


первое правило бойцовского клуба...

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

» первое правило бойцовского клуба... «
https://d.radikal.ru/d28/1803/04/0002a63faa11.gif https://b.radikal.ru/b36/1803/6b/d2b9d84c15cd.gif

» В ГЛАВНЫХ РОЛЯХ «
Chloe Allford, Alexis Wood

» ДЕКОРАЦИИ «
Лондон, подпольный бойцовский клуб. 15 октября 2017.

» А ДЕЛО БЫЛО ТАК «
Никогда не знаешь, где найдёшь, и где потеряешь.
Начало истории о двух отчаянных и потерянных девушках, которым повезло столкнуться в пространстве и времени.

+1

2

I know the weakness.
I know the pain.
I know the fear,
We do not name. (с.)

http://s5.uploads.ru/zpeOX.png
Кровь пульсирует в висках, мне кажется, я слышу каждый чертов удар собственного сердца. Оно не торопится никуда, монотонно бьется, словно готовое ко всему. Усмехаюсь. Забавно. Может мне и правда уже ничего не страшно?.. Невозможно быть готовой к потере родителей, но, когда это смешивается с ложью, длинной в целую жизнь, на душе остается какой-то особенный осадок. Совершенно неповторимый, уникальный. Такой, с которым мне еще никогда не довелось раньше сталкиваться. Зато теперь он, подобно зыбучим пескам, поглощал меня все сильнее.

Кто я такая? Кто, черт подери, я такая? Стоя сейчас перед дверью, которая грозит распахнуться в любую секунду, мне кажется, что я знаю ответ. По крайней мере пройдет несколько мгновений, я услышу звонкий и громкий голос, который назовет меня Скай. И жизнь Хлои остается за пределами досягаемости. Словно она – только призрак, некогда существующий в пространственно-временном континууме. Будто она канула в небытие, замерла в тот день вместе с мамой и папой. А та я, которая теперь то и дело смеялась в лицо всем, кто пытался наставить меня на путь истинный, она была совсем другой.

Смешно. Мне правда хочется звонко рассмеяться от их шаблонных фраз и слов. Друзья, знакомые, даже преподаватели в колледже смотрят на меня теперь не так. Я то и дело читаю в их взгляде жалость. Но кому она нужна!? Явно не мне.

[float=right]http://s3.uploads.ru/vf0m2.gif[/float]В очередной раз затягиваю бинты на ладонях. Они защищают мои руки. Но, честно говоря, паршиво справляются с этой задачей. Как я докатилась до такого? Умная девочка, с хорошими перспективами. Мне так хотелось встретиться с Судьбой, если у нее имело некое телесное воплощение, или не телесное, хоть какое-то. Мне хотелось бросить эти слова ей прямо в лицо. Спросить, почему она возомнила себя невесть кем?.. Но она ведь правильно возомнила. Кто я такая? Всего лишь игрушка, кукла в огромном мире, мнение которое ничего не стоит. Ровно также, как и сама моя жизнь. Поэтому к черту!

Передергиваю плечами, чуть морщусь. После последнего боя, когда один громила уложил меня на лопатки, правое плечо болело. Это только подстегнуло меня как можно быстрее вернуться сюда снова. Та боль, которую я так ярко и полно чувствовала в тот момент, когда он приблизился ко мне, хищно усмехнулся, а затем так быстро провернул свою очередь ударов – от нее у меня захватывало дух. Он заставил меня чувствовать себя живой и настоящей. А ведь именно этой цели я и добивалась!

– В этот раз на тебя поставили меньше, если хочешь снова вернуться сюда, а не вылететь с треском, советую начать нормально драться. А не устраивать тут курорт, где можно спокойно полежать, как в прошлый раз, – я слышу голос Тедди. Кто он мне? Никто. Просто парень, который считает меня нерадивым ребенком, нуждающимся в его «мудрых» наставления. Пусть считает, мне несложно молчать, когда он отпускает свои реплики в мой адрес. К тому же, иногда они бывают полезными. Например, в этот раз. Меня невольно напрягает его угроза. Мне нужно выходить на своеобразный ринг, я не могу потерять эту возможность.

– Не беспокойся, милый, ты еще долго от меня не избавишься, – моя улыбка больше смахивает на звериный оскал. Но Тедди привык к подобного рода зрелищам. Внезапно вспоминаю, что завтра утром у меня есть лекции в колледже. Было бы неплохо как минимум проснуться, максимум – прийти в подобающем виде. Хотя бы мое лицо должно соответствовать образу примерной студентки. Если на остальные части тела я могу надеть достаточно одежды, то, увы, с лицом так не получается. Не могу же я взять и внезапно начать носить паранджу.

Я слышу шум зала, гулкий голос ведущего. А затем дверь передо мной открывается, ослепляя меня ярким светом. Бросаю еще один взгляд на Тедди.

– Они сегодня проиграют. Те, кто поставил против меня, – буквально шиплю, поправляя свою майку. Адреналин в крови подскакивает неожиданно и слишком сильно. Меня бросает в жар. Тело словно предчувствует перспективу приключений. Оно то ли пытается отговорить меня от этой идеи, то ли поддерживает ее полностью. Мне хочется думать, что последнее.

Обвожу взглядом людей. Они совсем близко, могут видеть каждый удар. Последствия. Как кто-то из нас, тех, кто готов биться во имя какой-то своей совершенно алогичной и непредсказуемой цели, истекает кровью у них на глазах. Пытливые глаза смотрят на меня, а я только усмехаюсь. Нервная ухмылка поселилась на моем лице чуть ли не сразу после случая с родителями.

Он произносит мое имя громко и четко, оно вызывает неодобрительный гул у большинства присутствующих. Но мне плевать. Скай. Небесная девочка, которая до некоторых пор была хорошим развлечением для всех присутствующих. А что же теперь, неужели она потеряла свою форму?

Нет. И я намерена доказать это им всем сегодня. Чего бы мне это не стоило, но я выйду победителем хотя бы из этого поединка, если бой с тяжелой реальностью мне не выиграть.

