Doctor Who: Night terror

Объявление

Зимние обновления: выкуп нужных внешностей за отвёртки, обновление акции нужных персонажей и многое другое.
Солнечный ветер неизменно прибивает к берегам обломки старых кораблей и заблудших душ, одни берега опасны настолько, что лучше погибнуть в шторм, чем оказаться на этой суше, другие же, наоборот, приветливы и дружелюбны, как наш. Так пусть судьба принесет тебя к нам, пусть волны холодной космической пыли не поглотят тебя в дальнем пути, пусть Космический Нептун окажется к тебе благосклонен, а Прокламация Теней не занесет в список преступников. Держись до последнего и не отпускай. Geronimo!
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru
Кэтрин поудобнее перехватила пистолет, аккуратно направляя его в сторону двери, за ручку которой взялся Повелитель Времени.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Doctor Who: Night terror » Песочница » Наши цитаты, игровой архив


Наши цитаты, игровой архив

Сообщений 211 страница 240 из 252

1

Мы любим ваши посты!
Но хотим знать что вам нравиться. оставьте тут цитату из поста.. и вы увидите ее в новом выпуске новостей

Отредактировано Jack Harkness (2014-05-26 00:27:03)

+1

211

Кто же знал тогда, что он станет его силой и слабостью, что воздействуя так или иначе на Янто их враги получили бы невероятное преимущество, что одна мысль о том, что с Джонсом может что-то случиться сводила бы Джека с ума, а его смерть лишила бы его любого морального кодекса и он превратился бы в безжалостного и жесткого вершителя правосудия, коим его зачастую и считали иные, не видя сути и правды, - в Торчвуде не бывает слабых людей, в Торчвуде не существует розовых очков.

Быть слабостью бессмертного, для смертного слишком опасно и опрометчиво. Быть его избранником, это и без того гонка со временем, потому что непонятно, когда закончиться песок отмеченный судьбой.

© Ianto Harkness
Dress Code

+1

212

Он это знал, и принимал эту игру, отдавая все же часть себя каждый раз когда любил по-настоящему. Джек просто не мог иначе, осознав однажды, что это единственное ради чего он хочет жить и бороться. Единствененое,  что он мог простить и принять. Поэтому он отпустил тогда Анжело, потому что не смог принять его желание обладать его проклятием. Человек, который не понимал его, предавал ради себя, не мог остаться рядом с ним. Поэтому, понял, свою команду желающую его смерти и поверившие Биллису. Каждый из них, сделал это ради любви.  Апокалипсис несущий смерть,был не так страшен, как потерять смысл жизни. Потерять того, кто дороже жизни. Смысл, которым он по сути и является. Как удары сердца, когда он рядом.

© Jack Harkness
Dress Code

+1

213

- С ним случилось что? Что «то же, что и с тобой»? – он переспросил, не то чтобы не понимая, о чем речь, но, скорее, не имея никакого желания принимать это буквально. Если Джек не использовал сейчас некоторую метафору, то очень, очень плохо. Кому-то. Будет, непременно.

- Безрассудное, глупое, необоснованное ребячество, - наконец, негромко произнес Доктор, сверля взглядом Харкнесса. Сейчас Повелитель Времени, как мог, сдерживал себя, цедил слова по одному и избегал взрыва, изначально казавшегося неминуемым. Да будь его воля, он бы уже давно запустил в Джека сервизом, начав с аккуратных чашечек, вдогонку продолжая ровными, расписными тарелками, а заканчивая весомым заварочным чайником. Но ни одной, ни самой маленькой, с треснувшей ручкой чашки просто не было под рукой, и дать волю своему гневу в таком неприхотливом виде таймлорд уже не мог. Если где-то у них и таится сервиз, спрятанный подальше от неуравновешенных гостей, то ему сегодня суждено остаться целым, - Ты с ума сошел!

© 10th Doctor
Would you like a cup of coffee?

Я аплодирую стоя! Мне есть на кого ровняться.

+1

214

Вся жизнь, это сплошное да/нет, черное/белое и кажется, что все просто, легко и понятно. Кажется, что иного не дано. Но, это лишь иллюзия. Встав во главе чего-то, человек осознает, насколько глобальные последствия его выбора, насколько они влияют на жизнь тех, кто у них в подчинении, кто доверяет им и верит. Люди, в своем большинстве, не знают, как порой сложно принять то самое, важное решение.

Он видел решения, которые принимались исключительно из эгоистических целей, видел решения, что были приняты во благо человечества. Видел те, что диктовала любовь, и те, что вела рука мести. Он видел разное, многое, и оказавшись на пороге личного вопроса застрял, в нерешительности, в наивном ожидании, что кто-то примет решение за него.

- Мне надо уехать, - произнес он в то утро, надеясь, что голос не дрожал в нерешительности. - По работе, в Россию, - добавил он, кидая взгляд на Джека. Тот принял его решение со свойственным ему напускным спокойствием. Янто слишком хорошо знал супруга, чтобы верить в это спокойствия. Огням инквизиции на дне его глаз, он верил охотнее.

Ему нужно было время, даже если это несколько часов в небе, между Лондоном и Москвой. Даже если в аэропорту незнакомой страны, его встретит Джек, заложив руки в карманы брюк. Ему, нужно было время.

И стоя перед весами, где на одной чаши лежало человечество, а на второй его отношение с Джеком, Янто мешкал, не зная как нарушить это равновесие, хотя, кажется, давно знал единственно верный ответ. Но он мешкал, и бежал. От Джека, от человечества, от ответа. И, от себя.

Даже бессмертным порой требуется отдых, даже бессмертным нужно время на осмысления и принятие правды жизни.

Ianto Harkness
Расскажи мне. Расскажи мне все. Еще раз.

0

215

Raymond написал(а):

Рэймонд был эталоном спокойствия только что регенерировавшего таймлорда. Подумаешь, побегал по консольной в поисках одежды – это было необходимо! Подумаешь, захотел мороженное – рожок в его руках оказался настоящим оружием! Но ведь в остальном Рэй казался вполне адекватным: слушал Сириану, возражал и… катался на кресле, отталкиваясь ногами то от одной панели управления, то от другой.
- В-у-у-п-в-у-у-п. – Протянул таймлорд, вытянув губы трубочкой. – А я ТАРДИС. Маленькая белая ТАРДИС в пушистых тапочках. Разве я могу чем-то навредить Вселенной? Или невинным людям? Да я намерен лишь только бороздить просторы космоса в поисках мороженного!

Raymond написал(а):

- Согласен, нужно сначала понять, куда нас занесло, а затем продумать…
Рэй грубо выругался, оборвав себя на полуслове. Колёса кресла снова закрутились. Он начинал медленно скатываться к выходу. ТАРДИС меняла направление сил гравитации, создавая иллюзию наклона пола. Таймлорд крепче вжался в поручни стула, крикнув напоследок:
- Это не честно!
Так Рэймонд и покинул ТАРДИС: с руганью, криком, верхом на стремительно движущемся кресле, в махровом халате и шерстяных тапочках. Скорость «маленькой белой ТАРДИС» на выходе составила порядка десяти миль в час, а до столкновения с ближайшей стеной оставалось не больше двух метров. Рэймонд попытался нащупать ногами пол и оттолкнуться от него, что привело к болезненному падению. Но движения это не прекратило, и уже в скольжении таймлорд ещё более болезненно встретил на своём пути стену. И с грязной руганью остановился окончательно.


don't say goodbye

0

216

Она училась, лучше всего оставаясь одна. Это было легко уйти оставив одну в темноте, тем временем находясь рядом и наблюдая. Страх постепенен переставал быть чем-то чужеродным. Она приняла его так же как меня. Мы стали тенью этой планеты и все начинало походить на однообразный кошмар.
Я возвращался окровавленным, она знала, это чужая кровь и не спрашивала о том, кто это был. Готовила еду и мы сидели рядом, не вспоминая о прошлом. Я не хотел вспоминать о прошлом. Не хотел чтобы меня искали, пока первым не захочу этого.
Животное, оставалось с нами. Прирожденный охотник, спал в моих ногах. Генетики, а это было выведенный в специальной лаборатории организм, отдали бы свою жизнь за то чтобы узнать мой секрет. Животное не должно было вести себя так, ища моего одобрения и ласки. Меняя окрас, оно прижимаясь с земле, искало моего одобрения. Оно было животным, как и я. Оно искало подобного себе и нашла.

- Рыжая - не хочу называть ее по имени, мне нравится так. Так же как нравится свет ее волос, меняющийся в отблесках восходящего солнца. Рана на ее ноге, похожа на ожог, теперь у меня больше проблем, меньше возможности выжить имея на руках такую ношу. Животное как нашкодивший щенок возвращается и пригибаясь ползет к нам, и скулит. Хватая его за загривок пригибаю к земле.
- Знал что он придет? Знал? - вырывается, но не рычит. Если бы у меня была собака, то она была бы похожа на него. Он все понимает и ничего не может сказать.

Gray, run for your life

+1

217

Jack Harkness написал(а):

Их прошлое, всегда было похоже на борьбу. Если вернуться назад, что Джек признался бы в том, что всегда выделял его. Оуэн был тем, кто трезво оценивал любую ситуацию. Он видел истину, одевая ее в сарказм ради душевного спокойствия. Он знал, как выжить в этом мире и не сойти с ума. Как и Джек, вот только сейчас речь шла о другом. О том, как Джеку вернуться к прошлому, для того чтобы начать все сначала. Как понять, что думает каждый о том, что случилось год назад и что будет дальше.


нерассказанная история

0

218

Ночи были его. Он знал про это. Не умеющий спать, не знающий усталости, лишь впитывающий воспоминания, и чем их было больше, тем четче становилась картина мира. Он помнил совместные охоты, прогулки по крышам зданий, на которых никогда не был, долгие разговоры и робкие планы на то, что может у них быть. Он помнил, но не чувствовал привкуса воспоминаний. Ночь для него была временем проб и ошибок, осознания того, что он есть, кто он есть и что делает на Станции, до которой так просто не дотянуться с Земли. Это было всецело его время. Когда можно было расставить все точки над «i», попытаться разобраться в том, что было его, а что лишь иллюзия собственности. Едва Джек проваливался в глубокий сон, он выскользнув из постели, занимал ставшим родное кресло, и часами смотрел на Солярис, ища в его пучине ответы на тысяча и один вопрос.