+3

3

Темно и шумно. Идеальное сочетание. Девушка не любила это место, но возвращалась в клуб раз за разом едва ли не каждый вечер. Здесь, за всем этим шумом, можно было хотя бы ненадолго притвориться, что остального мира не существует. Ни того, что по ту сторону дверей, но того, что скрыт в собственных мыслях. Мыслей вообще не слышно – они растворились в криках азарта и злобы, в пьяном смехе и ругани. Мерзких, отвратительных, но таких прекрасных.
Алекс почти никогда не делала ставки и уж тем более не участвовала в боях. Считала, что это не для неё. Не умеет она... И не хочет. Она вообще переставала видеть смысл в чём бы там ни было, и едва ли не с каждым днём становилось хуже. Может, если выпить достаточно, она решится. Не сегодня, но завтра. Или на следующей неделе. А пока...
Она сидела у бара рядом с регулярно пустеющим и наполняющимся бокалом и пила, смотрела, слушала. Просто так. А что ещё ей оставалось делать? Идти домой? У неё нет дома, у неё вообще ничего нет. Старая жизнь исчезла. Впрочем, нет, не совсем исчезла. Она всё ещё была рядом, прицепилась к девушке, будто пиявка, тянущая из неё жизнь. Или будто раковая опухоль, стремительно отнимающая силы и желание жить вообще. От той жизни надо избавиться, вырезать, ампутировать, пока не поздно. Но Алекс не знала, как. Наверное, нужно начать новую жизнь... Но и это ей не удавалось. Девушка старалась, честно. Очень старалась. Нашла новое жильё, работу. Совсем не похожую на прежнюю. Эта была скучной и противной, но Вуд терпела, считая, что так надо. Чувствовала, что её сущность должна отторгать новую жизнь, что это правильно, надо просто перетерпеть. Как с горьким лекарством. И однажды эта тоска по прошлому, которое невозможно вернуть, отпустит. Сменится если не радостной новой жизнью, то хотя бы равнодушием и спокойствием – девушка была согласна и на это. А пока спокойствие и равнодушие приходилось создавать искусственно.
Алекс благодарно махнула бармену наполненным бокалом с виски и практически залпом выпила содержимое, практически не успев прочувствовать противный вкус дешевки. Лекарство, всего лишь очередное лекарство... Ещё немного, и на сегодня хватит. Пора будет расплачиваться и идти домой, пешком по ночи, да ещё и по одному из неблагополучных районов. Но какая разница? Что с ней может случиться? Казалось, что совершенно ничего. А если и случится, то что с того? Кому будет не плевать? Если она вдруг тут умрёт, никто об этом не узнает. Возможно, только Лукас... И тот наверняка решит, что так ей и надо. Сама себя загубила, начав вести неподобающий образ жизни. Казалось, для мужа она умерла ещё тогда, когда пришла домой на несколько часов позже. Когда впервые начала замечать и говорить о том, что мир вокруг неё неправильный, другой. Наконец, когда попала в лечебницу. Не зря ведь его визиты туда она воспринимала, будто он приходил на могилу своей жены, а не к живому человеку. Возможно, его жена действительно была мертва... А её место заняла другая. Очень похожая, но всё-таки другая. Та, которой больше не нужны ссоры, не нужны походы на выставки. Которая больше не радуется, будто ребёнок, новому набору карандашей или красок... Эта Алексис далека от творчества. Она работает на простой, обычной и совершенно не вдохновляющей работе, питается, чем повезёт, иногда вовсе забывая поужинать. Часто пьёт, много и по-мужски. Она понимает жестокость и тянется к ней. Совсем как сейчас.
Девушка перебралась ближе к рингу, бесцеремонно протиснувшись сквозь толпу. Она внезапно захотела видеть происходящее близко, как можно ближе. Чужой бой, бессмысленный. Чужую боль от ударов. Интересно, если её саму изобьют на ринге, от этого станет легче? Может, это будет новым лекарством.
Она подняла взгляд на ринг, на который выходили бойцы. «Бойцы», впрочем, слишком громко сказано...
«А я же знаю эту девчонку...»
Имя девушки пока не вспомнилось, зато возникло стойкое ощущение, что ей здесь не место. В памяти Алексис она была ухоженной и умной девочкой, молодой и перспективной, и видеть её в этом месте было... Неправильно. Настолько, что Вуд едва не ушла. Но осталась. Потому что, какая ей разница? Не ей решать, чьё место на ринге.

Отредактировано Alexis Wood (2018-04-08 18:50:12)

+2

4

Мы делаем выбор. Каждую чертову секунду. Когда замираем на месте на пару мгновений, решаем, куда же пойти дальше или что приготовить на завтрак. И это порождает цепочку действий, которая всегда ведет к уникальному результату. Но мало кто знает, что цепочки однажды заканчиваются, начинаются новые. Многие упускают из виду ту самую точку отсчета, когда человек изменился. Когда в нем что-то сломалось, лопнуло, и уже не подлежит восстановлению. Кажется, вон он, прямо перед тобой: все тот же, но это не так. Самые разительные изменения происходят внутри, когда люди замечают их внешнее проявление, человек уже изменился. Стал другим. Когда изменилась я? Стала совершенно иной Хлоей, ранее незнакомой никому? Друзья смотрели то ли с ужасом, то ли с презрением. Им была чужда девчонка, мир которой рассыпался осколками по всему свету. Они не хотели видеть очевидного, хотя, казалось бы, куда еще очевиднее!

Мы меняемся каждое мгновение. Но обычно это какие-то мимолетные изменения, радикальные случаются слишком редко. А люди привыкают. Им легко и просто видеть в своем знакомом стабильный шаблон, который никогда не рухнет. Они не хотят заглядывать внутрь, смотреть, что же осталось от человека. Потому что... А если там только руины, вдруг придется спасать? Нет, слишком большая ответственность, необходимость принимать взрослые решения. В существующем мире, увы, все взрослые – просто дети, окружающие себя более совершенными игрушками, а не какими-то погремушками или плюшевыми медведями, хотя и такое бывает.