Он не хотел знать, но узнал. Он не хотел понимать, но понял. Его не спрашивали о собственных желаниях, потому что своего, по сути, ему и не было дано. Он просто узнал и постарался с этим смириться, найти что-то положительное для себя, для Джека, для Соляриса. Созданный неизвестно для чего, то ли с целью свести с ума, то ли в подарок, он не знал, зачем весь этот эксперимент Океана над теми, кто не ведал жизни в полной мере. Он не понимал, был ли проклятием, или даром, дано было ему свести с ума, лишив рассудка и возможно чести, или все куда проще, и он награда за страдание, за то, что было отдано на благо других. Он не знал, но принял свое решение, - знать правду, верить в слова, быть возможностью сказать «прощаю».

Он не осуждал, кротко приняв свою судьбу, восставший против жажды чужих, неизвестных мыслей. Он не будет его проклятием, он станет благодатью, станет благодарностью, нежностью, прощанием. И столкнувшись тогда в коридоре с Мэсом, он был тверд в решениях, словах, поступках. Конец придет всевластию смерти, ее тоске, ее забвению.

Сойдя с ума, они свой разум сохранят Ianto Harkness

0

219

Maccon Ward написал(а):

Время скорби, которую скрывал каждый, думая о том, что такова их судьба и никто по-настоящему не был готов к этому.

День похорон, на столе Мака все еще лежит не дописанный отчет, где есть пару слов о той, чья записка все еще лежит в ящике его стола. Девушка которая оставила ему маленький привет и о которой он умолчал, не желая чтобы еще один человек узнал об обратной стороны смерти. Он ничего не хотел, лишь увидеть еще раз ту, с кем сейчас все прощались. Поехать на кладбище и увидеть как обряд придуманный людьми, не приносит утешения.
Он хотел забыть это день, чтобы не верить в правду.

Katherine Vein написал(а):

- Анна? – в свою очередь спросил он.
Вейн лишь отрицательно покачала головой. Оглядываясь назад, Кэтрин вспомнила, что морок не отозвался на ее призыв покинуть здание, как и не пытался связаться с ней телепатически после того, как здание обрушилось.
Темное тяжелое предчувствие заставило все внутри похолодеть.
Когда Мак ринулся к обломкам, Кэт, последовала за ним, время от времени выкрикивая имя Анны, пробираясь через обломки и кашляя из-за бетонной пыли, кружившей в воздухе.
Осознание того, что произошло самое страшное и непоправимое пришло к ней, когда она увидела напряженную неподвижную фигуру Уорда, остановившегося спустя всего несколько минут после того, как они приблизились к развалинам, что раньше были зданием.
Не ходи туда, - прошептал внутренний голос.
Но ноги упрямо двигались вперед. Из груди вырвался всхлип, когда она увидела искореженное тело, как две  капли воды похожее на ее лучшую подругу.

Katherine Vein написал(а):

- Она как-то обмолвилась, что Земля не покорила ее с первого взгляда, однако, даже не смотря на первое впечатление, она осталась здесь, оберегая планету и помогая людям. И я изо всех сил надеюсь, что в какой-то момент, она смогла назвать Землю своим домом. Пусть прибытие на эту планету не было ее выбором, но спасение ее жителей – был. Она отдала свою жизнь за нас, и я, как думаю многие, не забуду об этом.

Хроническое невезение

+1

220

Talia Morgan написал(а):

-Хватит крови, -элийка неспеша подошла и присела на колени, находясь слишком близко к наемнику, слишком близко чтобы ударить, слишком близко чтобы видеть его глаза и щелкает замочной скважиной замка, наручники безучастно звякнули и замолчали, Даарио и без этого мог спокойно уйти,-хватит. След что тянется за тобой потемнел от крови, твоей и чужой, не так ли? В конце концов ты не пленник, а мы не надзиратели. Ты свободен. Можешь идти вон дверь, или через окно удобнее будет?


Triskelion

+1

221

Jack Harkness написал(а):

Быть живым и настоящим, в тот самый момент когда другой остановиться и подумает правильно ли он жил. Я знал ответ и шел напролом, в тщетных поисках окончания своего пути. Знаю правду, там нет ничего кроме темноты и одиночества. Вот только почему? Почему я не хотел возвращаться понимая, что никто больше не ждет? Какая была разница в этом свете и том?

Путь домой

+1

222

Ianto Harkness написал(а):

Разминая шею, сидя в кабине пилота, за несколько минут до взлета, Янто прикрыв глаза, улыбался сам себе. Небольшая традиция, личная традиция, вспомнить синего неба в глазах отдельно взятого человека, который теперь, обретя плоть и кровь, был его жизнью. Он улыбнулся, обещал, мысленно, вернуться, и вывел самолет на взлетную полосу. Ни каких больше посторонних мыслей, ни каких шуток, ни каких переговоров вне рабочего характера. Они профессионалы. И они собирались сделать невозможное.

Ianto Harkness написал(а):

Они разрезали небо на множества кусочков, и тихо посмеивались, после каждой успешно продемонстрированной фигуры, оставаясь при том в напряжении и высшей степени концентрации знаний, опыта и талантов. Семь боевых машин, махнув на прощание крыльями своим зрителям, и слыша, как с земли им передают овации, заходили на посадку, когда Янто понял, что с ним что-то не так. В какой-то момент, он снова почувствовал липкий страх, застилающих глаза пеленой. В какой-то момент, он понял, что не способен сделать полный вдох.

Fate

+1

223

John Hart написал(а):

Первые несколько секунд, казалось, что дыхание перехватило, а глаза полны облаков. Но, ощущение невесомости тела, того, что небольшой поворот им менял траекторию самого полета было непередаваемо. В расцвет парашютной спорта на Земле, в конце двадцатого века, я не раз прыгал с рюкзаком за спиной, просто потому что хотелось увидеть стремительное приближение земли, как она тянет на себя, распахивая объятья в виде зеленых густых лесов, водной глади, такой обманчиво мягкой и гостеприимный, или просторных лугов. Здесь, этого не было. Здесь все было иначе. Облака расступились, крылья раскрыты и свободный полет уходил в контролируемое движение вперед. Тело быстро приспособились к новым возможностям, и я просто вытянулся, следуя за пыжей бестией вперед, плавно двигаясь к земле, к той, что не была рада непрошенным гостям.
Твердая поверхность, шаг, два, короткая пробежка и вот она, остановка, с которой заканчивается это чувство легкости, покоя, свободы. Мы вновь ходящие на двух ногах люди, мы больше не парит над облаками как птицы. Наверное, если бы я верил в реинкарнацию, я хотел бы быть жителем неба в следующее свое рождение. Наверное, не будь я столь палок земной красотой, я чаще тянулся бы к возможности расправить плечи и подняться ввысь.

John Hart написал(а):

Мир дышал на исходе своего времени, задыхаясь своей историей, жестокостью своих детей, что в погоне за наживой, не замечали, как губят собственную Мать. В таких мирах, мне был жаль саму планету, что в агонии стремилась обеспечить детям все, отдавая им последние силы. Гея умирала, и лишь слепой не видел этой смерти. Я стоял, почти на краю, крыши и смотрел на возможно последние дни, а может и часы, жизни планеты, находя их самыми чарующими. Именно в такой час, с ощущением дыхание смерти, открывалась, истинна, скрытая годами за масками лжи, притворство, вражды. Именно в такие моменты, раскрывалась душа, обнажая дряблые струны жизни, и молила о спасении. Именно в такие мгновения, наступало откровение и честность пред самим собой. Я знал это. Я видел это множества раз, сотни душ были когда-то обнажены пред мной, и трепетали в надежде о пощаде или милости. Сотни тех, кто на пороге смерти верил в милость Богов, а не найдя ее впадал в отчаяние и проклятия. Сотни раз я наблюдал как жизнь уходит, преклонив колено перед вечной властью Смерти, и каждый раз смотрел на это с трепетом, находя в этом воодушевление, умиротворение и даже покой. Перед смертью были равны все, старики повидавшие многое, молодые, лишь начавшие свой путь жизни, города, тонущие в стонах и море рук и лиц, обращенных в молчаливое небо. Это зрелище заставляло замереть, прежде чем сделать шаг вперед, спасти или убить.
- Пошли, раз уж пришли спасать их.
Я, словно, очнулся от наваждение, или сна, пошатнулся, и отступил от края. Мое время еще не пришло. Это не моя смерть стоит у меня за спиной, в молчаливое ожидании новых душ, не мой последний вдох предстоит ей забрать.

live in the never

+1

224

Жестокая правда жизни. Копия не может быть лучше оригинала, ей всегда немного, но будет не хватать до нее.

Джек Харкнесс это насмешка над жизнью, созданный для покорения мира, который, в итоге, ему не нужен. Этому Джеку нужен не мир, а человек, которого он потерял.

- То был мой выбор, Джек, - в голосе едва скользят валлийские нотки. Он целует внутреннюю сторону ладони, линию жизни Джека Харкнесса, бесконечную, как и череда его потерь, горькую, как и его самая большая потеря. – Ты, не виноват, - твердо и холодно добавляет молодой мужчина, и тянется всем телом к тому, кто ему был всем на этой станции. Короткий, едва ощутимый поцелуй, так похожий на тот, последний, их поцелуй в том здании.

У них слишком мало времени. Оно и к лучшему. Когда его слишком много, остается иллюзия, что все еще успеется. Но, это не так. Никогда ничего не нужно откладывать на потом, потому что этого самого «потом» может никогда и не наступить.

Он, вопреки всему, четко ставит границы себя и прошлого. И эти границы обжигают собой его мир.