Я чувствую на себе взгляды. Мне кажется, словно несколько десятков пар глаз прожигают во мне дыру, хотят испепелить, но я стою назло им всем и усмехаюсь, останавливая свой взгляд на противнике. Женщина, совсем юная. Я бы сказала где-то моя ровесница, но все же немногим старше. Ее длинные ноги обтягивают лосины, а костлявые ребра выпирают из-под спортивного топа. Она выглядит совершенно легкой, будто стоит ветерку только подуть, как он унесет ее. Но тут нет ветра, а я слишком хорошо знаю: зачастую внешность обманчива. Меня и саму слишком часто недооценивали. Не допущу такой же ошибки.

Мой макияж слишком яркий. Возможно, в нем нет необходимости, но под слоем косметики мне легче спрятать саму себя. Словно таким банальным образом сумею сбежать от реальности, которая никак не желает меняться от одного моего желания. Почему мы с ней никак не можем договориться? Ведь я не самый плохой человек, миру, должно быть, не так уж и сложно терпеть мое существование. Но иногда он становится принципиальным. Отнимает медленно все, что когда-либо имело значение. Он забирает тебя саму, оставляя только отголоски некогда настоящего человека, превращая его в нечеткий силуэт. Один из миллионов.

Ведущий дает понять, что мы можем начинать. Интересно, какие у нее мотивы? Хотя, мне плевать. Она может стать мои средством забыться на этот вечер, а если окажется достаточно хороша, то даже на несколько. Сегодня моя тактика простая: выглядеть слабой, пусть подумает, что сильнее меня, что у нее есть власть над моим телом и выпадами, что она в состоянии предсказать каждый свой шаг. А потом... А потом пусть проклинает себя за такую невероятную доверчивость и наивность.

Сначала я защищаюсь, ставлю неуверенные блоки, стараясь беречь голову. На самом деле чисто инстинктивно я отвожу еще не полностью восстановившееся плечо назад. Иногда тело существует от меня отдаленно, оно само принимает решения. Что ж, пусть, сегодня я ему это разрешаю. Она бьет уверенно, но слишком бессистемно. Первые несколько ударов однотипные, приходятся мне то в бок, то в плечо. Делает попытки добраться до головы, но разбивается о мой блок: снова плечо. Пока что здоровое.

Моя тактика хороша, но чтобы противник поверил, нужно хоть как-то действовать. Неумело. Пытаюсь нанести удар: любительский, замахиваюсь кулаком, но она успевает отклониться, поэтому кулак рассекает воздух и только немного задевает ее длинные волосы и плечо. Маленькая месть, хотя мой удар навряд ли был ощутимым. Я вижу ухмылку на ее губах. Победную, она уже предвкушает, как доведет дело до конца. Расслабляется, позволяет себе потерять ощущение реальности. Но еще рано, пока мне еще нужно играть роль жертвы.

Следующая серия ударов оказывается неплохой. Я удивлена. Эта девчонка обрушивается уверенно на меня с правой стороны, удар приходится на больное плечо, что вынуждает меня сдавленно зашипеть. Я теряю равновесие, она этим пользуется и бьет меня в живот. Слышу, как кровь стучит в ушах. Эхом до меня доносится шум толпы. О, они довольны, ведь я оказалась на коленях. А если верить Тедди, то мой проигрыш залог победы многих тут.

Промедление в несколько секунд. Она бьет ногой меня в спину, под силой удара, руки прогибаются, я почти падаю. Почти. Она меня разозлила. Эта девчонка, которая должна была просто исполнить роль в моем шоу, кто позволил ей взяться за главную роль!? Ненависть закипает, почти не ощущаю боли, она отходит на задний план. Вскидываю вверх голову, упираясь взглядом прямиком в противницу, нависающую надо мной. На губах мелькает звериный оскал. Секунда, вторая, я резко разворачиваюсь, ударяя ногой по ее ногам. Звук падающего тела.

Она этого не ожидала. На какую-то долю секунд я вижу страх, мелькнувший в ее глазах. Совсем ненадолго, но этого достаточно. Поднимаюсь на ноги. Она замешкалась, лежит навзничь на спине. У меня есть только мгновения, чтобы выбрать стратегию и использовать ее. Болевой прием на шею. Кое-что из джиу-джитсу. Мне нужно только оказаться позади нее, так как нас разделяют сантиметры, это несложно. Протянуть свои руки под ее, чертово плечо стало ощутимее болеть, но я стараюсь об этом не думать. Затем сцепить их в замок, обхватив предварительно хрупкую почти что лебединую шею противницы. Она довольно мелкая, так что моего веса тела хватает, дабы контролировать и пресекать ее попытки подняться на ноги. Дальше все просто: потянуть ее шею к груди. Несильно, не перестараться. Но ей и этого оказывается достаточно.

Она изворотлива, а мое плечо настойчиво ноет, доставляя дискомфорт, так что мне приходится ее отпустить, но ненадолго. Пока противник дезориентирован, этим не просто можно пользоваться, а нужно пользоваться. Адреналин играет в моей крови слишком сильно. Действую дальше скорее на чистой интуиции, нежели на расчете. Это больно, потому что обычно все выполняла именно правой рукой. Но мне удается довести начатое до конца. Хотя последний удар почти наверняка принес мне больше проблем, чем ей. Я буквально слышала, как что-то хрустнуло, словно сместилось. А на противника обрушился всего лишь уверенный удар. Я ударила предплечьем по затылку, уверенно, быстро, не слишком чисто, но это было и не важно. Любой удар, выполненный из положения лицо в лицо, приходится на затылок, всегда приводит к одному результату: потере сознания. Она сначала чуть шире распахнула глаза, затем беспомощно открыла рот, словно рыба, выброшенная на берег, а потом просто упала, отключаясь окончательно.