. – Никогда не сожалей, что у нас были «мы». Я об этом никогда не жалел.


Сойдя с ума, они свой разум сохранят ( с) Ianto Harkness

0

225

- Только не говори, что я тебе что-то пообещал, и не выполнил, - произнес я ставя оценку в тетради, и закрывая ее, чтобы потянуться за следующей.
- Хуже. Ты выкинул мой французский в мусорное ведро, - вот это совсем плохо.

Я не хочу забывать. Это слишком просто, и в то же время тяжело. Я хочу помнить улыбку, запах кофе по утрам, касание пальцев, планы на будущее, как одно из самых светлых воспоминаний о нашем так и не состоявшемся настоящем.
- Я научился с этим жить, как однажды и ты научился жить с грузом памяти и совершенного когда-то, - отнимаю ладонь от лица, так и не раскрыв глаза. Почему-то сейчас так сложно смотреть в эти свои_чужие глаза. - Я хотя бы не бегу, почти достижение, - хмыкаю и замолкаю, задумываясь о своем. Может, его мысль о том, что мы не такие и разные, имеет смысл и повод на существование, но, мне необходимо быть другим. Это похоже на отчаяние того, кто не хочет сдаваться просто так, без боя, без возможности быть собой, отстаивать себя.

Так пусть же хоть где-то господствует жизнь. Она обязана рассвести хотя бы в одном из нас двоих. Свое время я упустил. Так может, стоит протянуть ему руку помощи? Так уж случилось, что сейчас именно я могу помочь, а не наоборот.
- Тета, - тихо зову, озаренный мыслью. Я не искал Розу, потому что верил, что она в порядке. Не искал, не видя смысл. Но, сейчас, это почти мой долг, найти и вернуть ему. Передать с рук на руки, как однажды, он доверил мне ее жизнь и завещал приглядывать за ней.

John Smith
А ты скажи мне правду, был я или нет

+1

226

На первый взгляд высота равнялась примерно классической пятиэтажке, а Роза и не думала закрывать глаз или сгруппироваться на худой конец. Она уже слышала однажды, что безрассудство Доктора от невозможного объема знаний в его голове и опыта, а её - от доверия. Что может случиться при падении на облако? Вот именно.

- Это что, аттракционы? - за самым большим шатром мелькнуло что-то похожее на колесо обозрения, но тут же пропало. Или это свет так упал? Роза сама потянула Доктора за собой в ту сторону и обойдя половину ярмарки они и правда остановились до висящего чуть выше плато - с подходящими к нему широким ступенькам, - со множеством маленьких и больших аттракционов, от одного взгляда на которые у девушки захватывало дух, - А чем здесь платить? Я могу что-нибудь забрать с собой? - ухватив его за плечо она чуть не прыгала от восторга, точно как ребенок. Хотелось сходить и туда, и сюда, и унести с собой в ТАРДИС, а затем и на Землю - половину всего что предлагали местные торговцы.

- Мне кажется, всё в этом месте иллюзия, может в том чае "по особому рецепту тайм лордов", - передразнивая тон Доктора, Роза свободной рукой отбросила со лба пряди волос, как иногда он откидывает челку, - Было что-то помимо чая?

Rose Tyler
Где-то далеко золотом горят наши города

0

227

- Не бойся. Ты еще ничего не видел - беря за руку малыша не думая сейчас о том, что нарушает правила, повторяя за тем кто был его молодым продолжением предложил - Тета не боялся нового? Ты помнишь? Верь мне. Верь нам. Однажды придет время и ты поймешь то о чем услышал сейчас. А если этого не случиться, то это будет просто самым лучшим воспоминанием в твоем жизни, но сначала - продолжая сжимать ладонь мальчика Доктор подвел его к консоли.
- У тебя есть друг? - вопрос вызвал образ другого мальчика. Когда то давно он считал его своим другом, потом все изменилось. Что-то сломалось в том, кто как и он стал частью повелителей времени. Он потерял своего друга в тот день когда пришла война.
- Она будет твоим другом - ладонь старшего легла поверх консоли, отпуская малыша.

История учит тому, что ничего не происходит просто так. Времена меняются, люди и их наряды. И все же они стоят на месте. Спираль времени с цикличностью повторяет одни и те же события, до того самого момента как вы не поймете. До поры как преподанный вами урок не будет выучен до конца. Вот только Доктор не мог понять, что за урок он должен был вынести сейчас.

Jack Harkness (9ый Доктор)
Ich bin schneller als das Licht

0

228

- Буцефал! - Громогласно обратился Рэй к своей ТАРДИС, испытывая новёхонький голосовой интерфейс машины времени. - Так какой у нас план?

- Рэймондралонумрелундар. - Поправил Рэй соотечественника, важно произнося своё полное имя. - Выходец Великого Дома Редлум Части Патрекс. Бывший Агент Небесного Невмешательства, бывалый вояка Великой Войны и прочее, и прочее.