[float=left]http://sh.uploads.ru/GyXEj.gif[/float]Касаюсь рукой плеча, с ним явно что-то не так. Теперь, когда все закончено, я наконец-то явственно ощущаю боль. Ведущий что-то говорит, объявляет победителя, проверяет девчонку. Мне так и хочется крикнуть, что она живая. Я не такая дура, чтобы убивать ее. Самодовольно усмехаюсь, проходя мимо расплывшегося в улыбке Тедди. О, этот хитрец наверняка знал исход боя! И при этом неплохо на мне заработал. Выхватываю у него пачку сигарет. Обычно я не курю, не курила, но в последнее время могу выкурить пару сигарет в несколько дней, после боев особенно. Толкаю левой рукой массивную дверь, ведущую в проулок позади этого клуба. Улица встречает меня прохладным ветром. Достаю одну сигарету, беру зажигалку. И не могу прикурить.

– Черт! – держать правую руку в согнутом положении непросто. Когда я спокойна и пытаюсь выполнить какие-то простые действия, тело реагирует иначе. Монотонность иногда становится более мучительной, чем та же самая серия ударов. Более того, я ощущаю, как в определенной степени онемело предплечье. Но меня это не огорчает, нет. Ведь я выиграла, и получила свою долю боли на этот вечер. Или даже не на один. Опускаю правую руку и перехватываю зажигалку в левую. Может так мне больше повезет?..

+3

5

Вуд не могла вспомнить имя той, кого узнала. Здесь её называли Скай, но это была лишь та, что на ринге. А вне его? У неё ведь должно быть что-то вне ринга, вне клуба, вне этого имени. У всех здесь должно быть... Разве что кроме неё самой. Алекс сама не замечала, как невольно полагала, будто бы ей пришлось хуже всех остальных. Хуже каждого, кто приходит сюда напиться и забыться, кто выходит на ринг, будучи готов потерпеть поражение. Так думать, конечно, нельзя. Эгоистично, мерзко и неправильно, но она не может не думать о том, что у неё ничего нет. Мысли об этом закрадываются в сознание незаметно, и их лишь ненадолго можно выгнать. Но они вернутся, всегда возвращаются. Может, именно поэтому ей так приятно смотреть на чье-нибудь поражение, чьё угодно. Чтоб забыть о своей собственной никчёмности, несбывшейся жизни.
Потому она смотрела бой. Жадно, сопереживая и болея – не за кого-то одного, а за того, кто проигрывал. Смотрела на них и думала о себе. Будь у неё немного иная жизнь, возможно, она сама была бы на ринге. О, она бы поменялась с любой из них, долго не раздумывая. Несмотря на удары, на свежие ссадины и синяки, которые обязательно проявятся вскоре после боя, напоминая о том, что он был, на самом деле, а не понарошку. Интересно, меняется ли для них что-то ещё после боя? Есть ли ещё что-нибудь, что остаётся после него? Может, правда становится лучше и легче. Она в этом немного сомневалась, но сама узнать не могла... Ещё одна причина однажды подняться на ринг.
События на нём продолжают развиваться. Судя по крикам и свисту вокруг, некоторые не ожидали подобного... Та самая девчонка, Скай, оказывается, что-то всё-таки умеет, и весьма неплохо. Настолько неплохо, что в этом бою она победила... Вуд не уверена, рада этому или нет, но в итоге всё-таки довольно ухмыляется, хоть и не ставила на неё денег. Зато она её знает... Не так, как знают друзей или хотя бы хороших знакомых, но знает. Маленький повод для маленькой гордости и за неё, и за себя. Жаль только, что опьянённый разум всё ещё отказывается вспоминать её имя... То имя, под которым Вуд должна была её знать.
Впрочем, может, оно действительно не так уж важно, и она, как обычно, переоценивает важность имён. В конце концов, имя можно узнать, раз это её так гложет. Почему бы и нет? Выбравшись из толпы пропахших алкоголем, куревом и потом людей, Алексис бросила на стойку несколько свёрнутых купюр, прижав их опустевшим стаканом – надо же, сама не заметила, когда успела допить остатки, – и прихватила с собой почти пустую бутылку того пойла, что ей самой наливали. Оставленных денег хватит. Кажется. А если нет – не её проблемы. Можно расплатиться и потом... «Потом» вообще стало для неё идеальным словом. На потом откладывалось всё, чего ей не хотелось делать прямо сейчас, в тот же момент. Всё, на что было плевать. Потому что это самое «потом» может вовсе никогда не наступить, так что проблемы, отложенные на потом, можно сразу же забывать и надеяться на худшее. Потому что худшее иногда волшебным образом помогает решить многие проблемы... Такие, как неоплаченные счета, мелкие ссоры с близкими, не получающийся эскиз. А потом случается плохое и всё это катится к чертям вместе со всей остальной жизнью. Сначала кажется, что есть смысл бороться, пока борьба не заводит в тупик.
Алексис толкнула тяжелую дверь и вышла наружу. Голова немного кружилась от шума, дыма и выпитого алкоголя, но она уже привыкла к этому ощущению. Знала, что не дошла ещё до того состояния, как многие алкоголики. Что ни за что не распластается на грязной мостовой, внезапно потеряв равновесие, и не будет лежать так, заблевав всё вокруг, пока её кто-нибудь не подберёт. Нет, до этого она далека. Пока что. Но, может, потом...
— Черт!
Несколько мгновений она просто стояла и смотрела на попытки Скай справиться с зажигалкой и сигаретой. Почти без любопытства, почти безразлично, одержит ли та ещё одну победу за этот вечер. Она была всё-таки очень похожа на кого-то знакомого... Внешне. Алексис всегда хорошо запоминала лица. Всё остальное казалось было совершенно другим, особенно так, вблизи. Может, она всё-таки обозналась... Сомнение подкралось к Вуд, подсказывая ей, что всё так и есть, что она ошиблась и лучше развернуться и уйти. Она всё равно собиралась домой. К тому же, ей должно быть плевать, знакомы они или нет.
- Помощь нужна?
Собственный голос прозвучал непривычно... Снаружи слишком тихо, а Алекс привыкла слышать себя только среди шума клуба, заказывая выпить или посылая куда подальше приставших к «даме» «джентльменов». Либо на работе, где она всё равно была не собой, говорила с натянутой, вежливой улыбкой и противно-милым голоском, который так нравился посетителям. Одной рукой протягивая знакомой незнакомке бутылку, вторую она протянула за зажигалкой:
- На. Видела твой бой... Надо было на тебя поставить.
Должно было прозвучать как комплимент, но вышло не так хорошо, как звучало в голове. Один из редких случаев, когда в голове Алекс что-то было лучше, чем в реальности... Она криво усмехнулась собственным мыслям.
- Но я никогда не ставлю. Только пью эту гадость.
Она кивком указала на почти пустую бутылку и демонстративно сморщилась. Опять прозвучало не так, как она хотела. Жалко, и будто бы она искала оправдание... Зря она вышла. Зря завела этот разговор, разговоры никогда не были её сильной стороной. Алекс спрятала руки в карманы и недовольно тряхнула волосами, убирая кудрявые и непослушные пряди с лица.
- Я же тебя знаю, да? Мы встречались раньше.

+1

6

Иногда весь мир теряет свою значимость, он становится всего лишь фоном, на который ты не обращаешь никакого внимания. Просто смотришь по сторонам и ничего не видишь, потому что нет смысла в красках или людях, потому что нет смысла в тебе самой. И это самое ужасное, что может случиться. Полное равнодушие, в попытках сбежать от которого я пришла на ринг. Лишь бы чувствовать хоть что-то, когда кто-то силой заставляет меня обращать на него внимание. И это ощущение, смешивающееся с жгучей болью, приглушенное чуждыми мне эмоциями — я не знаю, что это. И не имею ни малейшего представления, как убежать от врага, которого не могу увидеть.
Рука жутко болит, теперь я вынуждена это признать. Чуть одергиваю плечо, чем вызываю новый приступ боли, с которым приходится справиться, стиснув зубы. Я совершенно не обратила внимания на скрип двери, которая открылась под чьи-то натиском. Мне было откровенно плевать. Пришел ли кто-то сюда в поисках справедливости, посчитав, что таким образом сможет взять реванш, или же он просто вышел подышать свежим воздухом. Не имеет значения.

— С чем? — вопрос звучит внезапно, но это не пугает меня. Я только оборачиваюсь в пол-оборота, окинув взглядом девушку, вышедшую ко мне. В ней есть что-то неуловимо знакомое, ставшее в отблеске подворотни совершенно новым. Хмурюсь, стараясь заставить работать память на меня. Ну же, я ее знаю. И это не просто мимолетное видение в клубе, там полно людей, но никто не может удержать мой взгляд на себе дольше пары секунд. А она может, не там, а тут, но это не имеет значения. Чуть прищуриваюсь, даже перестав щелкать зажигалкой, которая так и не соизволила мне поддаться.

— Надо, а чего не поставила? — я воспользовалась любезным предложением леди, ставшей моей спасительницей в этой ситуации. А затем удовлетворенно затянулась, ощущая, как боль отступает. Не так быстро и масштабно, как мне хотелось бы, но выбора мне никто не предоставлял, увы.

— Нет, спасибо, мне не нравится пить, — несмотря на располагающие события в жизни, я никогда не прибегала к алкоголю в больших пропорциях. Это помогало забыться, но совсем ненадолго, только на несколько часов, может, до утра. А потом, когда я снова открывала глаза, упираясь взглядом в потолок, все чувства лавиной обрушивались на меня, словно только и ждали подходящего момента, как бы нанести побольше урона. А эта боль, которую я получала в достаточной дозе, она оставалась со мной. Даже завтра вечером я все еще буду ощущать последствия удара. И мне нравится, что я снова могу чувствовать себя живой и настоящей, это помогает мне поверить в реальность происходящего и отбросить подальше совершенно глупые идеи.

Иногда мне кажется, что я сплю и вижу бесконечный сон. Кошмар, который ищет все новые способы меня сломать и поставить на колени. Но проблема в том, что я не уверена, смогу ли проснуться, если поддамся окончательно этой неведомой силе. Что будет тогда? Когда я пройду все круги ада и выйду на финишную прямую?.. И буду ли я сама? Думаю, что нет. Мой образ уже теряется, тает в этом мире, а я предпринимаю только неловкие попытки изменить это. Выходит паршиво, но я хотя бы пока не опустила руки.

— Ты задаешь мне этот вопрос? — ее слова прозвучали крайне забавно. Так бывает, когда ты сомневаешься в чем-то и спрашиваешь с формулировкой про себя, — Как я могу знать, знаешь ли ты меня? Я могу отвечать только за себя. Ты мне знакома, да. Кажется, мы пару раз сталкивались в подъезде, — моя память наконец-то соизволила сработать должным образом. Я выудила из нее образ девушки, покрытой полумраком и задающей мне любопытные вопросы.

— Не то чтобы я следила за кем-то, но не ожидала тебя тут увидеть, — я опустила подробности о том, что не ожидала увидеть ее просто нигде. В последнее время мою жизнь можно было описать просто: одиночество. Оно меня устраивало. Почти все знакомые обходили меня стороной, они не желали влезать в мою жизнь, ведь был шанс, что им придется мне помогать. Глупцы, мне не была нужна чья-то помощь. Я отлично справлялась со всем сама, неумело, чертовски нелогично, зато самостоятельно.

— Спасибо, — я приподнимаю выше руку с сигаретой, от которой нитью тянется дым, — Ты вышла помочь мне справиться с непослушной зажигалкой? Или чтобы выяснить, знаешь ли ты меня? Ах да, подожди. Наверное, ты думаешь тоже, что и все они: как такая милая девочка может выходить на ринг и драться, неужели никто не учил ее морали? — я усмехнулась, миллион раз слышала всю эту ересь. Люди правда думали, что эти слова способны изменить мое отношение к миру? Они просто кидались ими, словно опасными гранатами, а затем убегали, даже не удосужившись удостовериться, а взорвался ли снаряд. И это они пытались диктовать мне, как жить?.. Смешно. А ведь раньше я даже позволяла мнению окружающих влиять на себя, но не теперь.