- На Войне ты был молчаливее. - Лишь кратко подметил Рэй, выкрав пару драгоценных мгновений тишины. - Не брезгай этим великим навыком — немногословность иной раз может спасти твою жизнь.

- Зачем сразу в Тардис, чего ты там не видел? - Пустословил Доктор. - Лучше давай прогуляемся? Осмотримся. Это ведь такой уникальный шанс, увидеть, как жили древние.
Хорошо, что на Рэймонде до сих пор был противогаз, иначе от выражения его лица Доктор точно растеря бы к нему все те жалкие остатки доверия, которые едва-едва сохранились меж двух сородичей. Шляпник пылал от злобы! Это было невыносимо! Выше всех человеческих и инопланетных сил! Чересчур даже для таймлорда!

- Твоюж мать, Доктор! - Невежливо, но намного спокойнее, чем ожидалось, вмешался в рассказ Шляпник. - Ещё хоть слово, и я клянусь — собственноручно принесу тебя в жертву Юм-Чаку. Утоплю в ближайшем колодце, ей-богу!

Рэймонд вскочил на ноги, бегло оглядываясь по сторонам. Нет-нет-нет-нет! Всё должно было быть не так. Шляпник не должен быть тут! Он должен был оказаться в консольной управления, наблюдать за тем, как Доктор окажется загнанным в угол, а потом, в конце всего, нажать на одну из кнопочек панели управления и выбросить таймлорда за борт. Прямиком навстречу его смерти.
А что же в итоге? Где оказался Доктор и куда только занесло Шляпника?!
В ярости Рэй сорвал с запястья браслет и швырнул его в стену.
- Д-О-О-О-К-Т-О-О-Р!

Raymond
Mystery of The Maya

0

229

Мартин безмолвно позволил затащить себя в подворотню, где порой, тёмными ночами всякие маньяки со всякими милыми девицами делали всякое. Кажется, Кошмар мог даже вспомнить адрес одной из таких девушек. Или хотя бы цвет занавесок... Пришелец ухмыльнулся. И тихо рассмеялся, хотя взгляд его остался совершенно спокоен.
- Я? Убиваю их? Вы о ком, мужчина? У Вас всё в порядке? - прозвучал изо рта мужчины тонкий женский голосок и существо указало на зажатую в руке Доктора отвёртку:
- И зачем Вам эта палка?

- Торчвуд... Наслышан. Я от смерти ушел, я от ЮНИТа ушел, и от твоих ручных землян тоже уйду.
Так себе аргумент, конечно.

Провокация. Старая добрая подруга того, кто не может врать сам и не желает, чтобы лгали ему в лицо. Даже если она не сработала, как и случилось на этот раз, пользы от неё немало. Во-первых, оппонент почувствует, на что вы способны. Некоторые назовут это минусом, но для умельца это совершенно не так. Во-вторых, это просто очень и очень забавно!

О да, это была именно та самая будка, о которой столько разговоров! Синяя и больше изнутри. Интерьер мало отличался от того, что морок помнил из чужих воспоминаний, но странного ощущения, когда заходить в будку-больше-изнутри они в полной мере передать не смогли. Несомненно, всё это было крайне любопытно, но внешне он старался не подавать виду. Получилось не очень хорошо, ведь это человеческое лицо, увы, по природе своей оказалось довольно эмоциональным. Но не беда. Огонёк в глазах Кошмара ведь можно принять за восторг... Весь все просто обязаны восхититься будкой Доктора, он этого так и ждал!
Мартин хмыкнул и по-хозяйски поставил почти пустую кружку прямо на консоль, распространяя уже заметно ослабевший, но ещё такое заманчивый и сладких аромат кофе.

В итоге он облюбовал себе местечко на декоративных перекладинах, усевшись на одной и болтая ногами.

Мartin
горизонты снов

0

230

Роза знала, что в той самой квартире так никто и не поселился. Вернее, была одна семья, но они съехали ещё шесть лет назад. Она даже не задумывалась, зачем вообще проверяла это, но так почему-то было спокойнее.
Пройдясь по знакомым местам в округе и стараясь не вдаваться в тяготящие душу мысли о том, как всё в итоге обернулось с ними всеми, Роза уверенно отправилась в предпоследнее место, к которому тянулась всё это время, прям перед кафе с лучшими в мире чипсами.
Торговый центр "Henrik's" заметно изменился со дня, когда один Доктор с радикальными методами взорвал здание.

Роза резко развернулась на звук, ожидая увидеть что угодно, но не материализующуюся из ниоткуда синюю полицейскую будку.

Нельзя исчезнуть из чьей-то жизни на много лет и ждать распростертых объятий и счастливых возгласов. Раньше – может быть. Роза не чувствовала ни злости, ни отчаяния, - больше нет, - но она помнила, помнила всё слишком хорошо. Она даже сама не успела среагировать на собственный порыв, а резко занесенная ладонь уже оставила на щеке тайм лорда обжигающий след.

Rose Tyler
But you will remember me for centuries

0

231

Вечно нетерпеливый, вечно стремящийся успеть во все точки вселенные разом, вечно набегу. Хмыкаю, помогая, и действуя куда более аккуратно с той, что подарила столько прекрасных путешествий. В этом, мы с ним, однозначно, совершенно разные.