Еще одна медленная затяжка. Мир перестает казаться мне таким паршивым, он снова становится вполне сносным, а эта девушка, имя которой я не считаю важным даже попытаться вспомнить, теперь вызывает только интерес. Она меня почти не знает, мне любопытно, зачем она пошла за мной и что предпримет дальше. Я словно играю в рулетку, делая ставки на различные варианты развития событий. Пока перевес был в сторону побега, но я сомневалась, что она так запросто скроется в помещении клуба, откуда недавно вышла. Второй вариант — нахамит мне, и я не стану винить ее за это. В нынешнем настроении я та еще сучка, хорошо хоть меня никто убить не пытается.

+2

7

Образ крутился в голове, лёгкий и неуловимый. Будто почти найденное правильное слово, которое так и вертится на языке, но отказывается обращаться в сформулированную мысль. Наверное, она так жаждала узнать и вспомнить эту девушку потому что хотела знать, что её сюда привело. Потому что в подобные места от великого счастья обычно не приходят. А чужое горе может помочь забыть о собственном... Во всяком случае, немного лучше, чем дешевая выпивка.
- Зря, - довольно равнодушно вставляет она в разговор, отвечая на отказ. Где-то в глубине души становится мерзко от того, что пьяна здесь только она одна.
«Но я в порядке. Я ещё в порядке, я не зашла слишком далеко. Интересно, все так думают?»
Очередной вопрос, на который она знает ответ. Таких за этот вечер начинает скапливаться слишком много, и это немного раздражает.
— Ты задаешь мне этот вопрос?
- А кому ещё? - с усмешкой парировала Алекс, прислоняясь спиной к покрытой граффити стене и крутя в руках бутылку, так и оставшуюся её собственностью. Если она её допьёт одна, то до дома добираться будет весьма проблематично... Причин не допивать девушка пока не видела.
— Как я могу знать, знаешь ли ты меня? Я могу отвечать только за себя. Ты мне знакома, да. Кажется, мы пару раз сталкивались в подъезде.
«Ты хотя бы трезвая.»
Но Вуд лишь пожала плечами, разглядывая курящую девушку. Скай в её подъезде... И верно, она смогла вспомнить что-то подобное. Короткие моменты встреч в прошлом, в настоящем прошлом, в её собственном. Забавно. Она считала, что в этом мире прошлого у неё больше нет, и всё равно умудрилась обрасти обрывками воспоминаний и людьми, с которыми здороваешься, мимолётно встречаясь у дома. Людьми, которых можно случайно узнать в ближайшем кафе, на улице... Или в подпольном клубе. Что немного более странно, но уж Алекс успела испробовать на вкус действительно странных происшествий. И это до них явно не дотягивало.
— Не то чтобы я следила за кем-то, но не ожидала тебя тут увидеть.
- Взаимно, - ухмылка стала чуть более дружелюбной. Отчасти просто потому что более-менее разрешился мучавший девушку вопрос о том, знакомы ли они. От знания стало легче. С ней всегда было так, даже когда она узнала, что сошла с ума. И позже, когда поняла, что это вовсе неправда, и иные миры существуют... И в тот момент, когда узнала, что обречена прожить остаток жизни в этом мире. Некоторые говорят, что лишь смерть и её приятие может полностью освободить человека... Тогда для Алекс все эти ответы и были маленькой смертью. Казались.
— Ты вышла помочь мне справиться с непослушной зажигалкой? Или чтобы выяснить, знаешь ли ты меня? Ах да, подожди. Наверное, ты думаешь тоже, что и все они: как такая милая девочка может выходить на ринг и драться, неужели никто не учил ее морали?
- Вроде того, ага, - усмешка стала тихим смехом. Действительно, как забавно и неуместно звучало всё это! Особенно произнесённое Скай. Особенно если предположить, что это должна была сказать Вуд.
- Но я передумала. Нахуй мораль. Дерись, если тебе так лучше.
«Не от всего можно спастись дракой. Хорошо бы тебе узнать это как можно позже.»
Держать дистанцию для неё – признак уважения. Между ним и наплевательским отношением грань, несомненно, очень тонкая, но она существует.
- Если бы меня заботило, что такая «милая девочка», – она театрально скривилась, произнося эти два слова, – занимается столь непотребными вещами, я отобрала сигарету и выпорола тебя ремнём.
Прозвучало, кажется, довольно самоуверенно. Когда она пьяна, она всегда так звучит. Будто абсолютно точно знает, что она делает со своей жизнью и ещё чуть более, чем абсолютно уверена в своих планах на ближайшее будущее. Какими бы они ни были. И неважно, что эта «милая девочка» скорее сама может сотворить с Алекс что-нибудь крайне неприятное.
- Так что избавлю тебя от пьяных проповедей о правильной жизни. Мне просто было интересно, кто ты такая и как тебя сюда занесло.
«Мне просто впервые за несколько недель хоть что-то интересно. Интереснее бухла и своих мыслей, пусть и совсем немного – это ты хотела сказать?»
- Пойдём. Раз уж мы вспомнили, что соседки, глупо будет идти домой разными путями. Я знаю короткий.
О том, сколько раз она по нему ходила, Алекс предпочла промолчать. Ровно как и о том, что дорога эта далеко не самая безопасная из возможных.

Отредактировано Alexis Wood (Вчера 01:09:06)

+2

8

Если падаешь на самое дно, то не хочешь, чтобы кто-то пытался тебя остановить. Гораздо легче мириться с одной только силой притяжения, делающей твою скорость больше и больше, чем с людьми, которые все еще отчаянно пытаются найти в тебе нечто, чего уже давно нет. Мне было страшно от одной только мысли, что бы сказали мои родители, если бы видели, во что я превратилась. Но их не было рядом со мной. Они не могли наставить меня на правильный путь, или же болтать со своими друзьями, сетуя на то, как неумолимо скатилась их дочь. Их просто не было. Их образ даже таял у меня в памяти, становясь лишь призрачным отблеском. Я уже не могла сказать, кто я такая. Только набор имени и фамилии? Разве эти два слова определяют меня, как личность? Сомневаюсь. Просто имя, ничего выдающегося. Обычное, заурядное, как у тысяч других людей, живущих на этой планете.

— Почему зря? — мне на самом деле интересно услышать ответ. Возможно, ей двигает приблизительно тоже самое, что и мной самой, когда я прихожу сюда и выхожу на ринг. Это помогает забыть, не помнить то, во что превратилась твоя собственная жизнь, ставшая теперь грузом, с треском рухнувшим на плечи. Нет правильных слов или фраз, не существует инструкция на такой счет. Есть только чувства, оставаясь наедине с которыми, ты чувствуешь себя безмерно жалким и ненастоящим. Потому что теряешь смысл, ту заветную нить, которая раньше вела тебя через тернии к звездам. А теперь эти звезды погасли. Как и твой взгляд.

Чуть прищуриваясь, наблюдаю за ее плавными действиями. Эта девица явно пьяна, но пока не настолько сильно, дабы окончательно потерять контроль над своим телом. Что насчет меня самой? Я трезвая, но боль становится куда более весомым опьяняющим веществом, чем если бы я выпила пару стопок виски. Она не ноющая, не фоновая, она сильная и яркая, заставляющая обращать на себя все мое внимание. Это немного злит. Делаю долгую затяжку, выпуская дым изо рта. Помогает, но только лишь на считанные секунды, не более.

— Что я должна сказать? Спасибо, что разрешила? — ухмылка расползалась по лицу от уголка губ, — Так вот, мне плевать, что ты думаешь обо мне или о том, что я выхожу на ринг. Прости уж, — пожимаю плечами, после чего сдавленно шиплю. Плечо болит, а я позволяю себе забывать от этом и двигаться неосмотрительно и неосторожно. — Мне не пять лет, чтобы мне требовалось чье-то одобрение, дабы делать то, что мне нравится. Да и вообще, одобрение нужно только неуверенным в себе людям, — понятия не имею, зачем вообще говорю на эту тему с малознакомой мне девушкой в подворотне за клубом. Сомневаюсь, что она горит желанием поучать меня или же наставлять на правильную тропинку. Хотела бы стать героем, уже давно завела бы свою шарманку с шаблонными фразами, которые так любят использовать люди в своей речи, совершенно не понимая их значения.

— Зачем отбирать сигарету, чтобы кого-то выпороть ремнем? Слишком стереотипно, не находишь? — меня забавляет этот каламбур. Я привыкла слышать непристойные предложения и пошлые высказывания пьяных вусмерть мужчин, которые считали мою фигурку симпатичной, а вот грудь слишком маленькой. Но они говорили, что это все компенсирует неплохая задница. Сколько я успела выслушать характеристик, пока дралась, уже успела сбиться со счета.

— Все так говорят. Я знаю короткий путь. Куда? Домой? Или к приключениям? Но, в прочем, плевать, — мне действительно было все равно. Я не хотела возвращаться в клуб, чтобы выслушать, какой самоуверенной была на ринге, за что поплатилась своей травмой? Мне не нужны проповеди людей, которые видят меня всего несколько раз в неделю, но полагают, что это дает им право заявлять: «Я знаю тебя!», а потом с пеной у рта доказывать, как я должна поступать. Ведь им же виднее, они же знают.

— К черту, пошли, — сигарета дотлела у меня в руках, я выбросила ее остатки в ближайшую урну, предварительно затушив. Плечо заявляло о себе слишком громко. И мне не нравилась эта боль, она была новой. Каждое движение заставляло становиться ее сильнее, а попытки хоть как-то усмирить ее, ни к чему не приводили. Может, это была не такая уж и плохая идея, выпить немного? Говорят, алкоголь притупляет ощущения. По крайней мере боль, какого бы происхождения она не была.

— По пути только зайдем в аптеку, есть подходящая по пути? — поздний час не располагал к прогулкам по всевозможным закоулкам улиц в попытках отыскать хотя бы немного обезболивающего. Оно мне было нужно. Я сомневалась, что смогу уснуть без таблеток. Скорее просто отключиться, позволив этим назойливым физическим ощущениям захватить меня целиком и полностью.

— Мне правда интересно, почему зря я отказываюсь от выпивки? Она дарит что-то, что невозможно восполнить другими поступками или препаратами? Что такого волшебного в этой бутылочке? — чуть прищуриваюсь, задавая вопрос, который мимоходом озвучила немного раньше. Мне хочется на что-то отвлечься, переключиться. Заставить мозг работать иным образом. Потому что сейчас он был занят только созерцанием повреждений моего тела. И мне изрядно настораживало, какие гипотезы он мне подкидывал. Например то, что скорее всего придется обратиться в больницу. Нужно будет придумать адекватную историю, как я получила эту травму. Возможно, придется на какое-то время забыть о выходе на ринг, ведь я начну слишком быстро проигрывать. А боец, который не одерживает побед и не может поддержать интереса зрителей — никому не нужен.

Делаю медленный вдох, затем краем глаза смотрю на девушку. Забавно, я даже не могу вспомнить ее имени. При тусклом освещении они выглядит довольно паршиво. Наверняка и мой вид не лучше.

— И как тебя зовут? Не обязательно называть настоящее имя, можешь использовать любое. Одно из моих имен ты уже знаешь, — облизываю губы, чуть прищуриваясь. Наша беседа выходит странной. И я никак не могу понять: в какое именно русло. То ли хорошо странной, то ли жутко странной. От этих размышлений меня отвлекает шум. Проулок покрыт мраком, но я могу различить какое-то движение в темноте. Человек. Возможно, не один. Какова вероятность, что они просто вышли погулять? Ничтожна.

— Короткий путь, да? Так я была права? К приключениям? — усмехаюсь, бегло посмотрев на свою спутницу. Не то чтобы я против, но именно сегодня предпочла бы добраться до дома без приключений. Но меня, очевидно, никто не спрашивал.