Роза Тайлер нашлась сама. В Лондоне. В том самом центре, где впервые встретилась с Девятой Регенерацией Доктора. «Спасибо, Тардис», мысленно поблагодарив синюю будку я улыбнулся и мягко подтолкнул Доктора в сторону той, кто ему нужна была куда больше, чем метакризисный клон.

- Иди к ней, - произношу с легким нажимом, словно Доктору не девять сотен лет, А от силы девять земных, человеческих лет, и он мальчишка, который увидел девушку, что запала в душу. Впрочем, может я не столь и далек от своей истины, относительно его и ее.

- На самом деле, он очень рад тебя видеть, - вновь беру слово, и улыбаюсь той, кто всегда была для меня больше сестрой, нежели возлюбленной. – Как, впрочем, и я.

- Тета, если ты продолжишь стоять как вкопанный, я откажусь принимать факт нашего родства.

John Smith
But you will remember me for centuries

0

232

Целых двадцать минут, она сидела и ждала, не выпуская из поле зрения дверь, ожидая, когда ее муж явиться ко сну. Она не ревновала его, она ведь выше этого мерзкого чувства. Она просто знала, он принадлежит ей, пусть и одержим своими барабанами.
- Ты. Опоздал.
<...>
- Есть что сказать?

- Алкоголик, - бросает она, ведомая собственными демонами души.
<...>
- Эту ночь, как и все следующие, ты проведешь в своем любимом кабинете, - о нет, не про кабинет она хотела сейчас сказать, но в последний момент удержалась, чтобы не послать его дальше, например в конференц-зал, где был Доктор, или на нижние этажи, где был бессмертный капитан. Кабинет. Нейтральная территория. И всецело, - его.

Ей вдруг стало холодно, но не внутри, а на физическом уровне, и она машинально потянулась, прикрыть оголенное декольте, что соблазнительно выглядывало обрамленное черным кружевом ее халата. Она не боялась. Ей просто было холодно. От того холода, что исходил от ее супруга, от прохладного воздуха, что тянул с кондиционера, от того, что здесь, Среди облаков, не было ничего родного и близкого.

Едва за ним закрывается дверь, как на пол их спальни летят бутылочки духов, косметика и все то, что всегда служило ей честью и правдой. Все, с туалетного столика, летит на пол, В бессильной и почти беззвучной ярости, потому что никто, никогда и ни за что не имеет право поступать с ней так. Даже Мастер. Даже Гарольд Саксон, ее супруг, который так многое обещал ей и так мало дал взамен. Он не имеет право обращаться с ней так, как он это делает со своими игрушками, она не игрушка того, кто сошел с ума в своей погони за большим и лучшим, за миром, до которого ей нет дела.

Она хочет своего мужа обратно.

Одиночество не закалило ее, не дало сил двигаться вперед, вопреки всем устоям мира. Оно нашло брешь в ее системе координат жизни и ударило по самому больному. Очередное указание на свое место выбило землю у нее из под ног. Очередное доказательство, что она не нужна, больно ударило по сердцу, заставив ее проявить слабость в виде слез. Она не стала сильной. Она стала слабой, утратив с силой и гордость. Люси не за что было сражаться. У нее не было никого.

- Нет, - слабо произносят губы, потому что голос не слушается.
- Нет, - тверже произносит миссис Гарольд Саксон, отталкивая от себя того, кто считается ее супругом.
- Нет, - твердо произносит она, довольная тем, что ее голос не дрожит, и не выдает ее с головой.

Он предлагал ей золотую клетку, в которую она должна была войти с гордо поднятой головой. Он предлагал ей то, что она хотела, но она больше не верила. Оставшись один на один с собой, она так и села на пол, где стояла, чтобы подумать, чтобы притянув колени к груди, уткнутся в них лбом и разрыдаться, как не позволяла себе раньше. Эта была не истерика. Люси вообще никогда не истерила, хотя кто бы ей запретил подобное. Люси Саксон плакала, выпуская со слезами все, что не могла сказать.

Выплакав все свое горе и судьбу в эту ночь, оплакивая заранее всех, кого она знала, кто уже погиб или кому предстоит, она не чувствовала ничего, кроме холодной пустоты, которую должна была страшиться, по идеи, но даже страха не было.

Через несколько мгновений, она уже стояла в кабинете, отрезав внешний мир дверьми, на которую облокотившись, смотрела спокойным взглядом на мужа. На безымянном пальце красовалось холодное, как и внутри нее пустота, обручальное кольцо, отливающее блеском скромного камня, когда на него падал свет. Она стояла, и смотрела на того, кто принес в ее жизнь столько сумбура, столько боли, столько горечи и слез. Она смотрела на того, кого любила, ради которого пошла на все, даже на то, чтобы стать соучастникам в его безумии. Она смотрела на него, не решаясь сказать всего, что крутилось в голове, пока она приводила себя в порядок.