+2

9

Этот разговор ей нравился. Состоявший по большей своей часть из коротких обрывков, легко брошенных фраз, так бездумно и свободно, он был намного легче любых глубокомысленных пафосных размышлений и длинных речей о том, как же странно и жестоко их свела судьба. Он был похож на бой, но дружеский. Девушки осторожно прощупывали друг друга, делали ничего не значащие выпаду, открывались и снова переходили в защиту друг от друга, не будучи противниками, но...
— Почему зря?
Алекс поморщилась и не ответила. Зачем? Она не увидела смысла в объяснениях. Если Скай сама понимает, хотя бы догадывается об ответе на свой собственный вопрос, то отвечать на него вовсе незачем. А если нет, то всё равно не поймёт. Может, так оно и лучше... Вуд вдруг поймала себя на мысли о том, что действительно не желает, чтоб эта девочка знала и понимала ответ на своё «почему», хоть и догадывается, чувствует, что это пустая надежда. В конце концов, они обе здесь. Это – уже ответ.
Или, возможно, она сама боялась ответить. Об этом думать хотелось немного меньше, это не столь благородное объяснение, но и оно имело место быть. Она всегда боялась облачать в слова самое сложное, самое болезненное. Промолчать проще, промолчать лучше. Не позволять реальности ещё раз напомнить о том, в какой жопе оказалась ей жизнь.
- Прощаю. Благодарностей не надо, - она всё ещё улыбалась после смеха. Странное ощущение. Она не замечала, насколько отвыкла улыбаться, а не кривить губы в усмешке, или, того хуже, сжимать их в тонкую линию и насильно растягивать, пытаясь казаться дружелюбной и приветливой на работе. От улыбки почти стало больно – совсем немного заныли щеки, и немного сильнее заныло внутри. Девушка сделала ещё глоток, пытаясь сосредоточиться на том, что ей говорят. Удивительно, но постепенно смысл слов начал растворяться, оставляя лишь набор знакомых звуков, на которые она отвечала столь же знакомыми сочетаниями слов. И ей это нравилось.
— Зачем отбирать сигарету, чтобы кого-то выпороть ремнем? Слишком стереотипно, не находишь?
- Жалко мне тебя пороть. Так что я сначала попыталась бы отобрать сигарету, чтобы ты могла меня остановить и предотвратить надругательство над твоей... гордостью.
Ей показалось это забавным. Маленькое признание в сочувствии и понимании, спрятанное за самоуверенностью, колкостью. Алексис прикинула, сколько им придётся добираться домой обещанным коротким путём, и едва сдержала желание свернуть пару раз не туда, заблудиться, лишь бы продолжать нести эту чушь.
— К черту, пошли.
- До чёрта идти немного дальше. Но и туда я знаю короткий путь.
«Если не к чёрту, то хотя бы в Ад.»
— Мне правда интересно, почему зря я отказываюсь от выпивки? Она дарит что-то, что невозможно восполнить другими поступками или препаратами? Что такого волшебного в этой бутылочке?
Вуд с интересом покосилась на девушку. Что ж, поставленный таким образом вопрос немного менял ответ... Она-то ожидала вопроса о смысле алкоголя как такового. А речь, оказывается, идёт лишь о сравнении выпивки с иными способами забыться. Она хмыкнула и пожала плечами.
- Дешево, доступно и работает – что ещё надо?
Кажется, немного не тот ответ, которого они обе хотели. Алекс дёрнула плечами и хотела было спросить о том, почему именно сигареты и бои, чем они лучше, но не стала. Показалось, что это ничем не лучше нравоучений. Причины её не касаются, её, в целом, вообще ничего не касается. Да и разговор ушел от того, что могло бы вызвать улыбку...
- Алекс.

Улицы встретили их ночной прохладой. Разгорячённая алкоголем, Вуд едва ли чувствовала прохладный ветер, то и дело выскакивающий из-за поворотов и тёмных переулков... А если и чувствовала, то была ему рада, несмотря на все запахи, что он с собой приносил. От него прояснялись мысли, будто им тоже было зябко и они жались ближе друг к другу, облегчая опьянённому мозгу работу. Тот как раз был занят попытками вспомнить, где должна быть ближайшая аптека – а ведь она была, точно была где-то здесь неподалёку! И они её найдут. При условии, что внезапно случайно не окажутся в параллельном мире, где аптеки нет на положенном месте. От мысли об этом стало немного жутко, но забавно. Каким же ничтожеством, какой неудачницей она будет, если снова так всё потеряет...
Но неудача в этот раз нашла себе иной обличие. Шаги в темноте могли принадлежать любому путнику, такому же, как и сами девушки... Скорее двум путникам. Просто тем, кто торопится домой в ночной час. Могли, но не принадлежали.
— Короткий путь, да? Так я была права? К приключениям?
- Блять, - то ли в ответ Скай, то ли Вселенной ответила Вуд. На них вышли двое молодых мужчин; их помятый внешний вид не позволял точно определить возраст, но вряд ли они могли быть намного старше девушек.
- Э-э-э-э-эй, принцессы, а ну подождите! - раздался пьяный голос. Может, Алекс только мерещилось, или запах шел от неё самой, но алкоголем стало вонять сильнее. Она поморщилась и закатила глаза, демонстративно поворачиваясь к мужчинам.
- Отъебались бы вы и шли дальше, а, - тихо, ласково, с лёгкой улыбкой проворковала она, прекрасно понимая, что уж теперь они не последуют её совету.
Должно было быть страшно. Хотя бы немного. Может быть, она и не заметила это чувство, или за долгие месяцы абсолютного равнодушия к собственной – чужой, – жизни погребла его под скукой и алкоголем. Страшно стало потом... Но не когда один из них направился к ней, спрашивая, что она сказала, требуя повторить и угрожая. Не тогда, когда она коротко замахнулась ещё не опустевшей бутылкой, а мгновение спустя осколки звонко полетели на асфальт. На некоторых из них застыли свежие капли крови. Кровь была и на разбитой, почти лысой голове пошатнувшегося мужчины. В замутнённом взгляде растерянность и непонимание медленно сменялись на злость. Алекс крепче сжала горлышко разбитой бутылки.

0


Вы здесь » Doctor Who: Night terror » Экскурсия по Террору » первое правило бойцовского клуба...