John Hart (Люси Саксон)
Убил бы тебя, твоей же пилочкой для ногтей! [альтернатива]

0

233

Запертый в собственном сознании как в ловушке. Это был уже не океан, в котором я тонул, и даже не озеро. Это была стеклянная тюрьма, которая не пропускала ни одного звука, ни одного шепота. Я бился в ее стены, бился ради собственного спасения, а в ответ лишь тишина от тела.

«Отпусти!» как единственная мысль полная отчаяния. «Зачем я тебе?» как немой вопрос к тому, кто слишком многое натворил, чтобы был воспринят так же, как и Доктор. Хотя, тот тоже не пользовался у меня популярностью.

Заключенный номер 000, как можно назвать самого себя. Заключенный в теле, которое функционирует на автомате своих возможностей, на автомате съев банан ушло искать мусорное ведро. Насмешка чертовой судьбы.

Остановившись на очередном перекрестке коридоров, слегка почесываю висок, такое ощущение, будто давит что-то изнутри, но что, я не знаю. Мне не до этих мыслей, тем более, когда за поворотом мелькнул край знакомой шинели. «Джек?» Удивленно думаю, стремясь разгадать этот пазл. Но, ведь я его лично застрелил, а потом мы поспешили к Тардис, он не мог проникнуть вовнутрь. Или мог? Это же капитан Джек Харкнесс, бессмертный настолько, что вернулся, не смотря на все ужасы жизни. Вернулся к команде. Ко мне.

- Да стой ты уже!
Не выдержав крикнул облокачиваясь на стену коридора и устало прикрывая глаза. Этот бег выматывает, как и вина, что сидит где-то под ребрами, заставляя сердце бежать быстрее, самому бежать быстрее, чтобы поймать и извиниться за то, что случилось, за то, что я оказался слабее, чем хотел бы быть, чем надеялся быть.
- Джек, - выдыхаю, садясь на пол коридора и опускаю низко голову. Бег выматывает.

John Hart (Янто Джонс)
Усмешка Судьбы: одна на троих

0

234

- Ты, не Питер. Ты, ушел выбрав смерть! - слова словно бы долетали из другого  мира, где была только боль и страх и темнота, но эти слова произносил, не другой, а я. Принимая ту реальность, что скреблась в моей черепной коробке, исследуя и получая положительный отклик.

© Gray
Итальянские каникулы?

+1

235

Я часть Сенсоры, что обрела плоть и кровь, вновь. Я изгнание мира, который течет в моих жилах памятью предков и их знаниями. Я невозможность, шагнувшая за грань, ради одной единственной цели, - тебя..


© Peter Carlisle
Итальянские каникулы?

Отредактировано Gray (2017-05-04 23:01:39)

0

236

В тот момент, когда будка переделывала газовую плиту в модель образца 3011 года, что-то пошло не так.

Идрис и ее творчество!
Соседи из будки

0

237

Цитата, за которую Мастер попадёт в котячий ад с погрызенными тапками.

- Той милой пижаме с морковками? Полагаю, что уж такое-то проявление симпатий я явно не приму. Что подумают люди? Со стороны мы выглядим словно маленькая хомячиха и здоровущий банан!

Точно попадёт...

По уровню интеллекта мисс Кэрролл можно было не одну диссертацию защитить, притом вселенского масштаба. Так что к своей временной компаньонке Мастер был настроен крайне подозрительно.


© The Master
Серый Волк и Хитрая Котейка

Отредактировано Beatrice Carroll (2017-07-10 14:44:15)

0

238

В тишине и холоде, спящий и не видящий снов. Я был идеальным заключённым. Не ворчал, не устраивал забастовок, исправно соблюдал режим заключения и не пытался напасть на охрану с целью сбежать. Даже в те дни размарозки, что были крайне любопытны, я лишь изучал окружающих меня, делал мысленные выводы и заметки, и ждал, когда они расслабляться и можно будет атаковать.

Abraham Peter Carlisle удуши поганца  (с)

Отредактировано Gray (2017-08-16 20:05:17)

0

239

Мне настолько зашла эта фраза, что я просто не могу не...

- Итак, многоуважаемые мои психи, прошу за мной! – с этими словами Доктор вышел в окно.

Большое, сложное слово, но настолько грустное

Отредактировано 12th Doctor (2017-09-11 23:41:00)

0

240

Рэймонд как раз открыл глаза и взглянул на виновника собственных испорченных нервов, по чьей милости таймлорд столь неразумно превышал дозировку наркотических веществ. Но, как бы Шляпник не сверлил Кошмара затуманенным взглядом, не пытался вернуть недавнюю злобу и ярость, метадон был неумолим: никакого желания откручивать голову этой кладбищенской страхолюдине уже не осталось. А жаль.

Опиаты – это как раз то, что сейчас было нужно Шляпнику. Уже пару минут спустя Рэймонд блаженно улыбался, успокоившись настолько, что, пожалуй, его бы сейчас не побеспокоило даже совокупление далеков за барной стойкой.

The Disinterment
Raymond

0


Вы здесь » Doctor Who: Night terror » Песочница » Наши цитаты, игровой архив